999 руб.
/
1500 руб.
-33%
Экономия 501 руб
1999 руб.
/
2500 руб.
-20%
Экономия 501 руб
4990 руб.
/
5850 руб.
-15%
Экономия 860 руб
499 руб.
/
790 руб.
-37%
Экономия 291 руб
Аналитика. Обществоведение
12:53, 03 Декабря 2008

12

Судьбу первого в Карелии судебного процесса по делу о коррупции решит народ в лице 12 присяжных заседателей.

Валерий Панов
Валерий Панов


Суд по делу бывшего и.о. министра природных ресурсов Карелии Валерия Панова, обвиняемого во взяточничестве и незаконном предпринимательстве – событие для республики беспрецедентное. Не потому, что это первый в Карелии судебный процесс над высокопоставленным чиновником по делу, которое прокуратура квалифицирует  как "коррупционное". Уникальность процесса над Пановым в другом – двенадцать "простых людей", как назвал присяжных на первом заседании адвокат Владимир Югансон, должны будут вынести вердикт по делу, в котором трудно разобраться даже квалифицированному экономисту, если он не посвящен в детали столь специфической области, как лицензирование в сфере недропользования.

Комментируя это решение своего подзащитного перед началом процесса, адвокат объяснил его тем, что Панов "не верит в объективность должностных лиц". "Мой подзащитный предполагает, что они могут находиться под давлением общественного мнения. Психологически должностным лицам трудно принять объективное решение после того резонанса, который получило это дело", – сказал Югансон. При этом он признался, что сторона защиты "идет на определенный риск", отдавая себе отчет в том, что "предсказать вердикт присяжных сложно, потому что он не всегда укладывается в логику стороны защиты или обвинения".

Обращаясь к присяжным заседателям, представитель прокуратуры и адвокат попытались объяснить свою логику в доходчивой форме. Речь гособвинителя была приятна на слух непринужденными интонациям, но избежать обилия цифр и специфических терминов представителю прокуратуры не удалось. Можно лишь предполагать, что из сказанного поняли присяжные заседатели. Что подсудимый был успешным коммерсантом и занимался бизнесом, связанной с добычей полезных ископаемых. Потом его пригласили на работу в республиканское ведомство, ответственное за организацию работы других бизнесменов в этой сфере. От бывшего коммерсанта зависело, получит или не получит та или иная фирма право на разработку недр. При этом он еще какое-то время продолжал заниматься бизнесом, хотя это противоречит закону "О госслужбе", который запрещает совмещать госслужбу с коммерческой деятельностью. Пользуясь служебными полномочиями, помогал своей фирме, а, значит, и себе лично зарабатывать деньги. Потом вышел из состава учредителей, но свою долю акций передал жене, продолжая фактически управлять фирмой. А вскоре помог своим друзьям и знакомым учредить еще более десятка фирм, и, пользуясь служебным положением, раздавал им лицензии на право добычи полезных ископаемых. За это получал вознаграждение. Один раз сумма вознаграждения достигла миллиона рублей. Но в какой-то момент, по версии следствия, подсудимому и этого показалось мало. Он помог некой фирме получить какую-то очень важную лицензию и получил в награду 11 миллионов рублей, за что и был арестован. Примерно такая картина могла сложиться в головах присяжных заседателей, которые в течение получаса пытались внимательно слушать речь гособвинителя и даже делали какие-то записи в блокнотах.

Адвокат постарался эту картину разрушить, заверив присяжных, что "любому человеку, не связанному со спецификой недропользования здесь трудно сориентироваться". Защитник предложил присяжным другую логическую цепочку. "В министерстве работает целый коллектив во главе с министром. Обвинение говорит о том, что министр принимал решения под влиянием Панова. Это очень странно. Неужели, министр не проверял документы, которые кладут ему на подпись?", – попытался адвокат заронить сомнение в умы присяжных. Если ему это удалось, то дальше "житейская логика" могла привести присяжных к двум умозаключениям: или подсудимого "подставили" его коллеги, в том числе вышестоящие начальники, а сам он не виновен, или эти начальники и коллеги должны сидеть вместе с ним за решеткой. Адвокат, обращаясь к присяжным, развивал первую из этих двух версий, пытаясь представить своего подзащитного как жертву "охоты на ведьм", которую развязали чиновники, пытаясь выслужиться перед начальством. "Справедливые решения верховной власти по усилению борьбы с коррупцией на местах, учитывая наш менталитет, превращаются в охоту на ведьм. Одни чиновники боятся, что их накажут за недостаточную работу по борьбе с коррупцией, другие делают это из карьерных соображений", – убеждал присяжных Владимир Югансон.

Затем настала очередь подсудимого. Он удивил присутствовавших в зале, заявлением, что сам не понимает текста обвинения, настолько оно непрофессионально с точки зрения специалиста. Но разъяснять "специфические вопросы" присяжным подсудимый тоже не захотел, пообещав сделать это позднее в ходе судебного процесса. Сказал лишь, что, когда он пришел в министерство, там царила полная неразбериха, а он пытался с ней бороться. Единственное, что могли понять присяжные по существу вопроса, это происхождение 11 миллионов рублей, которые изъяли при задержании Панова сотрудники правоохранительных органов. По его словам, эти деньги не имели никакого отношения к его служебной деятельности. "Денежные средства действительно были. Они имели отношения к моим личным взаимоотношениям с определенным людьми", – пояснил подсудимый.

Когда дело дойдет до приговора, присяжные должны будут ответить всего на три вопроса: "Имело ли место деяние, в котором обвиняется подсудимый?", "Совершил ли подсудимый это деяние?" и "Виновен ли он в этом деянии?". Вероятно, ответ будет зависеть не от аргументов гособвинения и защиты, а о того, кого присяжные увидят на скамье подсудимых. Усталого, взвинченного до предела человека, который через силу, глотая ком в горле подбирает слова? Бывшего богача, потерявшего свое богатство? Отца троих детей, который более года не видел семью? Коррупционера, воровавшего народные богатства? "Стрелочника", которого "назначили" быть подсудимым? Бывшего "сильного мира сего", спустившегося с небес даже не на землю, а на самое ее дно?

Инструктируя присяжных перед началом процесса судья объявила, что их задача "установить не истину, а максимально приближенную к реальности действительность".

Алексей Укконе

Комментарии

sergej
2008-12-21 11:16:08
100% оправдают потомучто на кону 1100000 лимонов , вот еслибы на скоме подсудимых оказался колхозник с 11 кг. картошки с поля, 100% получилбы 11 лет строгого режима.
entrepreneur
2008-12-09 20:02:34
..."помогал своей фирме", "вскоре помог своим друзьям и знакомым", "помог некой фирме" - а нельзя ли подробнее осветить как этот процесс помощи осуществлялся?
ДМ
2008-12-05 20:28:32
Жалко, что "сыворотка правды" не применяется. Её бы этому другу вколоть и в прямой эфир выпустить. Слушай, страна, о приключениях своих героев!
лесовик
2008-12-03 15:57:24
И многим из окружения КСЛ Вам хотелось бы руку протянуть в столь трудный час? И вообще сотрудник на нескольких работах с кайлом и в поту трудился, ЧЕСТНО заработал миллионы, а вы ему трудовые мозоли укорачивать...(ему язык надо укорачивать, чтобы не болтал о шефе..,и специфике зарабатывания денег властями..)
Политический обоРЗеватель
2008-12-03 15:56:03
Сказано же, человек пошёл в магазин купить батон и Бентли. Чего докопались?
ДМ
2008-12-03 13:44:17
Жалко, что у нас нет практики отрубания рук - был бы наш замминистра как Венера Милосская.
Гость
Выбор читателей

Аналитика

20.10.2017 11:09
Тема недели
Сторона защиты попросила полностью оправдать Девлета Алиханова, так как в его деле нет ни состава, ни события преступления.
18.10.2017 14:32
16.10.2017 09:18

Чтиво

20.10.2017 15:43
Без политики
Недавно мне предложили написать о колонии строгого режима №9, что находится в микрорайоне Птицефабрика. Недолго подумав, согласилась.
12.10.2017 16:27

Опрос

Вы пойдете в кино на "Матильду"?