Аналитика. Тема недели
10:29, 05 Октября 2009

Кондопога-2006. Подсудимые заговорили

Судебный процесс по уголовному делу о драке между местными жителями Кондопоги и кавказцами, произошедшей в 2006 году, когда были убиты двое и ранены еще несколько человек, наконец, достиг ключевой стадии. Подсудимые – шестеро выходцев из Чечни и Дагестана, которые отказывались давать показания на предварительном следствии, в суде начали рассказывать о том, что по их словам, на самом деле произошло в трагическую ночь 30 августа у ресторана "Чайка". Основная линия защиты, которой придерживаются подсудимые, полностью противоречит версии гособвинения и состоит в том, что со стороны кавказцев в драке участвовали еще и выходцы из Азербайджана, и именно, они вместе с местными жителями, должны нести ответственности за пролитую кровь, утверждают обвиняемые. По их словам, сами они в том конфликте хотели стать миротворцами, пытаясь не допустить кровопролития.


О том, что произошло в ночь на 30 августа 2006 года у бывшего кондопожского ресторана "Чайка" (теперь это молодежно-культурный центр), неоднократно говорилось в ходе других судебных разбирательств, предшествовавших процессу над шестерыми кавказцами, которых следствие считает главными виновниками кровопролития. Некоторые подробности той ночи отражены в текстах приговоров двум жителям Кондопоги Сергею Мозгалеву и Юрию Плиеву, получившим различные сроки лишения свободы как зачинщики драки, и бывшему оперативному дежурному кондопожского ГОВД Алексею Костину, которому дали условный срок за то, что милиция не помешала драке. Тексты этих приговоров до сих пор были единственным официальным источником, дающим представление о тех событиях. Судя по этим источникам, картина выглядела следующим образом.

В ночь на 30 августа, Мозгалев и Плиев в компании приятелей приехали в ресторан "Чайка", чтобы помянуть похороненного накануне товарища. Мозгалев попросил бармена его обслужить, но тот ответил, что сначала посетитель должен заплатить за вход. Мозгалев отказался, возник конфликт, переросший в драку, в которой кроме Мозгалева участвовал Плиев. Пострадали бармен и администратор. Через несколько минут в "Чайку" приехал владелец заведения Вагиф Иманов, который замял конфликт. После этого, судя по тексту приговора Мозгалеву и Плиеву, к стоявшей на улице группе молодежи подошел еще один сотрудник ресторана "Чайка", затеявший новый конфликт с Мозгалевым. Его тоже прекратил Иманов. Все сотрудники ресторана, участвовавшие в этой стадии конфликта – выходцы из Азербайджана. Это обстоятельство, как выяснится позднее, будет иметь немаловажное значение для линии защиты, которую выберут подсудимые.

Дальнейшие события так же описаны в тексте приговоров Мозгалеву, Плиеву и Костину, согласно которым, через какое-то время к "Чайке" подошли двое чеченцев, спровоцировавшие новый конфликт. Местная молодежь начала их преследовать, те убежали, но вскоре вернулись с подкреплением, вооруженные обрезками труб, и, по версии следствия, стали избивать посетителей. Двое из них – Григорий Слезов и Сергей Усин погибли на месте от ножевых ранений, еще несколько человек попали в больницу с порезами и другими травмами. Так выглядит картина происшествия, согласно уже вынесенным приговорам и тексту обвинительного заключения, которое огласили представители гособвинения в ходе последнего судебного процесса, который проходит сейчас в Верховном суде Карелии. По версии гособвинения, шестеро подсудимых были в той группе вооруженных кавказцев.

Однако, подсудимые, начавшие давать показания в суде, предложили совсем иную версию событий. По их словам, они действительно были у ресторана "Чайка " в ту ночь, но совсем с иными целями. Двое их земляков случайно стали жертвами "разборки" Мозаглева и Плиева с азербайджанцами - сотрудниками ресторана. Как утверждают подсудимые, после того, как азербайджанцы вернулись в "Чайку", толпа молодежи напала на двоих чеченцев. Как минимум, один из них получил травмы.

"Мне позвонили, когда я уже спал, - рассказал один из подсудимых Герихан Магомадов, - я спустился во двор, увидел Магомеда, он был весь в крови, мы его перевязали, потом стали говорить, что делать дальше".

По словам другого подсудимого Саид-Магомеда Эдильсултанова, один из пострадавших сказал, что у него сорвали дорогую цепочку, и попросил вернуться к "Чайке", чтобы ее найти. Но была и более веская причина вернуться.

"Мы слышали лозунги против чеченцев, и не хотели, чтобы были проблемы, - рассказал подсудимый. - Начинался учебный год, у наших детей могли возникнуть проблемы в школе и мы решили пойти, уладить конфликт миром".

По словам Магомадова, чеченцы "всегда знали, что они в гостях и старались никогда не доводить до конфликта". Он обратил внимание суда на то обстоятельство, что со стороны чеченской диаспоры в конфликте участвовали лишь несколько человек, противостоящих толпе местных жителей. "Нас было всего шестеро, а их около 200 человек. Если бы мы собирались участвовать в драке, мы бы нашли, кого позвать на помощь, но мы пришли одни. Да и вообще, если бы мы хотели отомстить, мы могли бы это сделать в другом месте, зачем нам было туда идти против толпы?", - добавил подсудимый.

По его словам, у них не было с собой ни ножей, ни обрезков труб, о которых говорят свидетели. Когда они пришли к "Чайке", увидели группу молодежи. Особенно агрессивно, по словам Магомадова, были настроены Плиев и Усин.

"Усин был очень пьяный, на руке был намотан ремень, говорил, дайте я с ними разберусь, - утверждает Магомадов. - Мы им говорим, давайте поговорим, уладим все, но тут кто-то кинул бутылку мне в голову, потом ударили сзади, я упал, меня стали пинать, как мячик, и я потерял сознание".

По словам подсудимого, после того, как он пришел в себя, кто-то из своих помог ему подняться, и они пошли прочь от ресторана. В этот момент он заметил троих азербайджанцев, избивавших кого-то из посетителей."Один с палкой, у другого был нож весь в крови. Они били парня, который лежал на земле", - сообщил подсудимый.

Об "азербайджанском следе" в этой трагедии, ранее говорили и адвокаты подсудимых. Защитник Мурад Мусаев обратил внимание на противоречия в показаниях одной свидетельницы драки. На предварительном следствии она рассказала, что выходцы с Кавказа, участвовавшие в конфликте, приехали к ресторану "Чайка" на двух автомобилях "Жигули", а в суде показала, что это был микроавтобус "Газель". По мнению адвоката, свидетельница могла видеть две разных группы кавказцев: подсудимых чеченцев на легковых автомобилях и азербайджанцев на микроавтобусе.

По версии защиты, именно азербайджанцы могут быть причастны к смерти Слезова и Усина, скончавшихся в ту ночь от ножевых ранений. По мнению адвокатов, косвенным подтверждением этой версии могут быть слова одной из свидетельниц, которая рассказала, что в ту ночь видела нож в руке хозяина ресторана "Чайка" Вагифа Иманова. Кроме того, Герихан Магомадов утверждает, что еще до начала драки видел нож в руке у бармена. "Я тогда не обратил на это внимание. У азербайджанцев бывают ножевые разборки даже между собой", - добавил подсудимый.

Подтвердить или опровергнуть эту версию, возможно, могли бы сами азербайджанцы – сотрудники ресторана, однако, по данным адвокатов, они покинули Россию еще осенью 2006 года.

Представители гособвинения в ходе судебных заседаний пытались разобраться в этой версии, но подсудимые отказались отвечать на любые вопросы со стороны сотрудников прокуратуры. В суде обвиняемые соглашаются разговаривать только со своими защитниками. Впрочем, пока допрошены не все подсудимые. Возможно, остальные добавят новые подробности к показаниям своих земляков.

"Я сожалею, что двое человек погибли, и выражаю соболезнования их матерям. Но мы к этому не причастны", - завершил свою речь Герихан Магомадов.

Маргарита Слезова и Зинаида Усина, находившиеся в этот момент в зале суда, переглянулись и лишь опустили головы.

Алексей Укконе

Комментарии

Проходимец
2009-10-07 13:39:28
Ну да, а в Берёзовке не чеченские бандиты живут. Это мирные граждане, такие мирные, что того и гляди, пристрелят.
Пoлитический обоРЗеватель
2009-10-05 16:44:59
http://rutube.ru/tracks/816258.html
люд
2009-10-05 16:27:56
Ну, в общем, то ли байка, то ли правдивая история из газеты "Правда" заката перестройки. Сидит дед на базаре, торгует медком с пасеки. Приходят выродившиеся недавно громилы, требуют с него дань. Дедок отказывается. Бандюки обещают приехать деду домой. Дед невозмутимо: "Приезжайте". Приехали на его пасеку на трех автомобилях, пасеку да дом спалили. Засобирались уже, но тут сарай, что на отшибе, рассыпается и из него вылезает Т-34. Пара машин сразу под гусеницы, одну догнал снаряд. Приезжает милиция, опознает, что какой-то труп был по жизни рецидивистом, какой-то в розыске за все тяжкие. Ну, не судить же деда... Начали выяснять, откуда танк. Оказалось - дед-то танкист, в Отечественную демобилизован по ранению. Родственников война взяла, поселился один в лесу, завел пасеку. Нашел брошенный танк, починил, загнал в сарай - "а если немец еще раз, чтоб был". Пришлось милиции, чтоб деда не трогать, в протоколе слово "танк" заменять на "музейный экспонат".
Гость
Выбор читателей

Аналитика

24.05.2017 11:31
Политкухня
Политолог Олег Реут о том, почему наблюдатели за выборами объединяются на непартийной основе.

Чтиво

22.05.2017 10:21
Личное мнение
Главные события минувшей недели в обзоре журналиста Евгения Белянчикова.

Опрос

Что должно быть на Онежской набережной?