Аналитика. Обществоведение
07:23, 10 Ноября 2009

От сумы и от тюрьмы, детдомовец, не зарекайся?

Не так давно одного мальчишку из Беломорска, отбывающего наказание в Невельской воспитательной колонии, за хорошее поведение готовили к условно-досрочному освобождению. Но руководство учреждения для малолетних преступников получило письмо из Беломорского района за подписью начальника управления образования: мол, принять паренька не можем, Сосновецкий детский дом, в котором он находился ранее, закрыт, а Беломорский детский дом переполнен, жилья для него нет, работу предоставить не в состоянии. Куда податься мальчишке, отсидевшему свой срок, чиновников не интересовало. К сожалению, равнодушие окружающих для ребят из детдомов – дело обычное. И сегодня мало кого удивляет, что в той же Невельской воспитательной колонии примерно 25 процентов осужденных – воспитанники сиротских учреждений.


Сел и поехал

Письмо от "заботливых" чиновников из Беломорска попало в Карельский Союз защиты детей. Руководство Невельской колонии, с которой Союз проработал в течение двух лет в рамках проекта "Защита прав подростков и молодежи, отбывающих наказание, и осужденных условно", переслало его руководителю общественной организации Надежде Павловой. Та в свою очередь познакомила с содержанием послания Министра образования Карелии и Межведомственную комиссию по делам несовершеннолетних. Только после этого паренька пообещали принять в Беломорском детском доме и помочь найти работу. Мальчишка вернулся из колонии на родину. Правда, ненадолго. Не смог парень совладать со своей пагубной страстью к автомобилям: как увидит, пребывая в нетрезвом состоянии, машину, так сразу жаждет ее вскрыть и поехать. Вот и поехал…

Надежда Павлова
Надежда Павлова
"Такая трагическая судьба у мальчишки, – сказала Надежда Павлова. – И сколько кругом таких судеб, поломанных жизней. Этим ребятам нужна высоко профессиональная, системно отлаженная помощь. Подростки и молодежь, получив сроки условные или реальные, должны после освобождения иметь возможность продолжить образование, трудоустроиться, получить хоть какое-то жилье. Им должна быть оказана правовая, психологическая и социальная поддержка, чтобы они твердо встали на путь исправления и не совершали преступления впредь. К сожалению, такой комплексной работы с оступившимися ребятами в республике пока не проводится".

В течение двух лет Карельский Союз защиты детей работал в рамках проекта над формированием системы социального сопровождения детей, освобождаемых из мест лишения свободы, специальных учебно-воспитательных учреждений, и осужденных условно. В прошлом году проект реализовался на базе шести профессиональных училищ Петрозаводска, куда были приняты 28 несовершеннолетних правонарушителей, и Невельской воспитательной колонии, в которой сегодня находится более 20 подростков из Карелии. Второй этап начался с января 2009 года на базе училищ Олонецкого, Медвежьегорского, Сегежского муниципальных районов и продолжался в воспитательной колонии.

"Чего мы добиваемся? – говорит руководитель Карельского Союза защиты детей. – Чтобы была структура власти (комиссия, отдел или учреждение), которая бы постоянно держала в поле зрения оступившихся ребят и знала, когда они возвращаются из колонии, какие у них проблемы. Эти подростки в свою очередь должны знать, что, придя в эту организацию, они получат и консультацию, и помощь, и поддержку и если надо – койко-место".


Без бунтов и ЧП

По мнению правозащитников, идеальным же вариантом было бы создание единого центра для выпускников детских домов и осужденных ребят. Проблемы-то у них схожие. К тому же и на тех, и на других окружающие часто спешат "поставить крест".

"Нам часто говорят: "Да вы с ними не занимайтесь, бесполезно, это такие дети", – поделилась Надежда Павлова. – Я же считаю, что это обычные дети, только очень сильно обиженные взрослыми людьми. Когда в 98-м году мы создавали в Петрозаводске социальный детский клуб (детский дом дневного пребывания), то взяли туда самых тяжелых, по мнению школы, детей: ребятишек из самых запущенных семей, которым грозило лишение родительских прав. Исправление в плане усвоения школьной программы и улучшения дисциплины шло буквально на глазах. Из-за чего? Да только из-за того, что ребенку как дома помогали делать уроки: где-то подскажут, где-то помогут, где-то просто проследят, чтобы все было сделано. Когда один мальчишка, которому учительница кроме двоек и колов ничего не ставила, стал отвечать на уроках и получать нормальные оценки, педагог у нас просила: "А что вы с ним сделали?" Каждому ребенку нужен успех, нужна уверенность в своих силах, которых ни в детском доме, ни в исправительных учреждениях дать не могут или не хотят. Конечно, и у нас в республике детские дома – разные, и положение детей в детских домах – разное. Очень хочется говорить о той хорошей, доброй работе, что ведется в детских домах воспитателями – энтузиастами. Но говорить и писать надо, прежде всего, о самых проблемных детских домах, так как дети именно в этих учреждениях большего всего нуждаются в нашем участии. Жаль, что не действует такой критерий оценки работы детских домов, когда бы учитывались показатели: сколько детей и выпускников совершили преступления, сколько покончил жизнь самоубийством, сколько стало бездомными, сколько создали хорошие прочные семьи, стали успешными в личной жизни и в работе и т.д.".

По мнению Надежды Павловой, многих проблем удалось бы избежать, если бы для работы с детьми-сиротами и малолетними преступниками готовили бы специалистов. Детский дом – это не школа. Сюда попадают дети с массой проблем, практически все они – жертвы жестокого обращения в той или иной мере. Чтобы работать с такими детьми, нужна специальная подготовка, но она пока ведется очень слабо. Кроме того, из-за низкого заработка в учреждениях для сирот лучшие специалисты чаще всего не задерживаются.

Не лучше обстоят дела и в системе исполнения наказаний, которая сегодня вообще не учитывает особенностей подросткового возраста: система "исправления" взрослых полностью перенесена на детскую колонию. И как у взрослых преступников, так и у малолетних самим осужденным через "секцию дисциплины и порядка" поручают следить за порядком. А во главе такой секции ставится самый агрессивный подросток, кто совершил самое тяжелое преступление, чтоб остальные его боялись. Так легче персоналу добиваться дисциплины и порядка. А что этот порядок вносит в неокрепшие души 15-17-летних детей, к сожалению, это мало кого волнует. Для педагогов и психологов – прописная истина: нельзя подростку давать власть над себе подобными. Власть развращает и взрослых, что же говорить о детях. "Перевоспитывая" детей, таким образом, персонал колонии, закрепляет и развивает в подростке самые худшие негативные качества.

Что касается детских домов, похоже, что и для некоторых из них тоже главное, чтобы никакого ЧП не произошло, и не выносился сор из избы. Даже если ребенок в милицию попадет, ответ прост: это такие дети.

"Ситуация тяжелейшая, и ее надо исправлять, – сказала Надежда Павлова. – Например, в Норвегии за год в систему юстиции (в закрытые исправительные учреждения) попадает 1-2 подростка. А уровень подростковой преступности хоть и ниже российской, но и для маленькой Норвегии является большой проблемой. Только решают норвежцы ее иначе. Куда же делись остальные малолетние преступники? В Норвегии, как и в Финляндии, они находятся в социально реабилитационных учреждениях системы социальной защиты – учреждения открытого типа. А у нас даже спецшкола №8 для подростков с девиантным поведением является закрытым учреждением. И туда направляются дети не на ранней стадии противоправной деятельности, когда ресоциализация их идет быстрее и эффективнее, а уже со сформированными навыками преступного поведения".


Самостоятельно жить не умеют

Во многих детских домах республики сегодня понимают, что самостоятельно им с "недетскими" проблемами не справиться. По существу эти учреждения сегодня сами как сироты при живых родителях. Они относятся к Министерству образования, для которого главное, естественно, система образования – школы, профессиональные училища, техникумы, вузы. Детский дом – это не образовательное, а скорее социальное учреждение. По идее он должен относиться к Министерству здравоохранения и социального развития. Но идея – это одно, а жизнь – совсем другое.

"По инициативе самих детских домов мы создали Совет директоров этих учреждений, – рассказала руководитель Карельского Союза защиты детей. – Сейчас директора раза три-четыре в год приезжают в Петрозаводск, получают консультации от специалистов и методическую литературу, участвуют в психологических тренингах по заявленным ими проблемам (например, подростковая агрессия или весеннее обострение каких-то заболеваний психики, системные конфликты).

Чувствую, что ближайшие годы у нас целиком и полностью будут отданы детским домам".

Карельский Союз защиты детей сегодня реализует сразу несколько программ, работая с воспитанниками детских домов, готовя их к самостоятельной жизни. Благодаря Фонду "Виктория", который организовал пять лет назад один из десяти богатейших людей России, сейчас в четырех учреждениях для сирот с ребятами работают по такому направлению, как трудовое обучение, профориентация, самоопределение через специальные занятия с детьми, экскурсии и практики на предприятиях и в учебных заведениях. Совместно с финским партнером Союз в трех детских домах Петрозаводска ведет к выпуску детей, которым через два года предстоит стать самостоятельными людьми. У этих ребятишек сегодня масса проблем: от семейных (например, родители находятся в местах лишения свободы, а дети жаждут с ними общения через переписку, или братья и сестры были усыновлены заграницу, и нет с ними связи) до жилищных (у кого-то жилье вообще не закреплено, а у кого закреплено, но вернуться туда ребенок не может – или оно совсем ветхое, или там проживают алкоголики, или совершенно посторонние люди, являющиеся настоящими собственниками квартиры).

"Все дети – и воспитанники детских домов, и подростки, вступившие в конфликт с законом, – должны иметь шанс на достойную жизнь, – сказала Надежда Павлова. – Они должны иметь право на труд, но трудовое законодательство настолько несовершенно, что проблема трудоустройства несовершеннолетних и молодежи сегодня стоит очень остро. Мы разработали ряд поправок в законодательные акты, обеспечивающих конституционное право несовершеннолетних на труд. Если этот закон будет принят, то это будет самым весомым результатом проекта "Защита прав подростков и молодежи, отбывающих наказание, и осужденных условно"".

P.S. По данным статистики, в 2008 году в республике насчитывалось 250 несовершеннолетних, преступавших закон. 229 карельских подростков получили условные сроки, 10 – вернувшихся из воспитательной колонии, 9 – из специальной школы № 8 и трое – из спецпрофтехучилищ. Вместе с тем в течение прошедшего года 13 из них совершили повторные преступления и были направлены в воспитательную колонию (трое из них ранее уже содержались в ВК).

Наталья Витива

Комментарии

Проходимец
2009-11-12 11:19:01
Victor, грустно, что Вы скатились в "психа-самовзвода". Очень грустно. Если несогласны, пишите конкретно в чём. А показывать душевное нездоровье здесь в принципе незачем.
zhivoy
2009-11-11 12:27:11
Павлова работает только за гранты, получая деньги в карман, плевала она на этих мальчишек, ей только деньги давай.Вот грант кончился, она настрочила отчет, а дело так и не сделано.Это уже всем известно. А про совет директоров, это вообще бред, им бумаги приходят из министерства образования, мол собраться, так как Надежда Георгиевна свозила кого надо в Финцию, и теперь насилует административный ресурс. Противно читать.
corr
2009-11-10 22:53:51
Сдается мне, что в словах Проходимца есть сермяжная правда.
люд
2009-11-10 14:22:26
Справедливости ради заметим, что с 1 января 2010 года зарплата может измениться и у мэра Петрозаводска Николая Левина. Если в 2009 году на высшее должностное лицо города в бюджете было запланировано 784,8 тысячи рублей, то в следующем году, согласно проекту бюджета, мэр горожанам обойдется уже в 2 миллиона рублей, то есть в два с лишним раза дороже. Интересно, что Левин планирует переплюнуть даже Главу РК Сергея Катанандова, содержание которого должно составить в 2010 году 1,752 миллиона рублей.За какие заслуги?
Victor
2009-11-10 12:21:20
Даже "простой, тяжёлый, но результативный труд" таких как проходимец не исправит. Вот ведь идиот сытый.
Проходимец
2009-11-10 10:41:55
Только труд таких исправит. Простой, тяжёлый, но результативный труд. А всякие "центры" - только откат и распил бюджетных средств ИМХО.
Гость
Выбор читателей

Аналитика

24.05.2017 11:31
Политкухня
Политолог Олег Реут о том, почему наблюдатели за выборами объединяются на непартийной основе.

Чтиво

22.05.2017 10:21
Личное мнение
Главные события минувшей недели в обзоре журналиста Евгения Белянчикова.

Опрос

Что должно быть на Онежской набережной?