999 руб.
/
1500 руб.
-33%
Экономия 501 руб
1999 руб.
/
2500 руб.
-20%
Экономия 501 руб
4990 руб.
/
5850 руб.
-15%
Экономия 860 руб
499 руб.
/
790 руб.
-37%
Экономия 291 руб
Аналитика. Обществоведение
12:49, 20 Апреля 2012

Запланированная трагедия

Питерский исследователь Петр Репников утверждает, что нашел архивные документы, которые проливают свет на один из самых кровавых и малоизученных эпизодов Великой Отечественной войны, происходивших на территории Карелии, – трагедию Петровского Яма.

В начале 1942-го в местечке Петровский Ям на берегу Выгозера располагался советский полевой госпиталь № 2212. В ночь на 12 февраля того года госпиталь был сожжен финскими диверсантами – погибли медперсонал, раненые и больные. Впрочем, в Финляндии общепринята другая версия случившегося. Согласно ей, в ту ночь в Петровском Яме была совершена одна из самых успешных операций финской дальней разведки – операция по уничтожению крупной советской продовольственно-технической базы. Спустя две недели за ее проведение, с учетом прежних заслуг, лейтенант Илмари Хонканен был награжден Крестом Маннергейма.

Петр Репников – не историк. Но интерес к военной истории в нем во многом пробудили события в Петровском Яме. В архиве Военно-медицинского музея министерства обороны РФ в Санкт-Петербурге исследователь обнаружил документы, которые, по его словам, позволяют объективно говорить о том, что произошло на территории Карелии 70 лет назад. Найденные материалы вошли в книгу Репникова «Петровский Ям. Запланированная трагедия». В сентябре она должна увидеть свет в Санкт-Петербурге.

За несколько месяцев до выхода книги автор рассказал «Столице на Онего», что ему удалось раскопать в архивах, и ответил на вопрос, собирается ли он издавать «Запланированную трагедию» в Финляндии, где ее появление может обернуться громким скандалом.

– Петр, прежде всего, хочется понять: откуда такой интерес к Петровскому Яму?

– Мой двоюродный дядя был ранен на Карельском фронте, в Медвежьегорской наступательной операции, и в 1942 году лечился в полевом госпитале № 2212. 11-го числа в госпитале ему стало плохо, и он был срочно эвакуирован. Долгое время в нашей семье жила легенда о том, что это было 11 февраля, то есть накануне трагедии, и это спасло ему жизнь. Сам он не помнил, какой тогда был месяц. Когда я стал вплотную разбираться, выяснилось, что эвакуировали его 11 января. Но интерес к тем событиям остался. Кроме того, я узнал, что Петровский Ям пользуется популярностью у джиперов, и одна из экспедиций сфотографировала в тех местах финский крест с фамилиями пяти диверсантов. То есть кто-то установил памятный знак палачам, в то время как их жертвы – врачи, медсестры и красноармейцы – оставались безвестными. Позднее несправедливость была устранена. Те же джиперы поставили там стелу, а недавно в рамках экспедиции «Война за Полярным кругом» возле стелы была установлена мемориальная доска с фамилиями жертв финских диверсантов. Правда, как мне удалось установить, там дан неполный список.

– Насколько я поняла, в архивах вам удалось обнаружить ряд документов, которые прежде не изучались?

– Это так. Когда я заинтересовался темой Петровского Яма, то столкнулся с тем, что почитать о ней особо негде, информация весьма скудная и противоречивая. Историки, как правило, не углублялись в эту тему, просто отмечали, что было совершено нападение на госпиталь. Более подробно тех событий коснулся Эйнар Лайдинен.

Я начал работать в архиве Военно-медицинского музея и там обнаружил донесение начальнику санитарного отдела медвежьегорской опергруппы, сделанное начальником госпиталя Стриньковским на следующий день – 13 февраля 1942 года. С 14 февраля на месте трагедии работала комиссия санитарного отдела. По итогам работы был составлен доклад в Военно-санитарное управление Карельского фронта с описанием того, что происходило в Петровском Яме. К докладу прилагаются список потерь, акты уничтоженных зданий, имущества и т.п. Почему эти документы до меня не обнаруживали? Неверное, не знали, где искать.

– Как известно, существует две версии произошедшего. В своей книге вы предлагаете еще одну?

– Действительно, в советских газетах того периода, с 1942 по 1944 постоянно появлялись статьи о том, что отряд финских диверсантов уничтожил госпиталь, и только. Хотя согласно оперсводке штаба Карельского фронта за 13 февраля 1942 года, в ходе нападения был сожжен не только госпиталь, но также склад ГСМ и продовольственный склад. Со своей стороны, финские историки и военные писатели утверждали, что при атаке на Петровский Ям был уничтожен крупный тыловой центр. И эти две версии долгое время никак между собой не стыковались, шли параллельно. Правда, один из диверсантов, участвовавших в нападении, уважаемый в Финляндии человек, рыцарь Креста Маннергейма Микка Пелля в своих воспоминаниях (на них ссылаются и другие финские писатели), указывал, что в результате операции был уничтожен в том числе и советский госпиталь. Он единственный, кто признал этот факт. Однако по версии Пелля, а вслед за ним и некоторых других финских исследователей, госпиталь был сожжен случайно, в результате боя. Между тем, как мне удалось установить, случайностью это не было, как не было на территории госпитального городка и боя.

Совершая нападение на советский тыловой центр, отряд Хонканена был разделен на шесть групп с персональным заданием для каждой. Каждая должна была уничтожить один из шести объектов, расположенных по обе стороны губы Выгозера. Одна из них – группа № 3 под командованием сержанта Луккари – получила задание уничтожить госпиталь, который находился в 1,5 – 2 км от поселка Петровский Ям и представлял собой комплекс из десяти зданий. В частности, там располагалось первое отделение – хирургическое, второе – терапевтическое, общежитие медсестер, общежитие санитаров, склад медсанхозимущества, кухня и др.

Диверсанты из третьей группы убили часовых и подожгли одно здание за другим, в первую очередь общежитие санитаров, потому что знали, что там было оружие – 35 винтовок, находящихся на вооружении госпиталя. Финны расстреливали всех, кто выбегал из подъездов. Согласно списку Стриньковского, из 85 человек личного состава госпиталя погибли 28 человек (трое из них поначалу числились пропавшими без вести), кроме того были убиты 9 раненых. Как отмечает начальник госпиталя, многих больных удалось спасти, благодаря тому, что их эвакуировали через окна, обращенные в сторону леса. Медсестры, врачи выносили их в лес, стелили лапник, и больные находились там до утра. Позднее их перевели в уцелевшее здание третьего отделения госпиталя, которое находилось поодаль, в так называемом городке ББК №12, где также располагался питательно-обогревательный пункт.

На городок ББК №12 в ночь на 12 февраля 1942 года тоже было совершено нападение – группой №4, но это единственное место, где финнам не повезло. За 15 минут до того, как Хонканен должен был дать сигнал к общей атаке, четвертая группа была обнаружена (кем – мне пока не удалось установить), и когда она вышла на исходные позиции, то их уже ждали. Четверо из этой группы были убиты. Кроме того, был убит диверсант из группы №1, которая атаковала расположенные на другом берегу склады, а также автоколонну, которая в ту ночь неожиданно появилась на въезде в Петровский Ям. Фамилии этих пятерых диверсантов и выгравированы на том финском кресте, который неизвестно кем установлен в Петровском Яме.

– Вы упомянули о погибших на территории госпитального городка. А каковы общие потери в результате операции? Вы их установили?

– Начальник военного гарнизона на следующий день докладывал, что было убито 68 человек и 8 пропали без вести. Эти данные включали потери по госпиталю. С учетом того, что трое из числа без вести пропавших, как я уже упоминал, впоследствии были обнаружены убитыми, выходит, что всего с нашей стороны погибли 72 человека. Причем, 15 из них – это гражданское население. И получается, что около 60% убитых финнами в Петровском Яме – некомбанты, (то есть те, кто не входит в состав вооруженных сил воюющих государств, или же входящие в него, но не принимающие непосредственного участия в сражении с оружием в руках, – прим. автора). Но погибших, вероятно, больше, чем 72.

Эйнару Лайдинену удалось найти в Карелии, в архиве УФСБ, упоминание о том, что кроме военного гарнизона в Петровском Яме находилась рабочая колонна из 400 заключенных, которые строили дорогу. И финны бросили несколько гранат, в том числе, и в их расположение. В приводимом Лайдиненым документе говорится о гибели 6 человек. А мне удалось также установить гибель еще 10 военных из отдельной рабочей роты. В финских книгах фигурирует цифра в 500 погибших с нашей стороны, но я не нашел этому подтверждения.

– В сентябре ваша книга выходит в Санкт-Петербурге. А в Карелии ее можно будет найти?

– Да, я планирую устроить презентацию в Петрозаводске и Сегеже. Меня огорчил тот факт, что в год 70-летия трагедии в Карелии о ней даже не вспомнили. Некоторое время назад я отправил запрос главе Медвежьегорского района, будут ли проводиться памятные мероприятия в связи с этой трагической датой. Мне ответили, что ныне заброшенный поселок Петровский Ям, находившийся в годы войны на территории Медвежьегорского района, сейчас включен в Сегежский район, поэтому, мол все вопросы туда. Глава Сегежского района, господин Мудель, мой запрос попросту проигнорировал. Не ответил на повторный запрос и руководитель администрации района. А знакомые мне потом сообщили, что никаких мероприятий, посвященных 70-летию, никто не проводил.

– Не думали издать книгу в Финляндии?

– Мне бы хотелось. Предварительные переговоры на этот счет велись, хотя, как мне говорили, для финской стороны это будет потрясение. Финское телевидение даже намеревалось взять у меня интервью, предварительно пообщавшись с единственным дожившим до наших дней участником того рейда. Но пока книга не вышла, это только планы.

– После того как книга увидит свет, вы продолжите изучение темы? Или исследование можно считать законченным?

– Его нельзя будет считать законченным, пока я не установлю фамилии 15 погибших среди гражданского населения поселка Петровский Ям, о которых докладывал начальник гарнизона. Это надо обязательно сделать. К тому же я до сих пор так и не смог найти ответа на вопрос, зачем нужно было уничтожать госпиталь, который находился на другом от поселка берегу. Ведь были нарушены статьи Женевской конвенции «Об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях», запрещающие нападать на санитарное учреждение, уничтожать материальное имущество санитарных учреждений, убивать больных, находящихся на излечении, убивать личный состав госпиталя... Очевидно, ответ можно было бы найти в финских архивах. Но финские архивы, которые содержат информацию по этому и остальным рейдам диверсионных отрядов, были частично уничтожены, а частично, в 1944 г., вывезены в Швецию, и до сих пор их никто не видел.

Подготовила Лидия Панасюк

Комментарии

kostomukchanin
2012-04-24 14:56:53
награды за растрел раненых-это традиции фашистов .чтоже мы сами -то прячем голову в песок ,боитесь раскола?какой раскол,если мы себя не уважаем ,не ценим и о себе говорим в третьем лице,то нас всякая мразь будет поливать грязью !! историю надо знать , чтить , а не думать , что о нас подумает тот, кто переписывает историю под себя!!!
Умный
2012-04-23 15:45:27
Очень интересно почитать про любовь наших соседей к нам! http://voprosik.net/genocid-russkix-v-finlyandii/
Пионер
2012-04-21 10:46:12
Зачем нужно обострять итого непростую ситуацию? Такие "труды" вносят раскол в общество, а не раскрывают (спорную) правду.
Олег Д.
2012-04-20 19:11:06
животное
Graf
2012-04-20 17:00:46
ответ на вопрос то как раз очевиден. Затем, чтобы показать контрпример, что и финны так умеют "воевать" после многих подобных вылазок русских партизан. Насчёт несовпадения цифр. У русских было всегда принято занижать цифры собственных потерь и завышать цифры потерь противника. Опять же ничего удивительного.
Миша
2012-04-20 14:42:23
Большое спасибо Петру Репникову! Надо издать книгу на финнском и массово завезти в финляндию, пусть почитают.
Гость
Выбор читателей

Аналитика

16.10.2017 10:20
Капитал
Этой осенью олонецкая молочная продукция дебютирует в новой упаковке.
16.10.2017 09:18

Чтиво

16.10.2017 11:12
Личное мнение
Почему будущая президентская кампания вгоняет петрозаводскую интеллигенцию в депрессию и отчаяние.
12.10.2017 16:27

Опрос

Кто должен стать следующим детским омбудсменом Карелии?