Аналитика. Обществоведение
13:39, 05 Июня 2013

Школа Пронина

Экс-директор Национального театра вновь будет готовить актеров на базе Петрозаводской консерватории

Актер, режиссер, поэт, и драматург Сергей Пронин уехал из Петрозаводска почти два года назад. Уехал после скандала в Национальном театре, которым он руководил. Но сегодня жителя Санкт-Петербурга Пронина все чаще можно увидеть в родном городе. Чем директор питерского театра «Плоды просвещения» занимается в Петрозаводске? Почему он ищет в Карелии талантливых и артистичных выпускников школ? «Столица на Онего» побеседовала с экс-директором Национального театра Карелии Сергеем Прониным.


Полезный материал

– Сергей Сергеевич, несмотря на то, что работы в Санкт-Петербурге у вас хватает, где вы построили новый театр, с Петрозаводском вы связей не рвете и рвать не собираетесь. Почему?

Сергей Пронин
Сергей Пронин

– Здесь одна из моих важных работ – актерский финно-угорский курс в Петрозаводской консерватории. Мы со студентами, третьекурсниками, выпустили спектакль «А зори здесь тихие». Уже три раза показали его на Малой сцене Национального театра. Ребята пока не готовы к большой сцене. И вообще в учебных целях полезно попробовать сначала такой формат. Его любят опытные артисты – когда актер встречается лицом к лицу со зрителем. Хотя некоторые артисты малой сцены побаиваются. Но студенты этого не знают, поэтому легко идут на такой эксперимент.

Консерватория договорилась с Национальным театром, что спектакль «А зори здесь тихие» будет нашей совместной работой. Во-первых, потому что я набирал этот курс для Национального театра. Во-вторых, педагог курса Андрей Дежонов работает в театре. Он и стал режиссером-постановщиком спектакля. А я осуществлял художественное руководство всего процесса.

Я очень рад, что этот материал лег на курс. Не всегда так складывается, что берешь пьесу, и она раскладывается по ролям. А у нас все случилось. Спектаклей о войне сейчас мало. И хорошо, когда в театре появляется такое название, как «А зори здесь тихие», которое каким-то образом делает отсылку в историю. Васильев – это классик советской литературы. Его сюжеты стали народными. Этот материал действительно полезен для артистов.

– Вашим студентам еще целый год учиться, а у них уже есть свой спектакль. А какой же будет их дипломная работа?

– Не всегда студенты бывают готовы на третьем курсе выпускать спектакли. Но наши ребята справились. Название дипломного спектакля пока озвучивать не хочу. Может быть, сделаем постановку на финском языке. Курс ведь у нас финно-угорский. Студенты изучают финский язык. Мы приглашаем преподавателей из Финляндии.

– Этот курс вы, как руководитель кафедрой основ актерского мастерства в консерватории, еще не выпустили, а уже ищете новых талантливых студентов. Консерватория решила вновь набирать абитуриентов на специальность актера драматического театра и кино?

– Да, в этом году у нас новый набор. Это некое испытание для консерватории и нас. Не всегда есть возможность «разойтись» со студентами, сложно с аудиториями. Но такое желание у руководства консерватории было, и мы решили рискнуть и набрать новый курс.

– А где эти новоиспеченные актеры потом будут работать? У вас есть какие-то договоренности с петрозаводскими театрами?

– Новый курс, как и предыдущий, будет небольшим. Если осуществится набор в полном объеме (человек 15), то какую-то часть людей можно будет сориентировать на работу в Национальном театре, какую-то часть – на другой театр. Сложно сказать, что будет через четыре года в наших театрах. Но вообще ротация кадров необходима и нужна. Если раньше к нам приезжали из столиц какие-то актеры, то сейчас этого нет. К тому же не у всех есть возможности обучать людей на месте. Педагогические кадры – это большая проблема. А у нас все-таки преподают люди, которые занимаются этим давно и понимают, что это такое и зачем это нужно. В большей части финно-угорских регионов этого просто нет. Та же Марийская республика обучает людей в Москве, а Хакасия – в Питере. В Карелии за последние 15-20 лет сформировалась педагогическая школа. И это не может не радовать.


Дети как после войны

– Новый курс тоже будет финно-угорским?

– Следующий курс тоже имеет возможность заниматься финским языком, получить некую специализацию. Все зависит от того, каким будет набор. А пожелание такое остается, потому что консерватория сегодня уделяет огромное внимание финно-угорскому направлению в своей работе. Здесь есть этномузыкальное отделение, которое занимается финно-угорской культурой. Многие специалисты изучают эту проблематику, но в основном она лежит в плоскости музыкальной культуры. И наше театральное отделение отчасти занимается финно-угорской культурой. Если мы объединим свои усилия, то эта работа может вылиться в некий факультет. Правда, до факультета дело пока не дошло. Хотя потенциально это возможно. И это очень перспективно с точки зрения развития консерватории. Целенаправленно в таких вузах финно-угорской культурой никто не занимается.

– Так вы поедете по районам республики искать будущих актеров?

– Нет. Хотя в прошлый набор мы ездили по республике, смотрели детей, которые говорят на финском, карельском языках. В какой-то деревне в Питкярантском районе пришли человек шесть. Такие все тоненькие, заморенные, плохо одетые, как после войны. Я чуть не умер от этой картины. И это я отъехал всего на несколько десятков километров от Петрозаводска! Дети рассказывали, что в их семьях еще немного говорят на языке, а в школе это никому не надо. Когда я спросил, хотят ли они учиться на актеров, ребята закивали. А сам я в этот момент думал о том, что для начала этих детей нужно покормить, одеть… Мы тогда много поездили по республике. Впечатления от тех командировок остались ужасные. Детей мало. И все они, в основном, нацелены на то, чтобы уехать подальше не то что из деревни, а вообще из республики.

Когда-то в Карелии было много народных театров. Я сам вышел из такого театра. У нас в Петрозаводске были такие конкурсы, такая соревновательность между ДК «Железнодорожник», ПетрГУ, ДК «Машиностроитель». И взрослые, и дети увлеченно занимались театром. Но, к сожалению, эта культура крякнула. Площадок нет – все распродано. Да и люди стали заниматься другими увлечениями. А на западе любительские театры процветают. Например, в маленькой Финляндии это целая индустрия: там более двух тысяч театров.

– Но вы рассчитываете на то, что на вашу специальность будет наплыв абитуриентов? Консультации в консерватории идут каждый понедельник. Много выпускников школ уже показали свои таланты?

– Мы ждем и надеемся, что абитуриентов наше предложение заинтересует, и мы найдем талантливых людей. Правда, сейчас детей немного приходит. Все ЕГЭ сдают. Хотя я не понимаю, зачем эти экзамены нужны. Я считаю, что затея с ЕГЭ сильно навредила нашему образованию. Если бы у нас были худые примеры, чудовищные экзамены, учились плохо, так ведь ничего подобного не было. Зачем менять то, что хорошо работало?! Сделали из экзаменов шоу какое-то, совершенно бессмысленное. Это настоящая лотерея. А для поступления в творческие вузы люди должны готовиться. Моя дочь собирается поступать в такой вуз в Питере и говорит: «Всем хорошо – сдадут ЕГЭ, отнесут документы и будут ждать результатов, – а я буду проходить все четыре творческих тура».

 

Серьезное мужество

– Дочь хочет стать актрисой?

– Хочет.

– Как-то грустно вы об этом сказали. Вы против?

– Мы с женой всю жизнь проработали в театре и знаем, что по нынешним временам для этого нужно иметь серьезное мужество. Особенно сложная судьба в театре у актрисы. У мужчины-актера возможностей гораздо больше. Так устроен мир, что пьесы в основном написаны для мужчин.

– Но вы же напишите для дочери пьесу?

– Единственное, что утешает, что если что, я смогу всегда что-нибудь написать для нее. Как отец Безрукова пишет для своего сына.

– А что вы сегодня пишете? И как поживают ваши «Плоды просвещения»?

– Работаю над двумя пьесами. Одну делаю по заказу по Гончарову, вторую пишу про Нансена, норвежского полярного исследователя. Не знаю, как все успеть. А в нашем театре «Плоды просвещения» сезон уже закрыт. Дела у нас идут неплохо для площадки, которая работает только год. Наше большое преимущество в том, что мы построили этот театр с нуля, так, как нужно. Мы сделали сразу европейский театр со всем оснащением. У нас можно показывать и кукольные спектакли, и драматические, и оперные, и балетные. Поэтому люди хотят с нами сотрудничать, работают у нас с удовольствием.

– Значит, в Питере вам комфортно?

– В Санкт-Петербурге очень активная среда. Я многих знаю, меня многие знают. Мы находим возможности для развития своих идей. Но чтобы успевать в три раза больше, нужно жить в маленьком городе. В Питере все растягивается по времени. Там нужно организовываться так, чтобы жить рядом с работой. Как только тебе нужно куда-нибудь переместиться, так обязательно застрянешь. А тут, в Петрозаводске, красота: пешком можно добраться до любой точки и сделать все свои дела.

– Так, может, вернетесь в Петрозаводск?

– Нет. В Санкт-Петербурге и у меня, и у супруги работа. Кроме того, у нашего театра есть инвестор, который нас поддерживает. Мы находимся в стадии развития. Чтобы твердо встать на ноги, нужно вложиться в театр. Поэтому мы наращиваем репертуар и с оптимизмом смотрим в будущее.

Беседовала Наталья Соколова

Комментарии

Злой Санта
2013-06-05 18:09:55
Хм. Смотрю в последнее время пара тройка известных фамилий покинула Петромагазинск и все со скандалом, но все вернулись. Почему то без скандала и у всех "ТАМ " все хорошо до сих пор только любимый хомячок тяжело переносит климат и потерю друзей.
Гость
Выбор читателей

Аналитика

26.05.2017 16:37
Тема недели
Жители Петрозаводска на общественных слушаниях решили, что "лицо" города должно измениться.
24.05.2017 11:31

Чтиво

26.05.2017 09:28
Без политики
Привод и ходовая часть: выбор двигателей, коробок передач и система полного привода.

Опрос

Поддерживаете ли вы воссоздание часовни на площади Кирова?