Аналитика. Политкухня
11:05, 04 Августа 2015
4
1
2

Полгода за решеткой, и за что?

Уголовное дело Алиханова похоже на одну большую фальсификацию.

В первых числах августа - ровно полгода, как известный карельский политик Девлет Алиханов находится в СИЗО. Все это время трижды депутат Законодательного собрания Карелии и бывший сенатор, которому через пару недель исполняется 57 лет, содержится в одиночной камере, как самые опасные преступники.  И это притом, что никакого суда по его уголовному делу не было.

Учитывая, насколько абсурдны предъявляемые ему обвинения, непонятно, когда вообще состоится этот суд. Но человек сидит в тюрьме. Просто потому, что сначала этого захотел кто-то наверху. Потом этого захотели питерские следователи. И все карельские суды, решающие, быть  гражданину на свободе или сидеть в тюремной камере, с этим согласились. И продолжают соглашаться.

Как будто Алиханов – преступник, чья вина доказана и подтверждена судом! Как будто он, находясь на свободе, настолько опасен, что никакой другой формы, кроме как изоляции, для него просто невозможно применить! Но на минутку…  Мы говорим об Алиханове – том самом, которого в Карелии знают и уважают тысячи людей. Все те, кто десять лет за него голосовали, кому он помогал,  лично или как депутат. Это жители Древлянки и всего Петрозаводска, для которых он добивался справедливого распределения бюджетных средств - ремонта дорог, строительства детских площадок и спортивных комплексов, защищал их права и не боялся открыто говорить правду любой власти, даже той, которая в итоге занялась его преследованием.

Для этих людей, как и для автора этих строк, совершенно очевидно, что, находясь на свободе, он не попытается скрыться или оказать давление на свидетелей. Даже в силу своих человеческих качеств. И еще – что никаких противозаконных действий он не совершал.

Особый цинизм следователей, которые обвиняют Алиханова в совершении преступлений, заключается в том, что они даже не скрывают:  у них нет доказательств его вины. Они "собирают"  эти доказательства в то время, когда человек уже находится в СИЗО. То есть, по сути, уже наказан, даже если доказательства в итоге не найдутся.

И самое главное: как можно полгода держать под арестом человека  за совершение преступлений, которых не было?!

Уникальность уголовного дела Алиханова в том, что в нем отсутствует не просто состав, но и собственно событие преступления. Его нет, как в эпизоде, касающемся приватизации муниципальных объектов, так и в эпизодах, связанных с якобы незаконным пересечением границы. Для того, чтобы это понять, не обязательно быть юристом, достаточно быть здравомыслящим человеком.

Дипломатический паспорт Алиханова действителен до сих пор

Обвинение Девлета Алиханова по ст. 322 ч.1 в незаконном пересечении границы не просто абсурдно, но даже смешно. Такое ощущение, что единственной целью, с которой возбуждалось уголовное дело по этой статье, была дискредитация Алиханова – нужно было окончательно втоптать в грязь его имя. Ну как же – сразу десять преступлений человек совершил! И еще это давало законный повод вмешаться в исполнение политического заказа следователям из Санкт-Петербурга, потому что речь шла о событиях федерального уровня. Поскольку наши правоохранители отказывались участвовать в этом шоу, на помощь им пришла питерская бригада. Дело возбуждал, а теперь курирует лично  руководитель второго следственного отдела второго управления Главного следственного управления СКР Игорь Гусев.

А теперь давайте разберемся. Статья 322 УК РФ говорит о незаконном пересечении границы без действительного паспорта, то есть с паспортом неустановленного образца, недействительным паспортом или вообще без паспорта. Ну, разве не абсурд, что депутат ЗС РК Девлет Алиханов умышленно пересекал границу без разрешительных документов?

Питерские следователи совершенно серьезно утверждают, что Алиханов десять раз незаконно пересек границу Российской Федерации. Вдумайтесь только – десять раз! Но при всяком пересечении границы его проверяли пограничники и таможенники, ставили в дипломатический паспорт штампики, и не предъявляли никаких претензий. Сейчас же следователи говорят, что дипломатический паспорт Алиханова был недействительным.

На самом деле это не так. Согласитесь, выдать фальшивый загранпаспорт Совет федерации не может. А если он настоящий, то существует строгая процедура, определяющая порядок его аннулирования. Эта процедура предусматривает обязательное уведомление об аннулировании паспорта, как его владельца, так и пограничной и таможенной службы. В ответ на запрос адвокатов Алиханова пограничная служба ФСБ РФ в лице первого зама руководителя пограничного контроля Р. Даербаева черным по белому написала: аннулирование дипломатического паспорта осуществляется путем проставления на 36-й странице оттиска штампа "аннулировано". В дипломатическом паспорте Девлета Алиханова такого штампа нет. Фактически он до сих пор действителен, ведь срок окончания его действия – конец 2015 года. То есть и Алиханова никто не предупреждал о том, что загранпаспорт, выданный Совфедом, аннулирован, и никто не уведомлял об этом пограничников и таможенников.

Если резюмировать - ровно ничего по процедуре аннулирования дипломатического загранпаспорта сделано не было. Это подтверждает и Совет Федерации, и МИД России, и пограничная служба ФСБ. Согласитесь, будь паспорт аннулирован, Алиханову не удалось бы пересечь границу, при первой же попытке он был бы остановлен, ему было бы объявлено, что паспорт его более не действителен. Но Алиханов беспрепятственно пересекал границу по дипломатическому паспорту десять раз, и ему ничего не было сказано – его свободно пропускали и за границу, и обратно в Россию.

К этому остается добавить, что, помимо всего прочего, у Алиханова одновременно был получен простой, гражданский заграничный паспорт, и в нём на каждую дату его поездки имелась открытая виза, по которой он мог свободно пересечь границу. Что он, кстати, неоднократно делал.  Это не имело принципиального значения: он показывал на границе то простой загранпаспорт, то дипломатический.

Когда ничего нет, но очень хочется

Также нелепы обвинения, предъявляемые Алиханову в связи с приватизацией 13 объектов муниципальной собственности, которые находились в долгосрочной аренде у Сбербанка.

Как известно, приезжая следственная бригада и получившие задание карельские следкомовцы три с половиной года занимались бесконечными проверками всех, даже самых давних коммерческих сделок, к которым, как они считали, проявлял интерес бизнесмен Алиханов. Поскольку он всегда вел бизнес прозрачно и был одним из самых крупных инвесторов и налогоплательщиков нашей республики, ничего криминального против Алиханова найти так и не смогли. Тогда и возникло дело "по сберкассам", - наверное, от безысходности, ведь речь идет о сделке, совершенной в 2007 году, и, что самое главное, - о приватизации, в которой ни сам Алиханов, ни его родственники не участвовали. Вдумайтесь только, это была продажа муниципальной собственности, инициированная тогдашним мэром Виктором Масляковым, и согласованная депутатами Петросовета. Это был открытый аукцион, участвовать в котором, прочитав официальное объявление, мог каждый желающий. Объекты продавались в соответствии с федеральным законодательством. Но за решеткой по обвинению в мошенничестве оказался известный политик. Вы спросите, как? На взгляд здравомыслящего человека – по совершенно бредовым, высосанным из пальца основаниям.

Итак, по версии следствия, Алиханов при проведении приватизации объектов муниципального имущества, находящегося в долгосрочной аренде, через неустановленных лиц повлиял на неустановленных сотрудников городской администрации, чтобы при проведении аукциона начальную цену объектов выставили с учетом того, что данное имущество находится в аренде у ОАО "Сбербанк России". Этим, как считают следователи, Алиханов нанёс ущерб городскому бюджету в сумме 11 миллионов рублей, потому что цена якобы оказалась заниженной. А все потому, что следователи не считают долгосрочную аренду обременением и ссылаются при этом на ст. 31 178-ФЗ.

Оговоримся сразу – ровно по такой же схеме, расписанной в 178-м федеральном законе, в Петрозаводске в период с 2007 по 2014 годы были реализованы 177 объектов недвижимости, находящихся в долгосрочной аренде (об этом сообщается в официальном ответе администрации города на запрос адвокатов). Все эти помещения продавались одинаково: начальную цену выставляли, учитывая долгосрочную аренду в качестве обременения. В эти 177 объектов входят и помещения, которые арендовал Сбербанк.  Ни к одной из этих почти двухсот сделок у правоохранительных органов претензий нет (хотя все они многократно проверялись), есть только к 13 объектам "сберкасс". Только в этой сделке узрели "мошенничество". Добавим к этому тот факт, что ровно таким же способом, согласно федеральному законодательству, реализуются муниципальные и государственные помещения по всей стране, о чем сообщило в официальном ответе за запрос адвокатов Алиханова Министерство экономического развития РФ.

Когда обвинители Алиханова утверждают, что долгосрочную аренду нельзя считать обременением, ссылаясь при этом на 31 ст. 178 ФЗ – это, мягко говоря, лукавство, а по сути, фальсификация данных, указание на не соответствующие действительности факты. В реальности в 31 статье федерального закона № 178 говорится о том, что при отчуждении государственного или муниципального имущества в порядке приватизации соответствующее имущество может быть обременено ограничениями, предусмотренными настоящим федеральным законом или иными федеральными законами и публичным сервитутом. Сведения об установлении обременения указываются в информационном сообщении о приватизации имущества.

Если внимательно проанализировать иное федеральное законодательство, мы найдем в нем множество статей, в которых прямо или косвенно говорится, что долгосрочная аренда является обременением. Например, ст. 617 Гражданского кодекса РФ, или федеральный закон № 122 "О государственной регистрации прав",  федеральные стандарты оценки и т.д. Существует на эту тему и широкая правоприменительная практика.

А теперь вернемся к вопросу, как же все-таки должны были продаваться те самые "сберкассы". Есть закон "О приватизации государственного и муниципального имущества" (от 21.12.2001 № 178-ФЗ), в котором написано, как и что должно делаться. В этой сфере уже давным-давно всё расписано и велосипед изобретать незачем. Законом установлено, что при проведении аукциона начальной ценой объекта является его рыночная цена, а рыночную цену определяет независимый оценщик. А по закону об оценке (федеральный закон №135-ФЗ от 29.07.1998) оценщик обязан учитывать в цене объекта то, что он находится в аренде, так как это обстоятельство исключает возможность некоторое время объектом пользоваться. В случае со "сберкассами", к слову, оценщиком был РГЦ "Недвижимость" - известная и авторитетная государственная организация. Да и у органов следствия, заметим, к правильности проведенных оценок претензий нет.

Добавим к этому, что действующая администрация Петрозаводска категорически отрицает, что городскому бюджету в результате приватизации 13 объектов недвижимости в 2007 году был нанесен ущерб. Следователи и тут нашли уловку – потерпевшей стороной называют правительство Карелии и республиканский бюджет, который субсидирует муниципальную казну. Но по такой логике можно признавать потерпевшим и федеральный бюджет – он ведь дотирует региональный и т.д., по цепочке. Правильно иронизировал Алиханов – так и до Всемирного банка реконструкции и развития дойдем.

Что же получается: к оценщику претензий нет, к органам власти (мэру Маслякову, депутатам Петросовета) - тоже, к точно таким же сделкам – никаких вопросов…  Полгода содержат под стражей Девлета Алиханова, не являющегося ни продавцом, ни покупателем городского имущества.

Сам Алиханов еще до ареста и позже, уже находясь за решеткой, называл свое уголовное преследование политически мотивированным и на всех судах по продлению содержания под стражей категорически отрицал вину. Можно верить или не верить его словам. Можно гадать, кто является настоящим заказчиком этого дела и за счет чего раскрутился этот маховик, результатом движения которого стали полгода, проведенные известным депутатом в следственном изоляторе. Но согласитесь – то, что инкриминируется Девлету Алиханову, в какой форме это делается, по каким основаниям - не выдерживает никакой критики. Ни с юридической стороны, ни, тем более, с человеческой.  Если судить по делу Алиханова, выходит, что в Карелии любого предпринимателя можно привлечь к уголовной ответственности абсолютно за любое действие. Да, пожалуй, и каждого гражданина нашей республики и нашей страны.

Наталья Захарчук

Комментарии

stas
2015-08-09 13:34:22
За то, что не боялся говорить правду властям . Остальным - наука: молчите, если не хотите за решетку.
Гость
Выбор читателей

Аналитика

20.01.2017 13:50
Обществоведение
Как живут люди в самом дальнем микрорайоне Петрозаводска.
19.01.2017 12:20

Чтиво

19.01.2017 16:05
Личное мнение
Карельский журналист и блогер Николай Габалов о том, что общего у "Шерлока" со "Смертельным оружием". 

Опрос

Как вы поведете себя, если введут налог на сбор ягод и грибов?