Аналитика. Политкухня
16:32, 11 Ноября 2015
4
1
2

Нелидов сидит, а дело его живет?

Депутат Законодательного собрания Карелии Девлет Алиханов, не признанный виновным в совершении какого-либо преступления, проведет в тюрьме год.

Так решил Петрозаводский городской суд, который по ходатайству следователя на прошлой неделе продлил известному политику срок содержания под стражей до 2 февраля будущего года. Депутат Законодательного собрания Карелии Девлет Алиханов находится в СИЗО за сделку по приватизации помещений Сбербанка, в которой он даже не участвовал;  сделку, заключенную в 2007 году по всем требованиям федерального законодательства, что подтвердили независимые оценщики, эксперты и даже суды. Однако следователь второго главного  управления следственного комитета России Игорь Гусев, приехавший заниматься делом Алиханова из Санкт-Петербурга, с завидным упорством продолжает держать его за решеткой, несмотря на то, что даже расследование уже завершилось. Для чего?  Не нужно быть экспертом, чтобы понимать – дело Алиханова имеет политическую мотивировку. Упрятав в следственный изолятор без  приговора суда известного депутата, заказчики, тем самым, попытались "расчистить политическое поле", укатав силовым катком всех, кто не угоден, и, в первую очередь, Алиханова, который пользовался и продолжает пользоваться авторитетом у жителей Петрозаводска.

Уникальность уголовного дела Алиханова в том, что в нем отсутствует не просто состав, но и собственно событие преступления. Его нет, как в эпизоде, касающемся приватизации муниципальных объектов, так и в эпизодах, связанных с якобы незаконным пересечением границы. Для того, чтобы это понять, достаточно быть здравомыслящим человеком.

 

Как можно похитить имущество с открытого аукциона?

К самому следствию сегодня возникает немало вопросов. Сначала питерские следователи  в эпизоде по Сбербанку придумали некую группу лиц, действовавшую по предварительному сговору. В уголовном деле их какое-то время называли "неустановленная группа лиц".  Но, по всей видимости, доказательств этому не удалось придумать, и тогда сотрудники в погонах переквалифицировали обвинение, и стали заявлять, что Алиханов реализовал замысел на хищение единолично.

Следователь Игорь Гусев (справа)

Напомним, в 2007 году мэр Петрозаводска, им тогда являлся Виктор Масляков, инициировал сделку по продаже муниципального имущества – помещений, где располагались отделения Сбербанка.  Был проведен открытый аукцион, участвовать в котором, прочитав официальное объявление, мог каждый желающий. Объявление было опубликовано в городском Официальном вестнике. Объекты продавались в соответствии с федеральным законодательством.  Именно эта сделка и стала поводом для возбуждения уголовного дела в отношении Алиханова. Почему именно Алиханова? Почему не Маслякова, который, собственно, и проводил сделку? Почему не Палкиной (руководитель отделения Сбербанка России в Карелии прим. ред.), которая была заинтересованной стороной?

Итак, если раньше считалось, что Алиханов "при проведении приватизации через неустановленных лиц повлиял на неустановленных сотрудников городской администрации", чтобы те выставили объекты на торги по заниженной цене с учетом того, что данное имущество находится в аренде у Сбербанка, и, по версии следователей, тем самым депутат нанес городскому округу ущерб – 11 миллионов.   То к осени все поменялось. Теперь, в окончательном варианте обвинительного заключения Гусев заявляет, что никаких неустановленных лиц не было. При этом ущерб почему-то составил не 11, а целых 35 миллионов рублей. Открытым остается вопрос, а как вообще можно похитить имущество, которое в соответствии с законом продано с аукциона?

Однако из заседания в заседание следователь Игорь Гусев просит оставить Алиханова под стражей, при этом никак не может объяснить, что же такое мошенническое совершил депутат. Единственным аргументом, которым оперирует следствие, является совершенно не логичный и противоречащий законодательству довод, что долгосрочная аренда якобы не является обременением.

На самом деле, когда обвинители Алиханова утверждают, что долгосрочную аренду нельзя считать обременением, ссылаясь при этом на 31 ст. 178 ФЗ – это, мягко говоря, лукавство, а по сути, фальсификация данных, указание на не соответствующие действительности факты. В реальности в 31 статье федерального закона № 178 говорится о том, что при отчуждении государственного или муниципального имущества в порядке приватизации соответствующее имущество может быть обременено ограничениями, предусмотренными настоящим федеральным законом или иными федеральными законами и публичным сервитутом. Сведения об установлении обременения указываются в информационном сообщении о приватизации имущества. И именно так было в истории с помещениями, арендованными Сбербанком.

"Объясните мне, что я нарушил, ведь я даже не участвовал в этой сделке? - задавал Алиханов вполне резонный вопрос на суде по продлению ареста. – Если вы объясните и сошлетесь на законы, я готов признать себя виновным и сразу же соглашусь на особый порядок рассмотрения дела. Но я должен понимать – какой именно закон я нарушил и в чем состоит преступление".

 

Худилайнен высказал свою позицию

Из материалов дела видно, более того, тому есть документальное подтверждение, что администрация города никакого ущерба от сделки по приватизации не получила. Соответствующее официальное письмо за подписью Галины Ширшиной в ответ на запрос адвокатов было зачитано в суде. Мэрия не считает себя потерпевшей стороной и поэтому логично, что не поддерживает и арест Алиханова.

Александр Худилайнен

Но следователь Гусев и тут проявил находчивость. Питерская группа решила, что раз мэрия Петрозаводска получает субсидии из бюджета республики Карелия, то потерпевшей стороной можно объявить правительство Карелии. По сути, свою политическую позицию и в целом отношение к этому делу высказал лично Александр Худилайнен, который пошел на поводу у силовиков и признал участие в процессе правительства, хотя притягивание республиканских властей совершенно нелогично.

"Я не понимаю, как такое происходит. Тогда потерпевшей стороной может стать и правительство России?! – спросил Алиханов. – Ведь правительство России субсидирует Карелию. А, может, и Всемирный банк реконструкции и развития сюда приплетем, раз уж решили цепочку устроить?! Он ведь России с деньгами помогает!"

Между тем, представитель правительства Алексей Дорохов на заседания о мере пресечения не приходит, но в своем письменном ответе просит суд продлить срок содержания под стражей Алиханова.  При этом у депутата даже нет возможности задать потерпевшей стороне вопросы – правительство упорно не ходит на суды.

"Вызывает удивление, когда не представитель правоохранительных органов, а чиновник правительства Карелии в своем отзыве поддерживает ходатайство следствия.  То есть он считает, что человек, который раньше никогда не привлекался к уголовной ответственности, которому трижды жители республики высказывали доверие, выбирая его депутатом Законодательного собрания, должен год провести в местах лишения свободы без обвинительного приговора!?" – искренне возмущался адвокат Михаил Ямчитский.

 

"Это дискредитация нашего государства"

Алиханов вынужден из раза в раз доказывать суду, что он не только невиновен, но и что не было самого события преступления.

"Если бы на самом деле было нарушение, прокуратура разве не среагировала бы? – спросил следователя Алиханов. – Прокурорская проверка была еще тогда. Почему тогда реакции не было со стороны силовых структур? В законе четко сказано, что при оценке, при приватизации муниципального имущества обязательно нужно учитывать договор аренды в виде обременения".

В Петрозаводске  с 2007 по 2014 годы были приватизированы 177 объектов недвижимости, находящихся в долгосрочной аренде. Все эти помещения продавались одинаково: начальную цену устанавливали, учитывая долгосрочную аренду в качестве обременения. В эти 177 объектов входят и помещения, которые арендовал Сбербанк.  Ни к одной из этих почти 200 сделок у правоохранительных органов претензий нет (хотя все они многократно проверялись), есть только к 13 объектам сберкасс. Только в этой сделке усмотрели "мошенничество". Добавим к этому тот факт, что ровно таким же способом, согласно федеральному законодательству, реализуются муниципальные и государственные помещения по всей стране, о чем сообщило в официальном ответе на запрос адвокатов Алиханова министерство экономического развития РФ.

"Это уголовно дело – полная фальсификация, - заявил Алиханов. - Почти четыре года идет следствие, всю мою деятельность в Карелии вдоль и поперек исследовали, и ничего не нашли. Даже по предъявленному обвинению это видно.Даже школьник увидит, что обвинение противоречит федеральному закону. Давайте сравним. Вот Нелидов: получил взятку, у него нашли меченые деньги. Здесь сразу очевидно - совершено преступление. И человек сидит. Я провел за решеткой почти год – пусть следствие покажет, в чем мое преступление, как оно было совершено!  Если бы мошенничество действительно было, тогда никто не стал бы возбуждать дело по ст.322.1 УК РФ (незаконное пересечение границы – прим. "Столица на Онего"). Эти эпизоды появились исключительно для моей дискредитации, и чтобы появился повод вмешаться питерцам, потому что речь шла о событиях федерального уровня. Поскольку наши правоохранители отказывались участвовать в этом шоу, на помощь им пришла бригада господина Гусева из Санкт-Петербурга".

Андрей Нелидов

Алиханов еще до ареста и позже, уже находясь за решеткой, называл свое уголовное преследование политически мотивированным и на всех судах по продлению содержания под стражей категорически отрицал вину.

"В 2009 году после выборов мэра Петрозаводска мне предложили пойти в Совет Федерации.  А в то время сенатором был Нелидов. Он не хотел уходить, целый год сопротивлялся и стал считать меня своим личным врагом. Все знают, что заказчиком моего дела является Нелидов. Вот и получается, человек сидит, а дело его живет!".

По мнению Алиханова, уже само уголовное дело и то, как оно ведется – дискредитирует и правоохранительную систему, и суд и государство в целом.

"Такое следствие дискредитирует карельский суд. Фактически следователь совершает преступление. Это дискредитация нашего государства, если любого гражданина можно так арестовывать!"

По его словам, версия следователя Гусева, что мэр может в одностороннем порядке занижать стоимость приватизируемых муниципальных помещений является коррупционной.

Однако следователи, а вслед за ними и суд, как будто не замечают этого, а скорее всего, намеренно игнорируют статьи федерального законодательства, продолжая держать невиновного человека за решеткой. Согласитесь – то, что инкриминируется Девлету Алиханову, в какой форме это делается, по каким основаниям - не выдерживает никакой критики. Ни с юридической стороны, ни, тем более, с человеческой.  Если судить по делу Алиханова, выходит, что в Карелии любого предпринимателя можно привлечь к уголовной ответственности абсолютно за любое действие. Да, пожалуй, и каждого гражданина нашей республики и нашей страны.

Учитывая, насколько абсурдны предъявляемые ему обвинения, непонятно, когда вообще состоится суд по существу этого дела. Но человек сидит в тюрьме. Просто потому, что сначала этого захотел кто-то наверху. Потом этого захотели питерские следователи. И все карельские суды, решающие, быть  гражданину на свободе или сидеть в тюремной камере, с этим согласились. И продолжают соглашаться.

Как будто Алиханов – закоренелый преступник! Как будто он, находясь на свободе, настолько опасен, что никакой другой формы, кроме как изоляции, для него просто невозможно применить! Но на минутку…  Мы говорим об Алиханове – том самом, которого в Карелии знают и уважают тысячи людей. Все те, кто десять лет за него голосовали, кому он помогал,  лично или как депутат. Это жители Древлянки и всего Петрозаводска, для которых он добивался справедливого распределения бюджетных средств - ремонта дорог, строительства детских площадок и спортивных комплексов, защищал их права и не боялся открыто говорить правду любой власти, даже той, которая в итоге занялась его преследованием.

Девлет Алиханов с жителем Древлянки на открытии бассейна

Для этих людей, как и для автора этих строк, совершенно очевидно, что, находясь на свободе, он не попытается скрыться или оказать давление на свидетелей. Даже в силу своих человеческих качеств. И еще – что никаких противозаконных действий он не совершал.

 

Наталья Захарчук

Комментарии

stas
2015-11-17 15:06:15
В том , что дело Алиханова сфальсифицированного теперь, когда всплыли детали сделки Белуги , абсолютно ясно. С Белугой высшие чины на охоту ездят , а это значит он свой в стае и "вне подозрений", а Алиханов" им спать не давал"- значит надо его устранить . Суд, прокуратура тут же встали по стойке смирно-им уже это не привыкать делать.
man
2015-11-16 18:36:48
Главное - все против карелов в Карелии! Ведь известно Алиханов хоть дагестанец, но женат на карелке. Тогда почему не возмущаемся? Ведь - один в один - колониализм. Так по научному называется.
stas
2015-11-12 12:05:53
Боятся отпускать его по одной простой причине. Алиханов начнет доказывать свою невиновность , и тут вскроются в его деле подлоги, подтасовки и просто откровенное попустительстве законом . А какой судья захочет про слыть не профессионалам, а тем более лишится зарплаты в 200 тысяч? Хотелось бы посмотреть на господина Дорохова , который действует в суде от имени правительства Карелии. Этот господин не является в суд , но исправно отправляет писульки с просьбой о продлении срока уважаемого в республике депутата. Тоже, наверное, Питерский "ценный" кадр. Даже мужества нет, чтоб явится в суд и посмотреть в глаза человеку. Ну что за подонки!
Гость
Выбор читателей

Аналитика

16.01.2017 11:35
Обществоведение
Адвокаты, представляющие интересы родителей утонувших на Сямозере детей, намерены выяснить, почему дала сбой система "112".

Чтиво

17.01.2017 13:38
Кофе со сливками
Гость рубрики "Кофе со сливками" - политолог Олег Реут.