\'\'События последних дней поставили жирный крест на попытках изменить ситуацию с тем, как проводится в Карелии монетизация льгот. Конституционный суд оценивать законность проводимой в республике реформы отказался. А депутатов, вновь попытавшихся увеличить сумму компенсации и закрепить за ветеранами право выбора – льготы или деньги, в очередной раз отфутболили на все четыре стороны. Как ни прискорбно об этом говорить, но получается, что надеяться обиженным старикам больше не на кого. И бежать некуда." />
Аналитика. Обществоведение
14:36, 21 Марта 2005

Некуда бежать

События последних дней поставили жирный крест на попытках изменить ситуацию с тем, как проводится в Карелии монетизация льгот. Конституционный суд оценивать законность проводимой в республике реформы отказался. А депутатов, вновь попытавшихся увеличить сумму компенсации и закрепить за ветеранами право выбора – льготы или деньги, в очередной раз отфутболили на все четыре стороны. Как ни прискорбно об этом говорить, но получается, что надеяться обиженным старикам больше не на кого. И бежать некуда.

Власть в Карелии весьма наглядно показала, что менять ничего не собирается, и ближайший год ветеранам, по всей видимости, придется прожить при существующей схеме социальной поддержки. Это значит, что 250 рублей вместо льгот – все, на что они могут рассчитывать. Это значит, что никакой индексации не будет. Это значит, что права выбора у них не появится. Очевидно, что никакие акции протеста, даже самые многочисленные, уже не помогут, - власть к ним привыкла и перестала обращать на них внимание. Бабушкины письма Путину, которые сейчас пачками уходят в Москву, подобны старорежимным взываниям к царю-батюшке. Вряд ли они способны что-то изменить. Все остальные ресурсы исчерпаны.

Судебный тупик

Самые большие надежды, конечно, связывались с Конституционным судом Карелии. Жалоба о неконституционности отдельных положений закона «О социальной поддержке»,  написанная депутатом ЗС Девлетом Алихановым, могла в корне изменить нынешнее положение дел. И то, что заявление от имени общественной организации «Попечительский совет Древлняки» было принято к рассмотрению Конституционным судом после того, как истцов отфутболил и Петрозаводский горсуд, и Верховный суд Карелии, уже давало повод думать, что именно в этой, а никакой другой инстанции отыщется правда. Неслучайно, в тот день, когда зачитывалось окончательное решение – законна ли сумма компенсации в 250 рублей, - в зале, как и в самом начале процесса, было много пенсионеров. А когда это решение зачитали, раздались хлопки, сопровождающиеся гневными выкриками: «Кому вы такие судьи нужны?! За что вам зарплату платят?»
 
Решение Конституционного суда оказалось неожиданностью для всех. Вместо того чтобы после всех детальных рассмотрений четко сказать, - нарушаются ли конституционные права граждан нашим законом о монетизации, или нет, - суд по-страусоному спрятал голову в песок, и ответил, что не уполномочен давать никаких оценок, поскольку это было бы вмешательством в дела другой ветви власти – законодательной. Зачем тогда, спрашивается, жалоба принималась к рассмотрению? И зачем проводились обсуждения закона с выслушиванием точек зрения всех заинтересованных сторон?  Не честнее ли было поступить, как другие судебные инстанции и не подавать лишних надежд старикам?  Позднее, комментируя решение Конституционного суда, представитель «Попечительского совета Древлянки», юрист Григорий Копнин говорил: «Я думаю, что такой итог – это ни в коем случае не поражение. Ведь отсутствие у суда позиции – это тоже своего рода позиция. И то, что Конституционный суд, в конце концов, отказался давать закону конституционную оценку, означает только одно – у него не нашлось достаточных аргументов, чтобы, ссылаясь на нормы, отказать в жалобе по существу. Таких аргументов просто нет. Выходит, правда, на нашей стороне».
 
Как считает Девлет Алиханов, своей позицией Конституционный суд не столько показал свою независимость от других ветвей власти (о чем пытаются говорить судьи), сколько наоборот, - продемонстрировал неспособность принимать решения, идущие в разрез с мнением правительства и парламента. «Никогда не поверю, что свое решение Конституционный суд Карелии выносил без оглядки на администрацию губернатора и парламентское большинство. Неужели и сейчас мы будем говорить о какой-то пресловутой независимости, если ни один суд не хочет идти против исполнительной власти и заступиться за стариков?»
 
Комментируя решение суда, политолог Анатолий Цыганков, в частности сказал: «Возникла, по сути, дикая ситуация, когда ни одна из судебных инстанций Карелии не берется рассматривать по существу требование граждан России. Для страны, стремящейся именоваться правовой, положение такое нетерпимо, но в нашей республике оно стало реальностью. Остается задаться риторическим вопросом: какой же суд тогда должен рассматривать исковое требование граждан, имеющих претензии к конкретному закону? Неужели только с помощью Европейского суда можно добиться конституционного права на судебную защиту в России?»
 
Впрочем, на то, что Европейский суд возьмется защищать наших ветеранов, тоже надежды мало, ведь в нем принимаются только те жалобы, которые уже прошли российские судебные инстанции, а в нашей ситуации еще ни одного судебного дела по существу вопроса не состоялось. Очевидно, что граждане Карелии оказались в правовом тупике, причем тупике, на наш взгляд, организованном сознательно.

Оставь надежду всяк сюда входящий

На прошлой неделе потерпела сокрушительный крах и попытка отдельных депутатов изменить ситуацию с льготниками с помощью поправок в карельский вариант закона о монетазиции. Представители фракции «Яблоко» - НПСР» и примкнувшие к ним парламентарии вышли с инициативой увеличения суммы компенсации льгот с 250 до 500 рублей. Одновременно  они потребовали закрепить в законе обязательную индексацию денежной компенсации и право выбора за каждым ветераном – деньги, или льготы. В качестве доказательства того, что положение людей после отмены льгот, действительно, ухудшилось, и нужны какие-то срочные меры, чтобы защитить ветеранов, депутаты привезли из районов республики письма, подписанные сотнями бывших льготников. Доводы их были рассмотрены на совместном заседании двух парламентских комитетов – по бюджету, и по социальной политике, однако ничто уже не могло повлиять на позицию, которую олицетворяет сегодня правительство и послушное ему парламентское большинство.
 
Отказ увеличить сумму компенсации в очередной раз объяснялся нехваткой денег в бюджете. При этом противники каких-либо изменений сталкивали льготников с учителями и врачами, - якобы в случае увеличения компенсации средства придется перекидывать со статей финансирования зарплаты работников бюджетной сферы (хотя они являются защищенными, и это всем известно). Инициаторов законопроекта пугали тем, что, если республике придется платить льготникам не 250, а 500 рублей, начнутся задержки с выплатами, а за ними – снова митинги и другие массовые выступления ветеранов. При этом совершенно не действовали такие доводы инициаторов законопроекта, как нежелание власти в трудную минуту экономить на себе. В этой связи не раз вспоминали недавно установленное парламентом пожизненное содержание губернатора и другие, на взгляд отдельных депутатов, позорные траты. Однако это не помешало заместителю министра финансов Сергею Михайлову, подытоживая дискуссию, сказать, что денег на увеличение компенсации в бюджете нет, все статьи расписаны и «никаких лишних мешков и счетов у правительства не имеется» и вообще, «экономика должна определять политику, а не наоборот». Напрасно депутаты напоминали, что, судя по отчетам правительства и губернатора, в прошлом году в Карелии был зафиксирован небывалый экономический рост. Куда же делись эти небывалые деньги? И почему их нельзя потратить на стариков?  На что представителям правительства пришлось признаться, что, несмотря на высокие экономические показатели, доходность карельских предприятий упала, и общее положение с наполняемостью бюджета на самом деле ухудшилось. И хотя чиновники пообещали, что в случае получения дополнительных доходов обязательно постараются отправить их на льготников, надежда на это весьма слабая. Достаточно сказать только, что в первом квартале 2005 года планы по сбору налогов выполнены не были, а недобор составил почти 250 миллионов рублей. 
 
В итоге члены двух комитетов большинством голосов высказались против увеличения компенсации и проведения индексации размера денежных выплат. Не дали старикам и права выбора – деньги, или льготы, поскольку, по мнению правительства, а с ним согласны юристы парламента, - это будет уже совсем другая форма социальной поддержки граждан, которая, к тому же приведет к неравноправию, ведь у федеральных льготников права выбора нет, так как же его можно дать республиканским?!
 
По итогам заседания у присутствующих могло возникнуть впечатление, что исход  дискуссии предрешен заранее. Что бы ни говорили сторонники изменения закона, любые доводы наталкивалось на глухую стену занявших оборону чиновников и солидарного с ними парламентского большинства. Стало совершенно очевидно, что ждать милости от них бесполезно.
 
Теперь, можно ожидать, вопрос с льготниками начнет уходить из актуальной повестки дня. Да, возможны еще какие-то стихийные митинги и демонстрации, возможны письма президенту и новые законодательные инициативы. Но наступает момент, когда все законные способы оказываются исчерпанными. Это тупик, выход из которого возможен только в случае смены власти.
 
Наталья Захарчук

Комментарии

General Filatov
2005-04-17 16:03:29
Пятая колонна» сегодня - действующая «демократия», зримая «свобода слова» и абстрактные «права человека». «Пятая колонна» - как форма захвата власти без вторжения «германских» армий. Один мой давний знакомый, он теперь теоретик, его слушают в ООН, ввел термин оккупации «пятой колонной» - «дистанционный, бесконтактный». «Пятая колонна» - как режим удержания и замирения населения. «Пятая колонна» - тот же Государственный Флаг, тот же государственный Гимн и Правительство с «национальным лицом». Змия меняет кожу. Здесь все наоборот: оккупация «пятой колонной» - это вползания тихо-сапой в нутро национального государства и выгрызание сердцевины его национальной власти, при полном сохранении внешней атрибутики – как было. klich.ru
anika
2005-03-28 10:26:34
Ушату Помоев: Высоцкий пишется через "ц"
1
2005-03-24 12:55:17
1
Вещий Олег
2005-03-23 09:21:58
Отрадно, что отмечается замечательная тенденция у общественных организаций находить лазейки с нашей стороны баррикад. Это очень важная инициатива со стороны попечительского совета Древлянки. Главное чтобы не вышло как у Моськи со Слоном.
Вещий Олег
2005-03-23 09:14:49
Интересно, а у суда вообще может быть какая-либо позиция? Или может быть не позиция, а поза?
Вещий Олег
2005-03-23 09:10:21
Советский суд самый справедливый суд в мире! Может быть кто-нибудь помнит точнее эту фразу из кинофильма?
Карлсон
2005-03-22 20:05:27
Самое страшное, что бежать-то действительно некуда.
Юстас Алексу
2005-03-22 17:19:18
Г-на Алиханова-то понятно, тот и страусов в дельте реки Суна с прибылью выращивать будет, а стадо даунов из нашего кабинета министров туда лучше не пускать - не такая и плохая речка эта Суна.
Историк Куксу
2005-03-22 17:16:08
Оно было безоблачным и светлым. Потом появились облака и свет куда-то делся. А потом вот Конституционный Суд стал такие трюки выделывать. И оно (детство) ушло безвозвратно. Даже в снежки почти не играю (а про снеговиков вообще молчу).
Kuks to Историк
2005-03-22 13:43:46
Расскажи нам о своём детстве...
Гость
Выбор читателей

Чтиво

25.05.2017 15:12
Без политики
В мэрии Петрозаводска поспорили о языческих символах на камнях, которыми хотят украсить парк "Ямка", и обсудили, чем пахнет в карельской столице.

Опрос

Что должно быть на Онежской набережной?