999 руб.
/
1500 руб.
-33%
Экономия 501 руб
1999 руб.
/
2500 руб.
-20%
Экономия 501 руб
4990 руб.
/
5850 руб.
-15%
Экономия 860 руб
499 руб.
/
790 руб.
-37%
Экономия 291 руб
Аналитика. Обществоведение
12:51, 22 Июля 2016

"Старики хотят домой – плачут"

Жильцы пострадавших от взрыва квартир на Пробной спустя 10 месяцев после трагедии все еще не могут вернуться домой.

Тогда, 19 сентября 2015 года в пятиэтажном блочном доме №22 по улице Пробной произошел взрыв бытового газа в квартире, расположенной на третьем этаже. Взрывом были частично разрушены четвертый и пятый подъезды.

Одна женщина погибла на месте происшествия, позднее в больнице скончались еще две пострадавшие.

По факту трагедии было возбуждено уголовное дело. Обвинение предъявлено 40-летнему мужчине, который незадолго до трагедии делал ремонт в квартире, где прогремел взрыв.

Полуразрушенный дом, напуганные люди, обескураженные чиновники, смерть, боль, горе и разруха – все это было осенью 2015 года… И остается сегодня.

"Столица на Онего" побывала на месте трагедии спустя 10 месяцев и узнала, почему квартиры, пострадавшие от взрыва, до сих пор пустуют, зияя черными окнами, хотя в них сделан ремонт; увидела черные от копоти подъезды, торчащие провода, валяющийся повсюду строительный мусор и огромные трещины на стенах; услышала от жильцов нелестные слова в адрес чиновников, которые обещали оказать помощь, но позже сказали, что денег нет; удивилась квитанциям, где выставлен счет за воду, несмотря на то, что в квартирах нет водопроводных труб.

 

"Папа попал с инфарктом в больницу, когда увидел квартиру после ремонта"

Пенсионеры – 87-летний Иван Яковлевич Горожанкин и 83-летняя Клавдия Михайловна Горожанкина проживают в квартире №62, которая находится на первом этаже в пятом подъезде, на один этаж ниже той, где произошел взрыв.

После трагедии их жилье пострадало от пожара и воды (при тушении).  От ударной волны упала мебель, деформировались окна и двери. В момент происшествия пенсионеры находились дома: слепая Клавдия Горожанкина сидела в комнате на диване, Иван Яковлевич хлопотал на кухне. Они не получили травм. Был лишь испуг и стресс. В тот же день дети забрали стариков к себе в благоустроенную квартиру на Древлянке. Тогда никто не знал, что самое тяжелое время для четы Горожанкиных только начинается.

Несмотря на то, что повреждения в квартире были незначительные, возвращаться домой было опасно. Родственникам разрешили забрать вещи и документы.

Мокрое белье, пропахшее гарью, перекочевало на Древлянку: его стирали, сушили, проветривали и вновь стирали – от запаха избавиться не удавалось. "Запах гари появился даже в наших квартирах", - вспоминают дочки Горожанкиных.

Позже начались чуть ли не ежедневные походы в квартиру на Пробной: то подписать какие-то бумаги, то освободить от вещей и дать доступ газовикам к трубам. Аккуратно разбирал Иван Яковлевич сделанную собственными руками кухонную мебель, отодвигал в ванной вещи. Даже пробовал подмести мусор, в надежде, что скоро им разрешат вернуться домой, где прожито без малого 43 года, с самого начала постройки дома, где вырастили детей и внуков. Но по приказу властей возвращаться домой запретили до тех пор, пока не будут устранены все последствия взрыва.

 

В квартирах велено было произвести ремонт

Оценив масштабы работ, власти решили денег пострадавшим не давать, а нанять строительную компанию, которая профессионально все сделает.

Ремонт проводился в два этапа: вначале восстановили несущие конструкции дома, вторым этапом отремонтировали квартиры: сделали самое основное – стены, окна, электричество, отопление и газ. "Косметику" оставили квартирантам, так как жилье в собственности. Прошло полгода - строители завершили ремонт. В конце марта жильцов пригласили принимать работу.

"Квартира была в ужасном состоянии, - вспоминают родственники пенсионеров Горожанкиных, - строители нам все разворотили. Кухню папа делал сам (он плотник), ее разломали, под подоконником был холодильник – его тоже сломали, подоконник сняли, так и не восстановили, окно на кухне было разбито, половина батарей пропала. Их меняли, так как зимой вся система заморозилась. Газовые трубы провели только до квартиры, остальное было нашей заботой. Мебель, сантехника, колонка и ванна – все валялось по дому. Папе стало плохо, когда он увидел все это. Накопленные переживания, волнение привели его на больничную койку. Папу увезли на "скорой", у него случился инфаркт".

Несмотря на весь увиденный ужас, акт приемки родственники подписали, так как на деле выходило, что строители свою работу по всем пунктам выполнили: стены, окна восстановили, электричество провели, отопление вернули, газовые трубы до квартиры подвели. Имеющиеся недочеты, в частности, разбитое окно, обещали исправить.

Пробная,22-а, кв.62 после ремонта строителей

Таких строителей близко нельзя подпускать к квартирам

 - Четвертый месяц мы делаем ремонт после строителей, - рассказали родственники Горожанкиных, - сломанное окно, которое строители обещали заменить, в итоге после долгих просьб и хождений поставила управляющая компания. Пропавшие батареи нам так и не вернули. Их у нас стало в два раза меньше: например, под окном было две батареи – теперь одна. В управляющей организации сказали, что батареи чугунные, греют хорошо – и этого количества хватит. Но ведь у родителей первый этаж, холодно.

Так в кв.62 отремонтировали несущую стену

Пока мы про это не думаем, так как есть более серьезные проблемы. Дело в том, что когда строители ушли, и мы остались в квартире одни, то услышали, как рядом с нами кто-то разговаривает. Оказалась, это между собой общаются соседи за стенкой из другого подъезда. Не напрягая голоса, мы вступили с ними в диалог. Слышимость была замечательная. Это нас насторожило, и мы решили узнать, почему так происходит. Сняли тонкий лист гипсокартона и… нашему взору предстала разломанная несущая стена, части которой были скреплены железными планками. Между железными планками строители "заботливо" проложили обрывки стекловаты, а после прикрыли все это гипсокартоном. Сразу и не заметишь. Мы, конечно, стали звонить в строительную компанию, но нам ответили там, что раз акт приемки подписали – значит, претензий к работе не имели. Спорить не стали. Поняли, что если добиваться правды, то надо идти в суд, но тогда наши старики точно не доживут до конца ремонта.

В кв.62 после ремонта строителей пропали батареи
кв.62 ремонт пола, дыры в подвал с крысами

Начали восстанавливать все своими силами. Еще осенью прошлого года, сразу после взрыва, нам на счет было перечислено 84 тысячи рублей – это и компенсация пострадавшим (каждому по 4 тысячи) и компенсация за утраченное имущество, и еще что-то. Эти деньги пошли в ход.

Бригада строитлей за деньги восстановила стену в кв.62

Наняли бригаду строителей, они заложили нам стену блоками. Восстановили подоконники. Позже обнаружилась другая проблема: когда подключили люстру в комнату, то выяснилось, что она горит при условии, что включен свет в кладовке. Обращаться к строителям уже не стали – еще тогда нам дали понять, что ремонт выполнен согласно требованиям и мы его приняли. Пришлось вызывать платного электрика, который нашел коробку, исправил неправильное соединение проводки. Дальше, чтобы поклеить обои, боролись с плесенью на стенах, которая появилась зимой в результате сырости – дом-то не отапливался. На следующем этапе разобрали пол, он был восстановлен, как и стены: между основанием пола и стенами были дыры, из подвала пахло гнилью, без труда туда можно было просунуть руку и поздороваться с крысами. Все пришлось переделывать. Газ провели только до квартиры – так у всех. Чтобы подключить плиту и колонку, необходимо было съездить на Путейскую в "Карелгаз", заплатить там 10 тысяч, получить бумажку, договориться с газовиками о подключении, которое стоило 2,5 тысячи (за работу), после позвать пожарных – они за 4 тысячи поставили подпись, что все хорошо. К колонке подходит труба для холодной воды – это уже работа сантехника, она стоила 3,5 тысячи рублей. Поменяли раковину, унитаз. В общем, работы много, но сейчас уже всё в стадии завершения, торопимся.

Так провели новый стояк в кв.62
Плесень на стенах в кв.62
Строители провели проводку по обоям

Мама с папой каждый день считают – так домой хотят, плачут

- Еще не знаем, что там у нас с холодильником и телевизором, они пока стоят, но были залиты. Диваны мы выкинули, шкафы высохли.

В квартире перестало пахнуть гарью, сейчас запах ремонта. Надеемся, что родители скоро смогут вернуться домой.

А тех строителей, что у нас ремонт делали, близко нельзя к квартире подпускать. У нас соседка напротив, когда увидела, сколько ей предстоит еще ремонтировать, поняла, что не справится, и просто квартиру продала: за 1,5 млн трехкомнатную квартиру купила молодая семья, все отремонтировали и живут в ней. А бабулечка та, прожив здесь 43 года, переехала к сестре.

Еще к нам после ремонта строителей комиссия приходила, вроде с мэрии, они считали, сколько еще потребуется денег для косметического ремонта. Насчитали 200 тысяч, это без тех 84-х, которые мы уже получили. Всего для компенсации всем жильцам, пострадавшим от взрыва насчитали 2,8 млн рублей. Миллион должно было выделить правительство республики на условиях софинансирования, 1,8 млн – это деньги из городского бюджета.

Пока нам пришла только 71 тысяча – это от правительства, их перечислили на прошлой неделе, а от мэрии – тишина. Наверно, денег нет.

 

"Не знаю, как начать ремонт, а они жульнические деньги берут"

После квартиры Горожанкиных на первом этаже поднялись наверх. Дома никого не оказалось, но соседи рассказали, что там люди приходят по вечерам и выходным – делают ремонт для своих родителей и вроде уже заканчивают, так что скоро хозяева вернутся домой.

В квартире на третьем этаже, где произошла трагедия, - тишина. Туда некому возвращаться. Хозяйка погибла при взрыве, ее муж выжил, но он недееспособен. Парализованного отца к себе забрала дочь. Квартира пустует.

А вот на четвертом этаже, в квартире №71 нас встретил крепкий эмоциональный мужчина средних лет с маленькой дочкой и пожилой мамой.

Зайти к ним в дом может любой желающий, это не составляет труда. Ведь в дверях нет замка, его выбили строители, так как ключи, оставленные хозяевами, были утеряны. Теперь в дверях красуется огромная дыра, через которую можно наблюдать за всем происходящим. Только смотреть нечего – не живет там никто, и ремонт тоже не делают. Пустая квартира, оставленная строителями. Никто, кстати, там еще стены не вскрывал, не знают, как их восстановили "профессионалы". И лампочки тоже не вкручивали – соединения не проверяли.

"Я Дмитрий Феликсович Качанов, это моя мама – Лидия Павловна Качанова, ей 69 лет. До взрыва она проживала здесь с папой, но сейчас всё трудно. В момент трагедии папа был дома один, мама находилась на операции в больнице. При взрыве отец получил травмы, в том числе перелом позвоночника. Попал в больницу, пережил несколько операций, но оправиться так и не смог. Он умер 3 февраля. Мама пока со мной, ей трудно все воспринимать".

"Как жить, не знаю, - вступила в разговор Лидия Павловна, - со дня похорон мужа не прошло и полугода. Знаете, мы здесь ведь евроремонт сделали, 9 мая завершили, как раз за несколько месяцев до взрыва, а пожить так и не довелось. Все деньги накопленные вложили, думали, что на пенсию проживем, а такого-то нам больше ничего не надо. Сын есть, внуки растут. А тут вон как все получилось. Где мебель, где всё – ничего не знаю. Теперь я одна, да еще болею. Посмотрите, что они нам с квартирой сделали: сантехники нет, стены и пол все кривое, весь наш ремонт пропал, батареи металлические на чугунные заменили - не знаю, где такие взяли. Все трубы срезали – нет ни водопроводных, ни газовых, между полом и стенами зазоры, в отверстия, где стояк отопления, можно, наверно, голову запихать. Плитку в ванной откололи, саму ванну бросили здесь. Все это как-то надо восстанавливать, но на какие деньги? Нам осенью, после взрыва дали 162 тысячи, потом комиссия какая-то приходила, насчитала 170 тысяч еще, но их пока не давали. Я сейчас живу то у сына, то на даче, сюда не прихожу – сил нет на все смотреть. Но вот за квитанциями заехала. Посмотрите, они нам счета отправляют за воду – 570 рублей, 10 куб. м. воды, а ей даже течь неоткуда. Еще с нас берут 200 рублей за текущий ремонт, а 400 – за ремонт крыши. Не понимаю, если мы за капремонт платим, то почему на эти деньги нельзя отремонтировать крышу, тем более она пострадала в результате взрыва, ее, наверно, управляющая компания без нас должна сделать. А они все присылают счета и присылают, потом разбираться через суд придется, чтобы перерасчет сделали".

В кв.71 вместо металлической батареи, установленной хозяевами во время евроремонта, появилась старая чугунная

Прислонившись к стене, стояла пожилая растерянная женщина, на которую в одночасье свалилось горе и куча проблем.

"Я не знаю, как начать ремонт в своей-то квартире, как все восстановить у себя, а они жульнические деньги берут".

Медленно мы все вышли из квартиры, прикрыв за собой дырявую дверь.

"У нас тут двойная стояла, - сказал Дмитрий Качанов, - но ее взрывом выбило, строители оставили одну, как по ГОСТу положено".

Он махнул рукой и в сердцах сказал: "А вы знаете, может так и нельзя говорить, но почему правительство к нам так относится: своим при трагедии только по 4 тысячи компенсации дали, а на Сямозере, где с другого региона были люди, по миллиону выплатили?! У нас здесь тоже люди погибли, да и вон до сих пор старики продолжают умирать, так как не смогли пережить все это".

 

Пожилых людей ставили в такие рамки, что они трясущимися руками выносили последние деньги

Мы стояли в общем коридоре. Вокруг были закопченные стены, торчали электропровода, повсюду валялся строительный мусор, демонтированные старые рамы, трубы. Подъезд находится в таком состоянии больше полугода, никто его не торопится приводить в порядок.

"У нас управляющая компания "МНП Строй", - рассказал собственник квартиры №73 - молодой человек по имени Денис, - на уровне администрации решается вопрос о деньгах по ремонту подъезда, но пока тишина".

Денис вступил в борьбу с ресурсоснабжающими организациями и управляющей компанией. Пытается найти правду: пишет запросы и жалобы, заявления в надзорные органы, но пока воз и ныне там.

Правда, удалось добиться перерасчета по некоторым позициям, но это лишь в отношении себя. За других он выступать не имеет права.

- Наша квартира не сильно пострадала при взрыве, только двери деформировались, - рассказал Денис, - поэтому мы с 30 марта уже могли заселиться, у нас ремонт не требовался, как у соседей по площадке. Вот только пытаюсь с платежами разобраться. Мы, когда въехали весной, сразу стали получать корреспонденцию, пришли квитанции. Расчеты на воду были сделаны по среднему тарифу, как будто в квартире не установлены счетчики. В "Водоканале" пересчитали. Пока разбирались, половина жильцов получила от Контрольно-расчетного центра досудебные уведомления по факту неоплаченных счетов, хотя у нас из 15 квартир живут только в шести. Абсурдная ситуация. Электричество пересчитали, надо только счетчик перерегистрировать. Газ без долгов пока. Самая большая проблема с графой "жилищные услуги", где выставлены счета за содержание и ремонт дома, обслуживание домофона, вывоз мусора, обслуживание внутридомового газового оборудования, которые находятся на балансе дома и в ведении управляющей компании. За все мы должны платить по среднему тарифу даже за те месяцы, пока здесь не жили.

С 1 января капремонт добавился. Эту плату не должны брать с пенсионеров старше 80 лет, здесь такие почти все. Но счета приходят, так как чтобы не платить за эту графу, пожилым людям надо ехать и писать заявления, а они в силу своего возраста сделать многого не могут, не у всех же дети есть. С февраля в квитанциях появилась строка "ремонт крыши" (460 рублей ежемесячно) над пострадавшими подъездами 4 и 5. Решается вопрос о выделении средств, но пока начисляют все это нам. А также с нас теперь берут деньги (435 рублей) каждый месяц за замену теплопункта, пока не разобрался, что это такое.

Обращался с этим вопросом в управляющую компанию, но там еще нет документации по тепловому узлу, а также не определен подрядчик, который будет выполнять ремонтные работы. Пока счета выставляются по приблизительным расчетам. Сметы нет.

За сентябрь, октябрь и ноябрь 2015 года мы платили по старому тарифу, потом был сделан перерасчет, декабрь, январь и февраль приходили счета по сниженному тарифу, а вот в марте уже все вернулось на свои места, и тариф стал прежним.

Сказали, так положено по Жилищному кодексу, даже если ты в квартире не проживал. Но ведь есть разница, когда ты по доброй воле не проживаешь, а когда – ты вынужденный переселенец.

С "Карелгазом" – отдельная история. Они просто наживаются на нас. У них после взрыва было два пути проведения восстановительных работ: первый – опрессовка всех труб и замена только поврежденных участков, второй – демонтаж всего стояка и установка нового за счет жильцов.

Они выбрали второй вариант, менее затратный для них – и в денежном плане, и по времени. Поэтому и трубы завели только до квартиры, а остальное должен оплатить жилец. Причем торопили всех. Людей ставили в такие рамки, чтобы они принимали решение сразу: мол, за 12 тысяч мы вам все сделаем, а если не согласитесь, будете потом мыкаться. Трясущимися руками пенсионеры выносили им деньги. Хотя я, например, не стал принимать их услуги, а обратился в другую компанию, где все работы по восстановлению газового оборудования в квартире мне обошлись в два раза дешевле.

Компания "Газстрой", с которой Горгаз заключил договор по установке газового оборудования выполнял работы за 12 тысяч, а "Карельский ресурс", который тоже имеет все разрешения на проведение таких работ, - просил всего 6 тысяч.

Причем сотрудники "Карельского ресурса" выполняли все аккуратно, не ломали мебель на кухне.

Чтобы вернуть все на свои места, надо очень сильно постараться: ходить, писать, просить - чиновники дверь сами перед тобой не распахивают. Старикам это сделать самим нереально.

 

Так и до другой беды недалеко

В пятом подъезде по стояку, где расположена квартира, в которой взорвался газ, живут лишь на пятом этаже, остальные окна зияют темнотой. На газоне валяется строительный мусор, куски разломанных стен. Жильцы уже начали самостоятельно восстанавливать былую красоту, поставив клумбы, сделанные из покрышек. Но тем не менее чувствуется общая напряженность. Увидев нас с фотографом у подъезда, подошла пожилая женщина и показала на газовую трубу на доме.

"Вот видите, как сделали, поменяли только часть и ту не утеплили, а старую трубу оставили. Вы знаете, когда кусок этой старой трубы упал тогда при взрыве, то он рассыпался словно пепел. Понимаете, что они нам тут оставили. Так и до другой беды недалеко. В шестом подъезде посмотрите, там над окнами трещины, они от взрыва еще больше стали. Их никто не заделывал", - осторожно, почти шепотом сказала женщина и ушла в шестой подъезд.

автор Ира Меркова
фото Сергея Юдина и собственников квартир

Комментарии

Серж
2016-07-24 19:36:00
К сожалению отстаивать свои права только в суд!Кто подписал все,дальше за свой счет...
эдуард3
2016-07-23 17:00:40
Автор статьи все хорошо поведала ! Хорошее на этом кончилось ! Читаешь и хочется взять чиновников , которым поручено решать все эти проблемы и выкинуть в отстойную яму . Общество молчит, депутаты молчат - твари мы все,и чего нас природа терпит Над всем народом в России издеваются нерадивые чиновники и нет с них спроса . И снова пойдут депутаты и партии себя выдвигать - только и слышно- мы заботимся о народе. Гнать поганой метлой надо все нерадивые партии и всех депутатов, всех чиновников - да некому! На выборы огромные деньги находят - а над людьми издеваются! Нет элементарной дисциплины в России, все пущено на самотек! Даже за погибших не могут выплатить компенсации - это не люди - это равнодушные организмы!
AlexHyalex
2016-07-22 14:53:31
Достойно! Наша власть молодец, все самое лучше гражданам РФ! А себе остатки небось только забирает, вот и нарушение всех законов математики, остаток всегда больше вычислителя
Гость
Выбор читателей

Аналитика

16.10.2017 10:20
Капитал
Этой осенью олонецкая молочная продукция дебютирует в новой упаковке.
16.10.2017 09:18

Чтиво

16.10.2017 11:12
Личное мнение
Почему будущая президентская кампания вгоняет петрозаводскую интеллигенцию в депрессию и отчаяние.
12.10.2017 16:27

Опрос

Кто должен стать следующим детским омбудсменом Карелии?