Аналитика. Политкухня
14:53, 03 Ноября 2016
4
1
2

Всего один факт

Алиханов назвал условие, при котором готов признать вину и возместить ущерб, несмотря на свою непричастность к сделке, за которую его судят.

Защита Девлета Алиханова обратилась в прокуратуру и к главе Карелии Александру Худилайнену с официальным письмом, и в нем назвала условие, при котором известный политик готов признать вину и возместить ущерб государству, несмотря на то, что не имеет никакого отношения к спорной сделке, рассматриваемой в суде. Об этом стало известно на последнем заседании в Петрозаводском городском суде, где продолжилось рассмотрение дела бывшего депутата Заксобрания Карелии, известного политика и предпринимателя Девлета Алиханова.

 

От Камчатки до Калининграда, и Карелия – в том числе

В начале заседания защитник Алиханова Михаил Шогин выступил с ходатайством о приобщении к материалам дела трех официальных запросов. В них Девлет Алиханов называет условие, при котором он готов признать вину, выплатить сумму ущерба и рассмотреть дело в особом порядке, несмотря на то, что не имеет никакого отношения к спорным объектам недвижимости, приватизация которых стала предметом судебного рассмотрения. А именно – не выставлял их на аукцион, не участвовал в оценке и приобретении, то есть – не становился собственником.

Запросы были отправлены трем адресатам – заместителю генерального прокурора по Северо-Западному федеральному округу Александру Гуцану, который утверждал обвинительное заключение в отношении Алиханова, прокурору республики Карену Габриэляну, чье ведомство поддерживает обвинение в суде, а также главе Карелии Александру Худилайнену, поскольку правительство признано потерпевшей стороной.

Во всех трех запросах Алиханов просит предоставить ему доказательства – хотя бы один факт и конкретный пример приватизации объекта недвижимости, находящегося в долгосрочной аренде в Карелии или других регионах России, когда бы определение начальной цены имущества для организации аукциона по федеральному закону № 178 (в редакции от 24.07.2007 года) проводилось без учета обременения в виде долгосрочной аренды.

Как считает защита Алиханова, если такой пример существует – чтобы приватизируемый объект продавался на аукционе без учета обременения долгосрочной арендой – то сведения об этом должны иметься и в распоряжении правоохранительных органов, которые осуществляют контроль за деятельностью органов государственной власти и местного самоуправления, и в распоряжении правительства.

- Если мне предоставят доказательства хотя бы одного такого случая, я признаю вину, возмещу ущерб и пойду на особый порядок рассмотрения дела, - сказал на суде Алиханов. – Но вся суть в том, что все муниципальные или государственные объекты недвижимости, находящиеся в долгосрочной аренде, по 178 федеральному закону, от Калининграда до Камчатки, приватизируются одинаково – с учетом обременения в виде долгосрочной аренды.

Очевидно, что найти такой пример обвинителям Алиханова будет нелегко – скажем честно, они вряд ли его отыщут, - его не существует. И это станет лишним подтверждением того, что в уголовном деле Алиханова отсутствует само событие преступления – его пытаются наказать за сделку, которая была проведена точно в соответствии с действующим федеральным законодательством, а именно – по 178 ФЗ. Не случайно и сторона обвинения, и представитель правительства Худилайнена Алексей Дорохов – были категорически против того, чтобы эти запросы приобщили к материалам дела. Хотя это ничего не меняет: Алиханов высказал свою позицию, защита отправила официальные письма трем заинтересованным сторонам, и теперь закон обязывает их ответить.

Вместо того, чтобы разобраться в ситуации, следствие умышленно приобщило к материалам уголовного дела в качестве примера факт приватизации муниципальной собственности, арендуемой предприятием малого бизнеса под аптеки, которая проходила по другому закону – ФЗ № 159, который начал действовать позже и регламентирует совершенно иную процедуру приватизации (он актуален для тех предприятий, которые долгое время арендуют недвижимость у муниципалитета и имеют право на внеочередной выкуп без проведения торгов).

 

"Особый подход"

Вне зависимости от того, какими будут ответы, существует официальная статистика: за период времени с 2006 по 2014 годы в соответствие с федеральным законом № 178 на территории Петрозаводска были приватизированы 177 муниципальных объектов, где начальная цена была определена с учетом обременения в виде долгосрочной аренды. По Карелии ровно по такой же схеме - почти 400, находящихся в государственной собственности. А всего по России – десятки тысяч объектов были таким же способом приватизированы. Что будет с этими сделками? Или вслед за Алихановым за решетку придется отправлять всех российских предпринимателей, которые имели отношение к приватизации госимущества по 178 ФЗ? Ведь суть обвинения в отношении Девлета Алиханова сводится к тому, что в 2007 году в Петрозаводске при приватизации помещений, арендованных Сбербанком, при определении начальной цены спорного имущества для выставления на открытый аукцион стоимость была необоснованно определена оценщиком с учетом обременения в виде долгосрочной аренды.

Напомним, Девлет Алиханов почти два года находится в СИЗО за сделку по приватизации помещений, арендуемых Сбербанком, в которой он даже не участвовал; сделку, заключенную в 2007 году по всем требованиям федерального законодательства, что подтвердили независимые оценщики, эксперты и даже суды.

Добавим к этому, что в уголовном деле по обвинению Девлета Алиханова, присутствуют две судебно-оценочные экспертизы, проведенные по заказу следствия.  Первую организовали по обращению Следственного комитета Карелии, вторую – по заказу следственного управления МВД Карелии. И оба этих экспертных заключения содержат одинаковые выводы – приватизация помещений, арендованных Сбербанком, была проведена в соответствии с законодательством, сделка совершена правильно – через открытый аукцион, начальная цена сформирована с учетом обременения долгосрочной арендой,  ущерб государству нанесен не был. И именно поэтому никакой реакции правоохранительных органов на том этапе не последовало – уголовное дело возбуждать отказались. Тем более, что с выводами экспертов согласилось и региональное Управление федеральной антимонопольной службы, которое также не нашло в приватизации спорных объектов никаких нарушений.

"Если бы на самом деле был нанесен ущерб городскому бюджету, то следствие обосновало бы это выводами судебной экспертизы, - пояснил Алиханов. - Но следствие это не делает. А все потому, что судебная оценочная экспертиза была проведена по заказу следственного комитета еще 24 апреля 2013 года. И эта экспертиза указала на отсутствие ущерба".

 

Зашли в тупик

С одной стороны, очень интересно посмотреть, что же все-таки напишут в ответах на запросы прокуроры и Александр Худилайнен. С другой стороны, - и без этого очевидно, что обвинение зашло в тупик.

Следователи никак не хотят принимать тот факт, что приватизация 13 помещений в 2007 году проходила по федеральному закону № 178, который был принят, в том числе, чтобы исключить возможность коррупции при продаже муниципального и государственного имущества. По этому закону ни мэр, ни чиновники администрации не могут занизить или завысить начальную стоимость имущества, выставляемого на торги.

Статья №12 178-ФЗ (в тот период действовала редакция от 24.07.07) определяет порядок определения начальной цены приватизируемого муниципального имущества, где нормативная стоимость является минимальной ценой, по которой возможно отчуждение имущества. И эта цена определяется независимым оценщиком. В нашем случае оценку спорным объектам провела государственная компания РГЦ "Недвижимость", и общая стоимость 13 спорных объектов составила 30 миллионов 934 тысячи рублей. Далее эту стоимость в качестве начальной единогласно утвердила комиссия по торгам в составе 12 человек. Потом она же опубликовала информационное сообщение с указанием начальной цены выставляемых на аукцион объектов недвижимости, а также подтвердила, что эти объекты обременены договором аренды до 31 декабря 2014 года и что получена предоплата за аренду на весь период. Это информационное сообщение было опубликовано в приложении к газете "Петрозаводск" – "Официальный вестник". Аукцион был открытым, и любой желающий мог участвовать в нем и победить, предложив максимальную цену. В итоге все 13 объектов были проданы за 33 миллиона 655 тысяч рублей.
Именно после этого аукциона сотрудники МВД Карелии назначили оценочную экспертизу, чтобы провести проверку по факту приватизации спорных объектов. И экспертиза доказала, что городскому бюджету не нанесено никакого ущерба.

"Была определена начальная цена для выставления 13 объектов на открытый аукцион. Все обременения в отношении данного имущества были указаны в информационном сообщении. Следствием не было установлено ни одного факта, который бы свидетельствовал об оказании давления на возможных участников такого аукциона. В нем мог участвовать любой", - подтвердил адвокат Алиханова Михаил Шогин.

За что же тогда судят Алиханова?

 

За преследование бизнеса – 10 лет колонии

В этой связи уместно напомнить, что президент России Владимир Путин буквально на днях предложил ужесточить наказание за преследование бизнеса. Он внес в Госдуму законопроект об изменении и дополнении статьи 299 Уголовного кодекса РФ, направленный на повышение защищенности предпринимательской деятельности от незаконного преследования. Эта статья защищает заведомо невиновных от привлечения к ответственности, и президент предложил изменить срок наказания по ней с 5 до 7 лет лишения свободы. Кроме этого, если человек будет обвиняться в тяжком или особо тяжком преступлении, то меру предложено увеличить до 10 лет. Законопроект также предусматривает введение третьей части статьи 299 - об ответственности за преступление, связанное с привлечением заведомо невиновного "в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности либо из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло прекращение предпринимательской деятельности либо причинение крупного ущерба". Срок по третьей части этой статьи предложено установить от 5 до 10 лет.

В записке к проекту сказано, что вводимые меры помогут устранить случаи давления на бизнес при помощи уголовного преследования. Потому что в российской практике, увы, нередки случаи, когда заведомо невиновные привлекались с последующим закрытием дела, в то же время это приводило к частичному или полному разрушению их бизнеса.

Наталья Захарчук

Комментарии

happy
2016-11-04 12:36:42
Ангажированность и зависимость всех инстанций Карельских судов вряд ли вызывает сомнения у Алиханова и его защиты. Но есть, есть Высший суд, он ждет! Он не доступен звону злата, и мысли дела он знает наперед!
Дедка Рел
2016-11-04 12:03:54
У обвинения всегда один способ: в игнор пускать неудобные факты. Суд, вынося обвинитенльный приговор, тоже всегда одним способом действует: напишет целый филиант текста - страниц, эдак, на 200 переливания из пустого в порожнее! - попробуй его обжаловать. Такое читать никто не станет. Вышестоящие инстанции будут соглашаться, что суд вынес весьма обоснованный приговор, не содержащий противоречий. Что именно так суд может поступить ясно уже потому, что Давлетханов давно сидит. Хоть тресни,но в отношении его теперь надо вынести обвинительный приговор, чтобы он не требовал компенсации потом. Влетел Давлетханов.
Гость
Выбор читателей

Аналитика

Сегодня 11:35
Обществоведение
Адвокаты, представляющие интересы родителей утонувших на Сямозере детей, намерены выяснить, почему дала сбой система "112".

Чтиво

12.01.2017 11:02
Частная жизнь
Реакция соцсетей на сюжет федерального телеканала "Россия-24", в котором были показаны фотографии дочери, ставшие причиной ареста правозащитника Юрия Дмитриева за "детское порно".

Опрос

Что делать с санкционными продуктами?