3490 руб.
/
5990 руб.
-42%
Экономия 2500 руб
Аналитика. Обществоведение
11:20, 10 Апреля 2017
фото: Сергей Юдин / "Столица на Онего"

Ад для четверых

В Петрозаводске семья из четырех человек с ребенком инвалидом-колясочником живет в общежитии в комнате площадью 12,9 кв.м.

В коридоре у них спят бомжи, на кухне воруют еду, в моечной скручивают краны… В душевой настолько узкие двери, что туда не только на коляске не проехать, но и вдвоем не протиснуться. По этой причине Стас - 15-летний подросток-инвалид, который не может ни ходить, ни стоять, полностью моется только раз в месяц. В маленькой комнате не помещается ни коляска, ни, конечно же, специальный туалет, поэтому Стас вынужден все время носить памперсы. Его родной брат - 4-летний Тимошка бегает в комнате по диванам, потому что больше негде. За коммунальные платежи семья отдает 7 тысяч рублей, так как счетчик один на все общежитие.

Они не жалуются на жизнь, не плачут и не кричат, а стиснув зубы пытаются выжить. Журналист "Столицы на Онего" узнала, как Елена и Алексей Рохкимайнен с двумя детьми, один из которых серьезно болен, живут в таких адских условиях, что делают для того, чтобы изменить ситуацию, и почему чиновники в городской администрации не хотят давать им жилье.

"Мы 5 лет просили, чтобы нас переселили на первый этаж"

Как рассказала 47-летняя Елена, ее первый сын Стас родился в 2001 году со страшным диагнозом – спинномозговая грыжа.

Последствия грыжи вылились в инвалидность: с рождения мальчик не может ни ходить, ни стоять. Его родной папа умер, когда Стасу исполнился год. Тогда Елена жила в общежитии на Октябрьском проспекте в комнате на 5 этаже. В течение 5 лет маленькая хрупкая женщина ежедневно по нескольку раз в день носила на руках сына на 5-й этаж.

"Он такой тяжелый был, - вспоминает Елена, - сидит же все время. Я несу-несу его, потом дойду до подоконника, посажу его – отдохну, и так на каждом этаже. Пока до комнаты доберусь, сил уже не оставалось".

В 2006 году судьба преподнесла Елене подарок – это был Алексей Рохкимайнен, который не просто стал надежной опорой и помощником, но и любящим мужем и замечательным отцом. Алексей усыновил Стаса.

Стас подрастал, с каждым разом носить его на пятый этаж становилось все сложнее. И тогда семья обратилась в администрацию города с просьбой переселить их на первый этаж, пусть даже без увеличения площади комнаты, лишь бы не носить тяжелого ребенка по лестнице.

Шло время, вопрос не решался. Тем временем, Стас учился уже в 4 классе, весил почти 50 кг. Алексей с трудом поднимал сына на 5-й этаж.

Не добившись от властей помощи, семья Рохкимайненов пошла в заксобрание Карелии к спикеру (на тот момент) Александру Переплеснину, который им помог.

"Он просто позвонил, и на следующий день вопрос был решен", - удивляется Елена.

В результате Елена, Алексей и Стас в 2010 году переехали в общежитие на ул. Архипова, 20 в комнату площадью 12,9 кв.м на первом этаже.

"Я не много получаю"

Началась другая жизнь… полегче. В 2013 году у Елены и Алексея родился второй сын – Тимошка. Здоровый, активный малыш. Сейчас Тимофею уже 4 года, и он ходит в садик. Стасу в июне исполнится 16 лет. Он учится в школе-интернате №21 для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата.

Елена устроилась в этот же интернат уборщицей. А вот Алексею пришлось оформиться сопровождающим Стаса, так как жена не может поднимать сына, который весит под 60 кг.

"Я не много получаю, - признается Елена, - Стасу выплачивают пенсию 13,5 тысяч, 6 тысяч - зарплата Леши как сопровождающего. Он ведь и в больнице с ним лежит, и по врачам водит. У нас же мало где пандусы есть, с коляской не проехать, приходится по этажам на руках носить".

О своей жизни Елена рассказывает спокойно, без надрыва и обид на кого-либо. Она считает, что все у них "вроде ничего", только вот жить в этой маленькой комнате им стало очень тесно - "ведь дети растут".

Сегодня эта семья из четырех человек пытается выбраться из этой клетки в общежитии, где они живут в невыносимых условиях.

"Мы так здесь живем"

Приехав в гости к Рохкимайненам, мы с фотографом увидели серое 5-этажное здание с широким крыльцом.

Домофон был сломан, поэтому попасть внутрь не составило труда. Темный холл был усыпан окурками и мусором, далее нас ждал длинный коридор с тусклыми лампочками, откуда мы попали в светлую маленькую комнату, где было душно, но очень чисто.

Шкаф, три дивана, полки на стене, стол и холодильник – вот тот нехитрый набор мебели, который уместился в комнате для четырех человек.

Узкий проход между мебелью можно было измерить двумя шагами. От неожиданности мы остановились у входа. Хозяйка засуетилась: "Вы проходите-проходите, у нас тут тесно, но мы так вот здесь живем".

Честно признаться, проходить дальше было некуда, мы уперлись в диван. Почувствовав, что в комнате очень тепло, даже жарко, мы попросили разрешения снять верхнюю одежду. Стали знакомиться.

Елена сидела на стуле, зажатом между столом и полками, 38-летний глава семьи Алексей – с краю на диване, на расстоянии вытянутой руки, кровать вдоль окна занимали Стас и Тимоша – компьютер и телевизор были их развлечением.

- Как же вы здесь размещаетесь?

- Ну, коляску храним на кухне, она тут только-только помещается.

Елена быстро сбегала на кухню и принесла инвалидную коляску. Когда ее разобрали, она заняла весь проход. Алексей привычным движением ловко поднял Стаса и посадил в коляску. Развернуть ее уже не представлялось возможности, поэтому выкатывали Стаса из комнаты спиной.

Через мгновение мы вновь оказались в тусклом холодном коридоре. Поехали на кухню.

Дверь, порог, разломанный пол, снова дверь и порог – и вот мы на кухне. Настоящей общагинской - серой, грязной, пустой, с металлической раковиной, плитой и парой столов.

"Эта кухня на 8 комнат, но пользуется ею 4 семьи. Здесь мы только варим еду, - объясняет Елена, - ничего не оставляем, потому что могут унести. Даже когда готовим, присматриваем. Продукты держим в комнате в холодильнике. Едим тоже в комнате. Стас здесь и не бывает. Пойдемте, мы вам наш душ покажем".

"Видимо, есть что посмотреть", - подумали мы и проследовали по темному коридору за Еленой. Алексей со Стасом на коляске куда-то пропали.

Но вскоре мы все встретились в моечной. Моечная была еще страшнее кухни. Вдоль обшарпанной стены с облупившейся штукатуркой стояли черные от грязи раковины, все краны были откручены, из единственно уцелевшего тонкой струйкой текла вода.

Мы с Еленой уже стояли в моечной, а вот Алексей с коляской в проем двери не влез. Проход был настолько узким, что даже взяв на руки Стаса, Алексей с трудом протиснулся в помещение моечной.

Дальше ждала дверь в душевую. Она была совсем узкой. Туда Алексей не стал пытаться зайти, чтобы не травмировать Стаса, лишь показал, что не пролезает.

"Мы вот туда протиснемся, - рассказала Елена, - стул поставим, Стаса посадим и поливаем. Раз в месяц только моемся полностью, а так, протираемся полотенцем каждый день и голову регулярно моем. Холодно у нас здесь очень, сквозняки. Зимой просто мороз. Мы Стаса помоем, обернем в простыню, одеяло, посадим на коляску и везем, а в коридоре аж пар стоит".

Рассказывая о своих буднях, Елена выходит из моечной и ведет нас к туалету, но позже почему-то решает нам его не показывать.

"Да что тут свет включать – такой же туалет, как везде, – страшный", - сказала она.

Мы возвращаемся в комнату. Маленький Тимошка всему радуется. Стаса перемещают на мягкий диван у окна и уносят коляску. Алексей занимает место на диване, а Елена вновь садится на стул, зажатый между столом и полкой. Продолжает рассказывать о своей жизни.

Мы еще находились в шоке от увиденного, а от услышанного позже просто захотелось кричать: "Чиновники, хватит издеваться над людьми!".

"Извините, куда я попал?"

- В комнате у нас душно, - как бы извиняясь говорит Елена, - места мало, нас много, батарея греет, солнце припекает, а проветрить никак. Только форточку приоткроем – сквозняк – и Стас простывает. Иногда, когда совсем невмоготу, Стаса на другой диван пересадим, накроем теплым одеялом и 5 минут проветриваем – больше нельзя.

Дверь у нас еще постоянно открывают. Дело в том, что за стенкой работает зубной кабинет. Вход туда с крыльца здания, но у нас подъезд сквозной, и те люди, которые заходят с внутренней стороны двора, не с крыльца, думают, что наша квартира – это стоматология.

Они, не стучась, открывают дверь: ой, извините, куда я попал? И так постоянно, у нас и цифра "один" висит, хоть стрелочки пиши и на стену вешай, что зубной там.

Вот и получается, что у нас из комнаты выходишь – и другая дверь сразу на улицу, от этого сквозняк. Заварить ее мы не можем, как в соседней общаге сделали, потому что девушка со второго этажа не разрешает.

Там наверху, на втором, третьем, пятом этажах, все перекрыто, везде двери стоят и квартиры сделаны, чтобы никто не ходил, а у нас проходной двор. В соседней комнате мужчина живет, а его гражданская жена на втором этаже, замки не работают, она к нему постоянно бегает и запрещает вход перекрывать. А другим соседям ничего не надо, им и так хорошо. День и ночь гулянки, пьянки. Мы постоянно полицию вызываем.

А что делать? Детей жалко. Нам утром в школу, садик, на работу, а у них музыка гремит полночи.

Зимой у нас вообще бомжи в коридоре спят, домофон сломан, и чинить его бесполезно, специально ломают, так как ключи теряют. Все ходят, поэтому кухню, душ и туалет закрываем на ключ. Моечная открыта, так там все краны и скручены. Один уцелел.

Тут я вспомнила бежавшую струйку воды из крана в моечной...

Золотая клетка

- Много ли приходится платить за эту комнату в 12,9 кв.м?

- Мы платим за все это 7 тысяч рублей в месяц.  

- За что?! – это был немой вопрос, но Елена с Алексеем поняли.

- В общежитии счетчик один, поэтому все потраченное электричество, воду – делят на все комнаты, плюс вывоз мусора, отопление. Вот и набирается 7 тысяч, мы только за свет 700-800 рублей отдаем. Да и считают нам не за 12.9 кв.м, а за 22 кв.м.

- Почему? – снова немой вопрос.

- Потому что к нашей комнате еще прибавили немножко общей площади от коридора, кухни, моечной, туалета… Вот и получается, что мы как бы на 22 кв.м живем, а не в этой маленькой клетушке.

"Много вас с инвалидами ходит-просит"

- У нас девчонки знакомые тоже с детьми-инвалидами ходили в суд и выиграли. Одна девушка с дочкой, тоже на коляске, получила жилье, а у второй сейчас вопрос решается. Они нам адвокатов посоветовали своих.

У нас была старая машина "девяносто девятая", мы ее продали, бабушка и сестра немного деньгами помогли – собрали 40 тысяч, заплатили адвокатам. Потом начались суды. Я уже не помню, сколько их было, два года судились. У меня целый мешок писем – ответов, запросов.

К нам бесконечно комиссии какие-то ходили, все решали – пригодно наше жилье для проживания или нет. Одни написали, что пригодно, так как потолки не обваливаются, не аварийное, мы им говорим, что такое жилье непригодно для инвалида-колясочника.

В результате все суды мы выиграли, администрацию суд обязал предоставить нам жилье вне очереди. Мэрия на нас апелляцию подала. Не знаю, девочки положенные по закону квадратные метры получили, а именно на нас апелляцию подали. Видать, решили, что много нас с инвалидами ходит-просит.

Но Верховный суд решение городского суда оставил в силе.

По суду нам должны выдать жилье площадью не меньше 22 кв.м.

Что вы торопитесь, ждите очереди, до свидания

Несмотря на то, что решение суда о предоставлении жилплощади семье Рохкиманенов должно было быть исполнено в 5-дневный срок, прошел почти год. Их определили в очередь, где стоят такие же, как они, - внеочередники. На сегодняшний день Рохкимайнены в этой очереди 130. Двигается она быстрее, чем обычная, но ждать приходится несколько лет, так как в год внеочередникам предоставляется до 30 квартир.

"Пристав Наумова Анастасия нас никак не информирует о продвижении исполнения решения суда, - удивляется Алексей Рохкимайнен, - другим, знаю, и звонили, и говорили, какой номер очереди, а нам сказали, что это наша забота узнавать про очередь. Что вы, говорит, торопитесь, ждите очереди, до свидания".

"Мы понимаем, что мы 130-е, это еще года 4 ждать, но, может быть, можно исключение сделать, хоть как-то так? - спрашивает Елена и продолжает, - думаю опять сходить к адвокатам, проконсультироваться, чтобы дали нам хотя бы эти 22 квадратных метра. Это всяко лучше, чем тут-то, правильно. Лучше, чем 10 кв.м.".

Люди, измученные нечеловеческими условиями, согласны даже на 22 кв.м, но свои, в отдельной квартире, где никто не будет ничего воровать, вваливаться в комнату, где не надо будет оплачивать потраченную кем-то воду и свет.

Хотя по Жилищному кодексу одному человеку положено не меньше 12 кв.м жилой площади, а инвалиду-колясочнику дополнительные метры в виде отдельной комнаты либо удвоенной жилой площади.


P.S.

Пока мы беседовали с Еленой и Алексеем, Тимошка успел сгрызть леденец, попить чай с тортом, рассказать, что любит с братом играть в шахматы и настольный хоккей. Стас сообщил, что учиться ему нравится, больше всего любит математику, поэтому, возможно, его будущая профессия будет связана с компьютерами.

На вопрос: хочет ли переехать, пожал плечами.

"Он вам не сможет ответить, - пришла на выручку мама, - он сам не знает, хочет или нет, так как другого-то он не видел. Мы всегда в маленьких комнатках жили".

Ира Меркова

Комментарии

Lana
2017-04-19 15:37:19
Больно и стыдно за то, как люди живут! И это в 21 веке???
ненец
2017-04-19 15:57:57
Lana, всем трудно! Губернатор сам скитается по чужим углам. У этих угол свой. Богатые куркули. Раскулачивать таких революционными тройками пролетариата.
Влад Иванов
2017-04-15 17:06:47
Надо не писать.....а обратить внимание на данное нарушение нашего президента....
Я в него верю,что он СМОЖЕТ решить данный вопрос...
А "журналистам"...."минус"....видимо трусы !
Старый дед щукарь
2017-04-13 15:06:32
Беда у людей, а дела нет никому, все только говорить умеют
эдуард3
2017-04-12 19:07:21
Goo прав.
Рационально мыслит, а что и впрямь - Епархия могла б
Взять шефство , там где инвалиды теснотою дышат
К себе в хоромы брать их чаще иногда.




goo
2017-04-10 20:06:22
Стоит ли эту общагу передать епархии? Я просто спрашиваю.
Диво дивное
2017-04-10 14:57:42
Жаль семью, но таких много. Другие тогда как? Всем по судам бегать? Когда это безобразие закончится? Другие в очереди стоят уже как 30 лет. Не смешно? Купить тоже не могут с маленькими зарплатами. Зато кое-кто без проблем себя благоустраивает. Фу.
эдуард3
2017-04-10 13:41:24
Что ветхое жилье, что инвалиды
Для Государство все должно - едино!
Программу расселения здесь срочно дополнять
И деньги под нее до Юбилея получать!
В Сто лет на лицах счастье будет отражаться?!
Потом забудут напрочь, мы же знаем суть их - братцы!
koko
2017-04-10 12:57:31
да, депутаты отдыхают
и ситуаций всех не знают
да и зачем про всех им знать
им главное себя избрать
Варвара
2017-04-10 12:37:45
Напишите номер банковской карты, я им часть зарплаты своей передам пока здания попам передают.
Гость

Аналитика

17.08.2017 09:47
Политкухня
Администрация Петрозаводска неожиданно поменяла позицию по делу Девлета Алиханова и признала себя потерпевшей стороной, заявив гражданский иск на 35 млн. рублей.

Чтиво

Сегодня 13:02
Личное мнение
Как защититься от произвола экзаменаторов на экзамене по вождению, рассказывает директор петрозаводской автошколы "Престиж" Жанна Беляева.

Опрос

Какой вид предвыборной агитации вас раздражает?