]]>
]]>
Интернет-газета
]]>

Прямая речь

17.11.2014

"Дорога смерти"

– Я уже столько раз говорил по реконструкции улицы Чапаева. Поступают предложения от автолюбителей, кто сам за рулем ездит, не снимать полностью ограждение, а хотя бы его в горизонтальной части наполовину спилить. Потому что реально это просто как дорога смерти. Уже на Чапаева не выезжаешь, потому что реально выскакивают пешеходы. Сколько уже было аварий! Возьмите вы специалистов, болгарки, срежьте вы половину да покрасьте в хороший цвет, яркий. Это будет как минимум 50% того, чтобы аварийность снизить. Надо это срочно сделать, не доводя до смертельных случаев.

 2
Олег Фокин, председатель Петрозаводского городского совета
об улице Чапаева после реконструкции
28.10.2014

"Мы ехали 100 км пять часов"

– При подготовке к парламентским слушаниям о доступности и качестве медицинской помощи депутаты Заксобрания проехали по северу Карелии, по северному Приладожью. Вывод такой, что здравоохранение в Карелии можно разделить на два здравоохранения: Петрозаводска, где доступность и качество одно, и здравоохранение районов, где состояние разное.
Транспортная доступность – одна из главных проблем для севера Карелии. Из Калевалы в Лоухи мы ехали 100 км пять часов – это не дороги, это направления. Мы хотим сделать обращение к правительству Карелии, в транспортный комитет, потому что министерство здравоохранения никогда не сможет обеспечить всех транспортом, если он через три месяца выходит из строя. Если врач несет ответственность за жизнь больного, то почему люди, отвечающие за дороги, не несут никакой ответственности? Никто не требует асфальтированных дорог, но состояние грунтовых дорог должно быть доступным.

 2
Ирина Семенова, депутат Законодательного собрания Карелии
о недоступности медицинской помощи в республике
23.10.2014

"Мы имущество за границей не ищем"

- Ни у одного из должников, которые у нас осуждены за преступления коррупционной направленности, нет имущества, в том числе нет и совместно нажитого имущества. То есть если должник состоит в браке, то мы проверяем и совместно нажитое имущество – такого имущества не установлено. К сожалению, наложить взыскание на имущество, находящееся за пределами Российской Федерации, или получить сведения о таком имуществе можно только по линии Интерпола. К сожалению, на сегодняшний день Российская Федерация этим правом не обладает. То есть мы имущество за границей не ищем – какой бы вид долга ни был у должника.

 1
Надежда Бойцева, и.о. замруководителя УФССП по Карелии
о трудностях при взыскании штрафов за коррупционные преступления
20.10.2014

"У меня нет претензий к ФСБ"

- У меня не было и нет претензий к ФСБ. Федеральная служба безопасности – важная и нужная государственная структура, со своими задачами и функциями. Общественное спокойствие, отсутствие социальных катаклизмов,  экономическая безопасность, в том числе, безопасность предпринимательства, как основного мотора экономики… - все это наиважнейшие вещи, которыми занимается федеральная служба. Я очень уважительно отношусь к этому ведомству. Работа сотрудников ФСБ, чаще всего, незаметна для обывателей, и в этом специфика этой структуры. Сотрудники ФСБ в современной России всегда считались элитой правоохранительных органов, к ним и отношение соответствующее. И к руководству ведомства оно всегда было таким, - уважительным, - у меня, во всяком случае. Но то, что происходит в карельском Управлении ФСБ при нынешнем руководителе Серышеве – это, на мой взгляд, дискредитация всей службы безопасности. И я не случайно  критиковал действия Серышева.

Я не считаю, что начальник регионального управления службы безопасности – это какая-то священная корова, которую нельзя трогать, нельзя критиковать. Если с его подачи происходят противоправные действия в отношении российских граждан, неужели мы должны молчать? Тем более, что я сам, лично с этим столкнулся, когда близкие мне люди оказались в заложниках, и мне пришлось выполнять требования, чтобы их выпустили на свободу. Да, я привык называть вещи своими именами. И если в обмен на их свободу меня принудили к определенным поступкам – фактически шантажировали – я не должен был после этого обратиться к руководителю ФСБ и описать все эти противоправные действия в своем письме?! Я же не собирался выносить эту информацию в публичную плоскость, это сделал сам господин Серышев, когда вместо того, чтобы разобраться и ответить, перенаправил обращение в следственный комитет.

Я не считаю, что это нормально, когда руководитель Управления ФСБ, сам ли, или через сотрудников, напрямую влезает в чужой бизнес, как будто лично заинтересован в его развале. Это плохо, когда главный силовик региона демонстрирует близость к отдельным олигархам, которые из-за этого чувствуют себя безнаказанными. Это недопустимо, чтобы серьезная государственная структура, находящая под началом конкретного человека, с его подачи вдруг начинала заниматься борьбой с неугодными, причем совершенно беспредельными методами. Встревала в чужой бизнес, нанося тем самым ущерб государству; устраивала  маски-шоу до суда и следствия; поливала грязью в СМИ; создавала утечки следственной информации; демонстрировала возможность своего влияния на судей…   Я со всем этим столкнулся. И не намерен молчать.

Я считаю, - то, что демонстрирует сегодня господин Серышев, не идет на пользу ФСБ. Уверен, если бы в Карелию приехала федеральная проверка, она бы оказалась не в восторге от того, что творится у нас на уровне ведомства. На мой взгляд, идет полная его дискредитация. И не нужно долго искать, чтобы в этом убедиться.

 4
Девлет Алиханов, депутат ЗС РК
о якобы войне с правоохранительными органами
16.10.2014

"В советское время такого не было"

 - Наши дети сейчас (это уже не единичный случай в Карелии) кончают жизнь самоубийством. 7 октября произошел такой же случай – и не в большом городе, где мы не замечаем друг друга, а в совсем маленьком населенном пункте. Там маленькая школа, в которой всего 40 учеников, это практически один класс – все как на ладони. Но почему-то произошла такая трагедия. Не заметили, может, не захотели обратить на это внимание. В советское время, когда мы росли, таких проблем не было. Потому что советская система защищала права ребенка. У нас даже социальных педагогов не было, только классный руководитель, но было самое главное: нам не были безразличны чужое горе, чужая беда. А что происходит сейчас?! Мы можем назначать на должность уполномоченного по правам ребенка любого человека, у меня ни к кому нет претензий. Но эффективность его работы зависит не от него. Вся беда – в нынешней системе, в капиталистическом мире, когда люди вынуждены заботиться прежде всего о том, как им выжить. Люди озлоблены, на чужую беду никак не реагируют, а живут по принципу: моя хата с краю. Никакими институтами защитить наших детей от самых страшных бед мы не сможем. Я считаю, что эта должность ни о чем.

 11
Лариса Степанова, депутат Законодательного собрания Карелии
о самоубийстве ребенка в Спасской Губе и должности детского омбудсмена.
Страницы:141516171819202122232425262728
]]> ]]>