Чтиво. Частная жизнь
21:07, 24 Сентября 2009

Щелкунчику слова не нужны

Молодой немецкий режиссер, создатель профессионального театра для детей и взрослых. "Wonderfool theatre" Кристиан Глоцнер заставил замолчать петрозаводских кукол.

На днях Кукольный театр открывает свой новый сезон, в котором маленьких зрителей и их не стареющих душой родителей ждет немало сюрпризов. И первый из них – премьера спектакля "Щелкунчик и Мышиный король", для которого эскизы декораций и кукол сделал всемирно известный кукольник Франк Зонле. Его ученик, молодой режиссер из Тюбенгена, Кристиан Глоцнер поставил сказку Гофмана на петрозаводской кукольной сцене. Поставил спектакль почти без слов, почти без музыки Чайковского, но с джаз-версиями от Винтона Моралеса и Дюка Эллингтона и местными актерами, с которыми, не владея русским языком, Глоцнер общался через переводчика. Что из этого вышло, увидим 26 сентября. Ну а как немецкому режиссеру, впервые посетившему Россию, у нас работалось, Кристиан Глоцнер рассказал в интервью "Столице на Онего".


Много вас тут в театре

– Кристиан, для России, вы, свободный художник, показывающий свои работы на различных театральных фестивалях Европы, человек новый. А отправляясь на работу в Петрозаводск, вы хоть что-нибудь знали о нашем городе?

– Я родился и вырос в Восточной Германии. Единственная вещь, которую я знал о Петрозаводске, это то, что он город-побратим Тюбенгена. О самой же России я кое-какое представление имел – когда живешь в восточной Германии, тебе много говорят об этой стране. В школе изучал русский язык, который быстро вылетел у меня из головы. А еще в детстве у меня была книжка о Санкт-Петербурге, тогда же родилась мечта посетить этот город. Недавно она осуществилась – в Петрозаводск приехал через Питер, где несмотря на ограниченное время удалось посетить некоторые достопримечательности.

– И какое у вас сложилось впечатление о Питере и Петрозаводске?

– Мне очень понравились эти красивые города, впечатления только положительные. Порадовало то, что здесь все гораздо дешевле. Например, в Германии я не смог бы себе позволить каждый день такой ланч, который заказывал в петрозаводском кафе.

– Вы работали над "Щелкунчиком" в течение нескольких недель, из Кукольного театра практически не выходили. Что вас больше всего удивило в работе наших кукольников?

– Меня удивило то, что здесь в театре работает так много людей. В Германии мы вынуждены все делать сами: начиная от фрайдрайзинга и заканчивая производством кукол. А здесь мне нужно сказать, что мне необходимо сделать то-то и то-то, и это будет сделано. Это самое удивительное! Например, если бы в Германии мне нужен был цилиндр, я бы полез в интернет, где бы попытался его купить. А здесь я говорю: "Мне нужен цилиндр" – и мне через какое-то время приносят цилиндр.

– Но вам, создателю профессионального театра для детей и взрослых. "Wonderfool theatre", привыкшему работать в одиночку, не тяжело было творить в таком большом коллективе? Удавалось со всеми наладить связь, получалось донести до актеров, осветителей, звукорежиссеров и других специалистов то, что вы хотите?

– Первое время я работал в основном только с актерами, с которыми мы учили роли, возились со сценарием. Позже стали работать со всем реквизитом, со звуком и светом. Так что все встало на свои места постепенно и со всеми удалось достичь взаимопонимания.


Сказка на троих

– В своей постановке вы опираетесь на текст Гофмана, а не на балет Чайковского. Не боитесь, что маленькая публика, которая вряд ли прочитала толстенную сказку Гофмана от корки до корки, вас просто не поймет?

– Балет Чайковского отражает только часть истории Гофмана, а мы пытались перенести на сцену всю сказку целиком. Получилось у нас это или нет, судить зрителям. Поэтому и о понимании спектакля публикой говорить пока рано. Вообще, когда я читал Гофмана, мне казалось, что этот текст написан для двух или трех детей – там очень много деталей, которые могут быть интересны только ограниченному числу ребятишек. Но я хотел поставить эту сказку на сцене так, чтобы она привлекла многих. Принял решение не использовать слова в постановке, потому что они приковывают к себе внимание, отвлекая зрителя от того, что происходит на сцене.

– Знаю, что вы посмотрели спектакли нашего Кукольного театра и сказали, что слишком много слов в наших постановках…

– По моему мнению, кукла без слов через движение, настроение может гораздо больше и ярче выразить то, что режиссер хочет показать.

– Этому вас научил ваш великий учитель Франк Зонле?

– Франк Зонле многому меня научил. Когда он приступает к работе над постановкой, он начинает не с текста, а с создания кукол. В процессе работы над ними, он может понять, какие отношения между ними могут сложиться и вообще чем все это может закончиться.

– У вас такой же непредсказуемый творческий процесс?

– Когда я работаю с куклой, то пытаюсь понять, что она может мне сказать. Но, что касается "Щелкунчика", то здесь у меня уже была история, которую мне нужно донести до зрителя.

– Донесете спектакль до наших зрителей и будете отдыхать, изучая Россию?

– К сожалению, после премьеры я сразу уезжаю домой, а потом отправлюсь во Францию. Но когда у меня появится свободное время, я обязательно приеду в Петрозаводск. Говорят, что у вас тут есть остров с деревянной церковью, это нужно увидеть.

Беседовала Наталья Витива

Комментарии

Андрей Тюков
2009-09-26 15:45:21
Wonderful.
Татьяна Николюкина
2009-09-26 08:57:15
Мы, петрозаводчане, очень любим ругать свой город... А когда люди посторонние его хвалят - сомневаемся, не верим... Может быть, и правда все не так плохо? :) Кристиан! Успехов Вам! И спасибо за добрые слова. :)
Гость

Аналитика

Сегодня 11:31
Политкухня
Политолог Олег Реут о том, почему наблюдатели за выборами объединяются на непартийной основе.

Чтиво

22.05.2017 10:21
Личное мнение
Главные события минувшей недели в обзоре журналиста Евгения Белянчикова.

Опрос

Что должно быть на Онежской набережной?