Чтиво. Личное мнение
15:47, 24 Июня 2010
4
1
2

Существует ли карельская нация?

Вадим Штепа


«Юбилейный» июнь заставляет задуматься не только о реальном существовании карельской государственности, но и о субъекте этой государственности – карельской нации.

У нас и в публицистике и даже в науке до сих пор царит путаница между терминами «нация», «национальность», «этнос» и т.д. Попробуем хотя бы в общих чертах разобраться в этом вопросе. Этнос (и его до недавнего времени паспортный «синоним» – национальность) – явление генетически-культурное. Поэтому отрицать существование карельского этноса конечно же невозможно. Однако нация представляет собой социально-гражданский феномен, который может включать в себя многие этносы. Нация возникает тогда, когда общество обретает самоуправление и формирует свою государственность.

Классический европейский пример – швейцарская нация, которую в основном составляют немецко-, франко– и италоязычные граждане, но которые считают себя именно швейцарцами, а не немцами, французами или итальянцами. Устойчивость Швейцарии обеспечивается ее конфедеративным устройством, где каждый кантон обладает максимальным самоуправлением. Именно это демократическое самоуправление исторически оказалось более привлекательным для граждан этой страны, чем принадлежность к окружающим империям.

В Карелии мы также имели прототип такого демократического складывания нации в 1918-22 годах. Северокарельское государство и Ухтинская республика объединяли карелов, русских и финнов. А вот «Карельскую трудовую коммуну», созданную распоряжением из Москвы, трудно назвать самоуправляемым национальным образованием. Конечно, определенные этнические черты в ней присутствовали (поначалу «краснофинские», затем была нелепая попытка разработать карельскую письменность на кириллице), но они по определению не вели к формированию карельской нации как гражданского субъекта. Советский интернационализм вообще подозрительно относился ко всем нациям, пропагандируя утопию «всемирного братства» – правда, быстро обернувшуюся гулаговской антиутопией...

У заведующего кафедрой культурологии ПетрГУ профессора В. М. Пивоева есть весьма подробная монография «Этнос и нация: проблемы идентификации». Там глубоко исследуется формирование наций на основе общей исторической и территориальной идентичности. Правда, с одним выводом уважаемого Василия Михайловича хотелось бы поспорить. В этой книге он утверждает: «Думается, очевиден факт, что в Карелии нет национальной культуры Республики Карелия, но есть национальная культура русских, национальная культура карелов, национальная культура финнов, национальная культура вепсов и других народов, а единой национальной культуры Карелии нет, и создавать ее не нужно».

На мой взгляд, здесь автор, проводящий на других страницах четкое разделение между этносом и нацией, сам впадает в их невольное смешение. В Карелии есть этнические культуры русских, карелов, финнов и вепсов – но феномен национальной культуры способен возникнуть лишь на общереспубликанской основе. Вспомним вновь ту же Швейцарию. Да и обратим внимание на соседнюю Финляндию – грандиозное финское культурное возрождение XIX века было во многом вдохновлено именно этническими шведами (Снелльман, Рунеберг, Топелиус и др.), которые, тем не менее, по праву считаются основоположниками финской национальной идентичности.

В современной Карелии также, быть может для кого-то «незримо», существует своя общереспубликанская идентичность, которая способна стать основой возникновения нации. Даже многие местные русские, попадая в другие регионы и чувствуя определенную культурно-психологическую разницу с ними, часто позиционируют себя «карелами», вкладывая в это слово не этнический, а территориальный смысл.

Вообще, особую, карельскую трактовку русскости сформулировал однажды художник Вячеслав Агапитов, сопредседатель движения «Русский Север»: «На самом деле, русская культура чрезвычайно многообразна. К примеру, наша, заонежская культура, где происходило вековое сближение и взаимодействие с другими северными народами, весьма отличается от культуры, скажем, Кубани или Сибири. Нашу русскость надо бы выводить из традиции Новгородской республики – где всегда особенно ценилось гражданское самоуправление, да и впоследствии здесь никогда не было крепостного права, которое оказало существенное влияние на среднерусский, «московский» менталитет…»

Кстати, вполне возможно, что в исторической перспективе появится множество русскоязычных наций. Как, к примеру, англоязычных – англичане, ирландцы, канадцы, австралийцы, новозеландцы и т.д. Они при этом активно сотрудничают друг с другом в глобальной политике, однако же всегда блюдут свою национальную самобытность и вовсе не горят желанием вновь сливаться в «единую империю».

Здесь невольно вспоминается давняя история с одним моим другом, московским музыкантом, который в начале 2000 годов приезжал в Петрозаводск с концертом. Он считал себя тогда человеком очень «патриотических» убеждений и пытался убеждать карельскую публику в преимуществах монархии. Однако наши люди его слушали со снисходительной улыбкой – все-таки демократическое сознание в Карелии сильнее. Возможно, в этом сказывается близость к Европе, а может быть, даже и историческое наследие Новгородской республики? Но вот, кстати, сейчас, по причине неизбираемой «вертикали», республикой вот уже 12 лет управляет разновидность «монарха». Только много ли это принесло счастья ее жителям?

Еще раз повторим: нация – это гражданский феномен, а там, где нет гражданского самоуправления – не может возникнуть и нации. Тогда вместо нации – как субъекта политики – остается лишь «население», которое является объектом каких-то действий извне. И по этой причине в Карелии, к сожалению, пока так и не сложилось активное регионалистское самосознание, аналогичное тому, что уже четверть века развивается в современных европейских странах. Оно пока подменяется самосознанием пассивным, «провинциальным», привыкшим делегировать все полномочия, ресурсы и налоги в Москву, смиренно дожидаясь оттуда дотаций и преференций…

Да по существу, весь этот «90-летний юбилей КТК», как утверждают независимые наблюдатели, и был организован лишь с целью выпросить у «федерального центра» каких-то дополнительных субсидий. Тогда как настоящее республиканское самосознание ориентировалось бы скорее на развитие собственных региональных преимуществ, стремилось бы утвердить в Карелии принципы современной свободной экономики, избавленной от тотального бюрократического диктата. А если надо – не выпрашивало бы, но требовало у «федерального центра» соответствующих полномочий. Если конечно Россия является федерацией не только на бумаге...

Разумеется, в вопросе о карельской нации невозможно обойти и проблему собственно карельского этноса. Но нация, как мы уже заметили, к этносу все же не сводится. Думаю, что никто из патриотов Карелии не возражал бы против того, чтобы карельский язык наконец получил статус второго государственного. Однако здесь главный вопрос состоит в его собственном развитии, и его должна решать сама карельская этническая элита – ученые и писатели. Когда на карельском языке будет написан хотя бы учебник экономики для вузов – тогда можно будет сказать, что язык это достаточно развитый, и не остался лишь на уровне исторического фольклора...

Но основным критерием возникновения карельской нации будет все же складывание здорового республиканского патриотизма. Те, кто борются сегодня против тотальной распродажи нашей земли, за ее гражданское самоуправление и культурную самобытность, и составят костяк будущей карельской нации.

Комментарии

Андрей Тюков
2010-07-01 16:03:15
Да.
владимир
2010-06-30 01:36:39
Когда мы будем гордиться нашей Родиной, мы станем гордиться, что мы - карелы, вепсы, русские, мы будем понимать, что нас любит наша Родина такими, какие мы есть, не пытаясь привести нас к общему знаменателю, наша страна нашим трудом и любовью станет самой богатой и счастливой.
gaudealis
2010-06-29 23:15:38
Уважаемый Вадим, Хочу поблагодарить Вас за статью, за Ваш свежий взгляд на сложные проблемы, безусловно заслуживающие обсуждения. Лично меня Ваш опыт сподвиг перечитать упомянутую Вами монографию В.М. Пивоева (в название которой как-то случайно закралась рифма: «нация – идентификация»; не знаю почему, но мне из-за этого всегда хотелось рифмовать дальше – профанация, вульгаризация…, – вероятно, это спровоцировано некоторыми особенностями отечественного научного дискурса:) ). Существующая неразбериха с употреблением слов «нация», «этнос», «народ» характерна не только для российской науки и публицистики. Чудовищная путаница свойственна законодательству (как федеральному, так и законодательству субъектов РФ), очевидна на уровне государственной политики, «программных» заявлений политических лидеров и т.д. и т.п. С одной стороны, в Конституции РФ фигурирует понятие «многонациональный народ России»; однако, с другой стороны, в последнее время на высшем государственном уровне всё чаще говорят о «российской нации», исходя из понимания нации как гражданского феномена (всем хорошо известны т.н. «национальные проекты», хотя и дураку ясно, что вовсе не в решении каких-то «национальных вопросов» заключается их суть). Мало того, смешение понятий «этнос» и «нация» провоцирует несуразности в Конституциях некоторых субъектов РФ: по аналогии, их население тоже атрибутируется как «многонациональный народ» (сложно сказать, что это – механическое перенесение формулировки, или же преднамеренное идеологически обусловленное тиражирование единого «универсального» истолкования «национального вопроса»). Ну, а слово «народ» у нас вообще «затёрто до дыр», имеет ещё более расплывчатые референциальные рамки: оно то релевантно этносу, то нации; по смыслу оказывается то шире нации, то уже этноса; то вдруг оно употребляется, как релевантное социуму и т.д. и т.п. – всех вариантов не перечислить. В итоге, налицо тотальный понятийно-терминологический хаос. Чего и удивляться, когда в вузовском учебнике встречаешь что-то наподобие вот такого пассажа: «Народ – это этнос, то есть нация…» Поэтому Вы в своей статье в какой-то мере боретесь с этой неразберихой и безграмотностью в словоупотреблении. Обращая внимание на необходимость дифференциации понятий «этнос» и «нация», Вы ссылаетесь на монографию В.М. Пивоева, в которой автор обобщает обширный материал и разделяет эти понятия. В целом, я разделяю в этом смысле позицию автора книги «Этнос и нация» и Вашу, хотя считаю, что некоторые формулировки и положения Василия Михайловича, непосредственно касающиеся этого разграничения не очень удачны. Здесь на этом останавливаться не буду, предпочитая несколько подробнее остановиться на другом. Вы заявляете о своём намерении полемизировать с В.М. Пивоевым. Отрывок, который Вы приводите, извлечён Вами из главы «Региональная идентичность в условиях русского севера», где В.М.Пивоев отчасти рассуждает о том же самом, чему посвящена Ваша статья. Стоит обратить внимание на то, из какого контекста извлечена цитата: «Думается, очевиден факт, что в Карелии нет национальной культуры Республики Карелия, но есть национальная культура русских, национальная культура карелов, национальная культура финнов, национальная культура вепсов и других народов, а единой национальной культуры Карелии нет, и создавать ее не нужно. В нашей республике в силу исторических причин единая нация не сформировалась, хотя с конца XIX в. и велась последовательная и настойчивая работа по русификации карелов и вепсов путем ассимиляции, в результате чего карелов и вепсов осталось в республике совсем мало» (указ. соч., с. 97). То есть, в этом фрагменте В.М. Пивоев ведёт речь о нецелесообразности создания «единой национальной культуры Карелии», поскольку он убежден в неизбежной в этом случае русификации и ассимиляции карелов, вепсов, финнов. Указанное движение к «национальному единству» в области культуры ассоциируется у В.М. Пивоева с ущербом культурному многообразию, унификацией, обезличиванием и т.д. «Процесс формирования единой национальной культуры Карелии, если им заниматься последовательно, может привести к нивелированию, стиранию различий между этническими культурами, существующими в Карелии, и вызвать обострение национальных противоречий, – рассуждает В.М. Пивоев. – И тогда Карелия утратит социально-политическую стабильность и будет вовлечена в пучину национальных противоречий, и соответственно, потеряет привлекательность для инвесторов. Вот почему представляется неактуальным продолжать деятельность по развитию единой национальной культуры Карелии, тогда как задача формирования региональной культуры Карелии представляется более плодотворной. Одновременно в рамках региональной культуры необходимо предоставить бОльшие возможности для сохранения уникальных ценностей культуры карелов, вепсов, финнов» (указ. соч., стр. 97). Получается, что в сущности В.М.Пивоев всё-таки является сторонником создания какой-то особой, общей культуры народов Карелии, но – важно – он подчёркивает актуальность региональной, а не национальной культуры, что он связывает в т.ч. с отсутствием субъекта-носителя единой национальной культуры (нации). Рассуждая же о «единой национальной культуре», мы натыкаемся на сложные вопросы, не имеющие ответа: может ли возникнуть «карельская нация»; если может, то благодаря чему; что может стать «стержнем» новой идентичности; какова продуктивность именно «национальной», а не региональной идентичности у населения Карелии и т.д. Как я понял, в самом общем ключе Ваша позиция выглядит примерно так: – будучи противником идеи «гражданской нации» (= того, что в зависимости от взглядов и предпочитаемой терминологии ученые называют также «политической нацией», «государственной нацией») в общероссийском масштабе, противником трактовки России как национального государства с единой «российской нацией», Вы ратуете за «гражданскую нацию» в масштабах региона (Карелии, имеющей хоть и имитируемый, но всё же официально закреплённый статус «государства в государстве»); – противопоставляя «креативный этнос» и «консервативную нацию», Вы всё же считаете целесообразным ставить вопрос об актуальности для Карелии трансформации геосоциора (геосоциального организма, по Ю.Семёнову) именно в нацию (которая, заметим, в то же время никоим образом не дезавуирует этническую мозаичность региона); – «карельская нация» может сформироваться в опоре на «гражданское самоуправление», «республиканское самосознание», «республиканский патриотизм», «общереспубликанскую идентичность», «культурную самобытность»; – существование «карельской нации» обусловит возможность институциализации «карельской национальной культуры», в качестве основы которой Вам представляется сплав, взаимообмен, взаимопроникновение, взаимообогащение, диалог этнических культур русских, карелов, вепсов, финнов и др. Лично я хорошо понимаю Ваш пафос и его разделяю, и в свою очередь готов ратовать за культурную самобытность региона и его «инаковость», за преодоление политического тупика в виде тотальной зависимости от центра, иждивенчества, усыпления гражданской активности и т.д. Я согласен с Вашим тезисом про «общерегиональную идентичность», и могу, наобум, предложить (само)название КАРЕЛЬЦЫ (отличное от «карелов» как этноса) для этого нового «воображаемого сообщества», в качестве основы идентичности членов которого хотелось бы видеть гордость успехами своего региона, осознание себя как социоисторической общности и как носителей уникальной геокультурной специфики. Однако у меня есть большие сомнения о том, насколько уместен и продуктивен Ваш концепт «карельской нации», который Вы предлагаете «привязать» к этому новому «воображаемому сообществу» (замечу между прочим: Вы даёте повод будущим последователям идей Ф.Барта, Б.Андерсона и других сторонников социального конструктивизма говорить о примере «предпринимательства интеллектуалов» в области конструирования национальной идентичности :) ) В самом деле: а может ли что-то дать затасканный, изношенный, выцветший ярлык в виде слова «нация» как для становления самосознания КАРЕЛЬЦЕВ, так и в их трансформации в активный субъект политики? Как мы видим, само по себе слово «нация» является источником путаницы, неразберихи, хаоса в трудах исследователей (да взять хотя бы В.М. Пивоева, который умудрился противоречить сам себе), бессмысленных и безрезультатных дискуссий учёных, политиков, обывателей. Соответственно, здесь изначально обеспечены бесчисленные споры, упорное неприятие, всевозможные обвинения (вплоть до обвинений в экстремизме и подрыве государственной целостности России). Сколько каверзных вопросов здесь может рождаться? Сколько угодно, и на большинство из них нет ответа. Ясно, что здесь вполне можно ожидать жесточайшую критику любых аналогий и сравнений. Возьмем хотя бы даже Ваши примеры со Швейцарией либо Великобританией: думаю, что какие-нибудь соратники и апологеты В.А. Тишкова Вам вполне могут возразить, что эти сравнения неубедительны и ничего не доказывают, поскольку: – Швейцария является федерацией (а не конфедерацией, как Вы пишите: хотя государство называется Швейцарская Конфедерация, всё же в действительности это федерация), однако несмотря на федеративное устройство в этом государстве существует всего одна нация; – Великобритания является унитарным государством, однако в ней существует несколько наций; – Соответственно, эти примеры не опровергают тезис о существовании в России единой «российской нации», т.к. модель государственного устройства не коррелирует напрямую с количеством наций, живущих в государстве: существуют мононациональные государства с федеративным устройством, равно как и унитарные государства с многонациональным населением, и т.д. и т.п. Потом: любая нация рождается не только на основе осознания своей общности, но и особенности, отличительности от других. Как быть с тем, что, по сути, становится неизбежным противопоставление «карельской нации» всему тому, что её окружает? И каковы будут, скажем, взаимоотношения «карельской нации» с «русской нацией»? И каковы – хотя бы в самых общих чертах – могут быть последствия всего этого? В конечном счёте, нация есть «ставшее», оформившееся, законсервированное (в отличие от этноса, который есть «становящееся», формирующееся и формирующее, изменяющееся и изменяющее). А насколько продуктивно может быть то «консервативное гетто» в проекции на КАРЕЛЬЦЕВ – новое «воображаемое сообщество», которое должно родиться, развиваться, создавать, созидать, преобразовывать, преуспевать, – сообщество, которому Вы прочите роль активного субъекта политических процессов, коему не единожды, но вновь и вновь придётся отстаивать свои права и интересы, преодолевать инерцию, противостоять сдерживающим импульсам унитарного государства, в то же время соотнося свои действия с необходимостью жить в рамках этого «большого» государства, подстраиваясь под господствующие тенденции и стереотипы?.. Разделяя не букву, но дух Ваших взглядов и воззрений, я сформулирую свою личную точку зрения так: может быть, мы всё же оставим словечки «нация» и «этнос» в качестве «игрушек», материала для теоретического формализаторства и «яблока раздора» для учёных и политиков? Вместо этого, предлагаю либо как-то адаптировать суждения В.М. Пивоева о «региональной идентичности» (как одной из идентичностей человека) и «региональной культуре», либо придумать что-то своё, что не будет производить впечатление «мертворожденности» и являться основанием для бесплодных дискуссий. Ну вот хотя бы: поскольку мы живём в эпоху пост- (эпоху постмодерна, постсовременности), то почему бы не говорить о постэтносе – креативном сообществе, за которым будущее, у которого есть нужный потенциал к гражданскому самоуправлению, к культурным и научным открытиям, к созиданию и переустройству мира? Постэтнос – это то, что, возможно, случается с «этносами», не становящимися «нациями»: минуя консервативное гетто, где притупляется и умерщвляется активное начало и люди становятся «винтиками» подавляющей гражданское общество госмашины, постэтнос продолжает восхождение «через тернии к звездам», стремясь в сторону новых исторических горизонтов, самосовершенствуясь и адаптируясь к стремительно меняющимся жизненным реалиям... «Мы карельцы – и это круто», – вот что хотелось бы слышать в будущем на карельской земле – в перспективе лучшем месте на свете, куда бы толпами валили туристы, жаждущие воочию увидеть её красоту, почувствовать своеобразие, узнать культуру, проникнуться неповторимым обаянием людей, насладиться прелестью всего созданного здесь природой и человеком… P.S. Напоследок: не в следующем ли фрагменте (весьма спорном, на мой взгляд) книги В.М. Пивоева таится кое-какое объяснение тому, откуда появилась в его рассуждениях парадоксальность, когда он говорит не об «этнической», но о «национальной» культуре?.. :) «Этнос не может себе позволить создание профессионального искусства. Талантливые художники выполняют свои функции в свободное от какой-либо работы время, потому что искусство для них является не ведущим источником дохода, а скорее формой этнического и творческого самоутверждения. У государства же на культуру появляются деньги (налогоплательщиков), и оно создает свое национальное искусство, служащее задачам утверждения национальной идеологии. При этом государство опирается на этнические традиции ведущего этноса, сплавляя с другими традициями, формируя единую национальную культуру» (указ. соч., с. 84).
sekret
2010-06-29 19:40:37
Вл! Произошла смена времен.Колесо истории провернулось.Жажда потребления благ стала выше желания удовлетворения от труда. (В Нью-Йорке - это норма, да в Колатсельге - патология!). Что до стоимости земли. Рост цен - спекулятивен. Цен ренты нет.
владимир
2010-06-29 17:13:12
Прошу прощения - сбой в компе. -язык, пока в столице не прогремела катастрофа. В итоге земля как бы стала принадлежать людям - крестьянам, которые эту самую землю обрабатывали. Но ненадолго. Собственно, на соседней земле в то же самое время возникло другое государство, которое стало подлинно народным. И люди сумели построить общество, где возродилась национальная культура, сохранён язык, где уровень жизни приближается к самым высоким стандартам в мире. А карелы - обласканные поначалу властью, были втянуты в бесконечное строительство светлого будущего, в гонку вооружений и пускание пыли в глаза приезжающим, какая у нас счастливая жизнь. Промежду делом, никакого счастья так и не получилось, народ тихонько кинут хитроумными властями без работы, без земли, в потрясающей нищете, без всякого просвета в грядущем. Те, кто сумел вырваться из страны - живут в городах, кому - то посчастливилось эмигрировать. И возникло такие положение, которое так замечательно обюрисовано следующими словами:" Даже если просто раздать земли сегодняшним "крестьянам" карельским - не по нац.признакам даже! - итог очевиден. Ничего. Желающих работать на земле - единицы.(Я считаю, кстати, что именно таких людей - хоть карелов, хоть вепсов, хоть китайцев или армян - всеми силами и должны искать и поддерживать министерства нац.политики и экономики.Ибо они - мало их очень! - но способны сдвинуть с мертвой точки сельское хозяйство.) А остальным - местным - проблемы села - фиолетовы." Что должно было произойти, чтобы люди бросили, наконец, землю предков? У людей вывернулись мозги наизнанку? Что же это, если не последствия продолжающегося геноцида по искоренению местных жителей? Мы не можем прокормить себя - и ничего не делаем для восстановления элементарного сельского хозяйства. Но стоимость земли в Карелии дорожает, особенно по берегам рек и озёр. Значит, она выставляетися на рынке? И кто продавец?
владимир
2010-06-29 16:50:33
Вероятно, слово "Карелия" возникло из ничего. Мне всегда казалось, что оно обозначало какую - то землю. Не планету. Кусочек земли, где некогда поселились карелы - люди из нескольких племён со схожим языком. Границы перекраивались и земля ридически переходила в разные руки. Но люди здесь оставались, хранили свой
sekret
2010-06-29 07:19:44
Конечно, слово "геноцид" тут не появиться никак не могло. Как же! Малый народ, да без геноцида?! Непорядок. Уважаемый Владимир тут сообщил, что надо вернуть "землю тем, кому она принадлежит по праву." Я точно процитировал? Хочу знать - по какому праву? Какая правовая основа подобных требований? Есть у меня и разумное объяснение почему невозможно "вернуть родовые земли.".Причина в их отсутствии.Нет таких земель. Утверждать,что это мое - отдайте! - вот запись в пятой графе - карел! -из области неумной фантастики.Даже если просто раздать земли сегодняшним "крестьянам" карельским - не по нац.признакам даже! - итог очевиден. Ничего. Желающих работать на земле - единицы.(Я считаю, кстати, что именно таких людей - хоть карелов, хоть вепсов, хоть китайцев или армян - всеми силами и должны искать и поддерживать министерства нац.политики и экономики.Ибо они - мало их очень! - но способны сдвинуть с мертвой точки сельское хозяйство.) А остальным - местным - проблемы села - фиолетовы. Теперь о "лидерах". Все знают о ком речь. Раз примерно в год - набирают националы воздуха в грудь - вот сейчас, сейчас - протрубим, наконец сенсационную истину!!! - про геноцид и притеснения, про требования и "родовые земли", про "Калевалу" и возрождение - и ....Всякий раз раздается негромкий пшшш.... и оскверняется атмосфера. И - до следующего раза. И эти люди хотят уважения?
Saltup
2010-06-29 00:01:48
Власть - Народ. Администрация - Население. Чиновник - Налогоплатильщик. ...(чужой текст):...pravedlivo Вадим. О каком карельском языке идет речь в статье? Диалекты и субдиалекты: собственно карельский язык: северокарельский диалект ............ Я лет до 9 говорил на карельском языке. Каждый год по 3-4 месяца говорил на карельском языке. Мы летом (на моих каникулах) жили в Павшойле (около Сямозера, 6 км), меня родители там оставляли, и я за 2-3 дня уже общался с местным сверстниками (их был четверо, в одну девочку я был влюблен, см повесть "Сопка над Лаги-Ламбой"), и быстро НАУЧАЛСЯ говорить по карельски. В городе другая среда - забывал. Жаль, что ВЛАСТЬ и НАСЕЛЕНИЕ чужды друг другу.
владимир
2010-06-28 23:24:55
Коммуняки отбирали землю у крестьян, видя в них классовых врагов, опасных возрождением капиталистических производственных отношений и идеологических противников. Горе карел, вепсов, русских в том, что их потребовалось сбить в стадо, которым можно с помощью кнута управлять. Пряника на всех не хватало. Сегодня коммунисты не при делах. Но очень больно некоторым господам вернуть землю тем, кому она принадлежит по праву. Это в России, шестой части суши. Давно ли Вы бывали в Олонце, господин sekret? Там до сих пор значительная часть пахотной земли заброшена. Вы думаете, в Лахденпохья, Сортавала, Питкяранта по другому? Или в Шёлтозере? Или в Медвежьегорске, Пряже? Я имею в виде не только населённые пункты, но и одноимённые районы. Так - есть ли у Вас разумное объяснение, почему карелы не могут вернуть свою землю? Или - пусть лучше зарастает? Это не похоже на геноцид?
владимир
2010-06-28 22:48:17
Нет, уважаемый sekret. Предлагаю русским жителям Карелии по родовому признаку выдавать здесь землю, поскольку у русских есть все перспективы развития и приуимножения. Карелы - что? Их скоро совсем не останется. ВЫепсов уже сегодня почти нет. А русских - всё прибавляется. И земля - вот она. Её можно приватизировать, а потом построить на ней... Много чего построить. Вот как на освобождённой от фиников территории.
Гость
Выбор читателей

Аналитика

16.01.2017 11:35
Обществоведение
Адвокаты, представляющие интересы родителей утонувших на Сямозере детей, намерены выяснить, почему дала сбой система "112".

Чтиво

17.01.2017 13:38
Кофе со сливками
Гость рубрики "Кофе со сливками" - политолог Олег Реут.

Опрос

Что делать с санкционными продуктами?