Чтиво. Частная жизнь
11:27, 30 Августа 2010

Инстинкт бросаться на помощь

Марат Тарасов – пятый народный писатель Карелии. До него этого высокого звания удостаивались только классики Дмитрий Гусаров, Яакко Ругоев, Александр Линевский и Ортье Степанов. Указ о звании народного – один из первых "культурных" документов нового губернатора Карелии.


1 сентября Марату Васильевичу исполняется 80 лет. Мы попросили юбиляра, известного поэта, воспитавшего не одно поколение литераторов Карелии, председателя союза писателей Карелии, выразить свой взгляд на жизнь, литературу, деньги и взаимосвязь этих трех ингредиентов.


О литературной братии

– Чем дольше живу, тем больше понимаю дружбу профессионалов. Как важно творческое плечо друга, который без просьбы может поддержать и в жизни, и в литературе. Вот мы еще с литинститутских времен дружили с Робертом Рождественским и с Евгением Евтушенко. Оба успешных поэта, оба издавались и переиздавались, а песни на стихи Роберта распевала вся страна, так что деньги были у обоих. И каждый из них всегда спрашивал, не нужны ли мне деньги. Я никогда не брал, но был уверен, если бы попросил – дали бы. И отзывчивость обоих была автоматическая.
Я воспитал не одно поколение писателей, все они хорошие ребята, но у них нет того, нашего, присущего шестидесятникам, сочувствия к людям – ни в быту, ни в творчестве. Того сопереживания, что было, например, у великого печальника Некрасова. К сожалению, люди как материал творчества и сама живая жизнь мало интересуют сегодняшних молодых авторов. Современные писатели, даже самые талантливые занимаются поиском сюжетов, эпитетов, играют словами. Упражняются в сквернословии. В общем, не литература, а лаборатория стиля, оторванная от жизни. Может, поэтому сейчас очень много писателей и мало читателей. Ведь книга должна печалить и радовать, задевать сердце и ум. Раньше писатели были властителями дум, им доверяли, на них равнялись. Сейчас этого нет.
Помню, я ездил по всей Карелии, люди не только слушали стихи, но и просили помощи, рассказывали о своих бедах. Вообще, в те годы нам, писателям и поэтам, доверяли. Не зря же Евтушенко и Рождественский собирали стадионы. Тысячи, десятки тысяч собирались послушать поэзию, значит, поэты знали, о чем говорить с народом на их языке. Сейчас в читальном зале библиотеки не соберешь и с десяток поклонников поэзии на творческий вечер. Разрыв и недоверие между жизнью и литературой.

О бедности и богатстве

– Я спросил у народного художника России Бориса Поморцева, как он поживает, и он ответил: «За 20 последних лет советской власти у меня купили 41 картину – министерство культуры, музеи и частные собиратели. А за 20 лет нового капитализма всего 2 картины. Вот и делай вывод, как я живу». Так же живут поэты и прозаики. Без денег, без заказов, без поддержки. Но я знаю, что они, будучи почти нищими, всегда откликнутся на зов о помощи. На западе государство не занимается художниками, писателями, поэтами, но там есть множество благотворительных фондов, которые содержат творческих людей еще на стадии замысла. У нас же гранты или премии если и выделяются, то уже по итогам готового произведения. Вот вам пример: один мой знакомый финн задумал написать роман о крестьянах эпохи шведского владычества, так один благотворительный фонд взял его семью на содержание на два года, ровно на столько, за сколько финн пообещал написать этот роман. И ему еще оплачивали дорогу в архив, аргументируя так: «Времена шведского владычества – это же так важно для нашей истории». А что у нас? Объяви я сейчас, что готов написать книгу об Ирине Федосовой, кто бросится содержать меня и мою семью хоть один творческий день?
Наш новый российский капитализм резко отличается от дореволюционного, когда не было ни одного промышленника, купца, фабриканта, который не занимался бы благотворительностью. Козьма Солдатенков, Павел Третьяков, Митрофан Беляев…Последний, кстати, был известным лесозаводчиком Карелии, хотя и жившим в Питере, создавшим легендарный «Беляевский кружок». Он поддерживал финансово и морально всю Могучую Кучку, из-под его финансового крыла вышли Скрябин и Рахманинов. Кто сегодня в Карелии может похвастать таким финансовым вложением в искусство?
Я от Литфонда в свое время много поездил по нашей стране. И в Сибири видел много добротных домов – театров, библиотек, больниц, сиротских домов, построенных еще до революции крупными промышленниками и купцами. Таких строений тысячи. И они стоят уже не первый век. И люди помнят, что это дар богатых людей своему народу. Раньше фабрикант вставал в три утра и шел на смену вместе с рабочими, издатель выпускал дешевые книги, чтобы образовать своих рабочих, культурно развить. Сейчас я вижу единичные примеры, но в больших объемах этого нет. Я только знаю, что за кризисный год в стране вдвое увеличилось количество миллиардеров. Я не думаю, что они приумножили богатства за счет того, что вставали в три утра.


Об инстинкте суперменов

– Я несколько лет был уполномоченным по правам человека при Катанандове и видел, насколько сильно расслоение в нашем обществе. Я старался помочь каждому обратившемуся к нам, не проиграл ни одного суда, защищая людей. И потом, уже уйдя в отставку официально, я продолжаю заниматься этим делом, потому что у нас, шестидесятников это на уровне инстинкта – помочь, если тебя просят о помощи. Люди продолжают звонить и писать мне, хотя функции уполномоченного по правам человека исполняет уже другой человек. Но для меня помощь людям – это счастье. Потому что восстановление справедливости – это своеобразное призвание. Согласен с моим другом Евтушенко «поэт в России больше чем поэт».

Об рае и аде

– Мой сокурсник по Литературному институту, военный поэт Николай Старшинов всегда говорил мне «Марат, ты живешь в раю». Он любил приезжать ко мне в мою родную деревню Сюрьга под Кондопогой. Часами мог стоять с удочкой на берегу Нигозера, мог всю ночь, мог под дождем, мог в любую непогоду, накинув плащ. И я все не мог понять, почему. Ну да, красиво, березки, мыс, впереди Успенская церковь. Но он объяснил: «Когда ты на войне роешь ячейки под пулеметное гнездо в 50 метрах впереди окопов, а потом смотришь в глаза врагу, когда после каждого боя выносишь половину товарищей убитыми, начинаешь ценить простые вещи. Поэтому запомни, Марат, еще раз, ты живешь в раю». – Видимо, поэтому мы, поколение детей войны, так неприхотливы, так бескорыстны, так отзывчивы к чужой беде. Не знаю. В свои 80 лет я задаю себе эти вопросы постоянно, значит, я еще существую.


Послесловие

Николай Старшинов о Марате Тарасове
…И в тихом царстве этом,
Где все вода вокруг,
Живет анахоретом
Мой институтский друг.
Рассветами обласкан
И тишиной умыт.
И перед ним, как сказка,
Нигозеро шумит.
Карельская береза
Трепещет за окном,
Поэзия и проза
Живут и дружат в нем.
Раскроет фолианты
И при огне свечи
С великой тенью Данте
Беседует в ночи.
Записала Наталья Ермолина

Комментарии

Писатель
2010-09-03 21:56:08
...был такой гениальный поэт Владимир Морозов... Пережили его по годам Рождественский, Евтушенко и Тарасов... Что ж теперь, живые не имеют право на звание?
Андрей Тюков
2010-09-03 18:16:11
"Помню, я ездил по всей Карелии, люди не только слушали стихи, но и просили помощи, рассказывали о своих бедах. Вообще, в те годы нам, писателям и поэтам, доверяли. Не зря же Евтушенко и Рождественский собирали стадионы. Тысячи, десятки тысяч собирались послушать поэзию, значит, поэты знали, о чем говорить с народом на их языке. Сейчас в читальном зале библиотеки не соберешь и с десяток поклонников поэзии на творческий вечер. Разрыв и недоверие между жизнью и литературой" (Марат Тарасов). Ну, Евгений Александрович по-прежнему собирает, и поболе десятка... А что до "времён очаковских", когда "писателям и поэтам... доверяли", так одна моя близкая родственница после войны жила в Великой Губе. Туда как раз приезжал молодой Марат Тарасов. Люди-то пришли, спрашиваю. Так в деревне - куда денешься, отвечает... Так что, боюсь, не в кризисе доверия - причина малого внимания к поэзии и поэтам. Возможностей прибавилось у народа, параллельно снизился уровень моральной ответственности, как с одной, так и с другой стороны. Что порождает чудовищ, рядящихся под клоунов, и клоунов, пародирующих язык литературы. В меру своих возможностей, разумеется. Но им воздастся. В начале было Слово, и Слово победило Сатану и воинство его. "Из уст же Его исходил обоюдоострый меч" - что сие, как не Слово, Божественный глагол, Логос? Многое можно было бы сказать здесь, но - записанные строчки не растут... Был такой хороший поэт, Владимир Соколов. Его, кстати, и Евтушенко, и Роберт Рождественский считали талантливее себя, об этом Евгений Александрович рассказывает в предисловии к сборнику В. Соколова "Стихотворения" (М., "ДЛ", 1983 г.): "Соколов учил нас серьёзному отношению к поэзии...". Советую познакомиться с этим поэтом, к сожалению, уже покойным. "Как он ликует божественно Там, где у розовых верб Тень твоя, милая женщина, Нежно идёт на ущерб" - это Соколов... "У сигареты сиреневый пепел. Жалко, что третий в тот день с нами не пил. Он под Варшавой остался лежать. С ним мы и выпили за благодать": тоже, Соколов... Или, вот: "Это страшно - всю жизнь ускользать, Убегать, уходить от ответа. Быть единственным - а написать Совершенно другого поэта.". Ещё: "И эту тишину лесную Потом минуту или две Нести сквозь бурю городскую, Как бабочку на рукаве". Ну, и: "Прощай, любимая! В твоём обличье Неуловимое Есть что-то птичье. Всё улетающее, Всё ускользающее. Одна слеза ещё, В улыбке тающая...". Вот и всё. "Это просто вечер был такой, Что прошлись тропинкой мы одной." (Владимир Соколов).
Писатель
2010-09-03 16:15:12
Тюкин, очки оденьте, или - за их неимением, просто полюбите ... ну, хоть котенка, к примеру, тогда, может, и писателей (хоть одного) в Карелии разглядите. - На колокольне-то оно ого-го как высоко, но оттуда только звонить хорошо, а вот с интимом (а любовь - это сокровенное чувство) на высоте туговато...
Клон кота Иннокентия
2010-09-02 17:36:57
Вроде как, понятно, почему Тюков злится. Дружит он не с теми - денег не предлагают. А про заводик свечной, так сейчас такие условия в стране для заводиков созданы, что ни один директор, даже самый гениальный, не удержит их на плаву. И за Некрасова Тюкову - двойка. Не знает!
Андрей Тюков
2010-09-02 16:03:14
"Современные писатели, даже самые талантливые, занимаются поиском сюжетов, эпитетов, играют словами. Упражняются в сквернословии… Раньше писатели были властителями дум, им доверяли, на них равнялись. Сейчас этого нет" (М. Тарасов). Трудно не согласиться здесь с корифеем карельской словесности. Вот только, хочется задать Марату Васильевичу такой вопрос: а на кого "равняться", кому "доверять"? Доверять утопившему, под сладкий лепет собственной мандолины, заводик (не свечной)? Или – на бывшего торговца алкогольным оптом равняться прикажете? Упаси и сохрани. Муху, конечно, вольно облечь хоть в янтарь, а хоть в багрец и золото, но мухой она была, мухой и останется. "Властители дум"? Полноте… Мухи! Удивляться ли, что "упражняются в сквернословии"… Согласиться с Вашим другом, носителем галстухов аделаидина цвета, – пожалуй, можно. Но – с одним добавлением: "Поэт в России больше, чем поэт", если он… меньше, чем поэт. То есть, почти всегда.
Писатель
2010-09-01 19:47:21
...а может, это дворник был? Он шёл по сельской местности к ближайшему орешнику за новою метлой... (из "Пластилиновой вороны")
Клон кота Иннокентия
2010-09-01 19:46:21
Может это не Тюков написал, а тролль от его имени?
Писатель
2010-09-01 18:24:52
Тюков, а не тюкнул ли кто Вашу высочеству ненароком, что так озлобило это самое высочество? Или у Вас инстинкт бросаться на тех, кто почему-то стал заметен. Что касается текста Н. Ермолиной, то все мы несовершенны, можем и коряво иной раз написать. Так не будьте злым псом и выкусывайте "блох" на своей собственной "шкуре"-тексте. А Марата Васильевича сегодня - с ЮБИЛЕЕМ!!!!! Тюков, оцЕните, когда столько же лет стукнет, а не зависть тюкнет))))
Андрей Тюков
2010-09-01 17:24:17
"Вот мы еще с литинститутских времен дружили с Робертом Рождественским и с Евгением Евтушенко... И каждый из них всегда спрашивал, не нужны ли мне деньги. Я никогда не брал, но был уверен, если бы попросил – дали бы" (М. Тарасов). Что значит, "если бы попросил"? Сказал же, сами предлагали, причём "всегда"… Вообще, странная вырисовывается картина. Я, вот, не представляю себе, что встречаю друга, и он мне: "Слушай, Тюков, может, тебе денег надо?". "Я воспитал не одно поколение писателей, все они хорошие ребята, но у них нет того, нашего, присущего шестидесятникам, сочувствия к людям – ни в быту, ни в творчестве. Того сопереживания, что было, например, у великого печальника Некрасова" (М. Тарасов). "Великий печальник Некрасов" – это пять баллов, Николя на том свете, должно быть, от изумления колоду карт уронил… Но это так, невинный карточный вольт, мелочь. А вот хочется задать вопрос человеку, воспитавшему (!) "не одно поколение писателей": зачем же Вы их воспитали такими безжалостными, уважаемый Марат Васильевич? А если "у них нет… сочувствия к людям", тогда - что же делает их "хорошими ребятами"? Вообще-то, все эти "блошки" вычёсываются редактором. Хотя бы, из вышеупомянутого "чувства сопереживания". Если редактор не Шарлотта Корде.
Финик
2010-08-31 00:55:31
"Административноотмеченное писательство"... что может убедительнее свидетельствовать о несомненном таланте и праве называться писателем?? Этим словом, вообще-то и Чехова обозначают, и Бальзака, и Хеменгуэя... и вот ... Марата Тарасова... Я толерантный донельзя и политкорректный столько же... но когда вот такое читаю про отмеченных "писателей" - чесаться как- то сразу все начинает, на первый взгляд немотивировано. Совсем больше никуда не написать, кроме как сюда и про "это", Наталья? Так все плохо сейчас у вас?
Гость

Аналитика

22.05.2017 10:35
Капитал
Отличительная черта современного производства – владение новыми технологиями. А технологии реализуют люди. Как это происходит в сфере автосервиса, мы показываем через рубрику "Один день из жизни ПКФ "Слово".

Чтиво

22.05.2017 10:21
Личное мнение
Главные события минувшей недели в обзоре журналиста Евгения Белянчикова.

Опрос

Что должно быть на Онежской набережной?