999 руб.
/
1500 руб.
-33%
Экономия 501 руб
1999 руб.
/
2500 руб.
-20%
Экономия 501 руб
4990 руб.
/
5850 руб.
-15%
Экономия 860 руб
499 руб.
/
790 руб.
-37%
Экономия 291 руб
Чтиво. Частная жизнь
16:51, 26 Сентября 2011

Форсберг: "Я делаю контемпорари"

На сцену Музыкального театра Карелии впервые ступила нога иностранного хореографа.

В течение нескольких недель с артистами балета работает выпускник шведской Академии Балета и датской Национальной школы современного танца Мартин Форсберг. 2 октября он представит на суд зрителей спектакль "Весна священная" на музыку Игоря Стравинского.  Этот балет и постановка любимца петрозаводской публики Владимира Варнавы "Пульчинелла" откроют не только новый сезон в Музыкальном театре, но и многолетний международный проект "Stravinsky’s opuses". Автор идеи проекта – Кирилл Симонов, который решил познакомить публику со всеми балетами Игоря Стравинского. Ставить их будут молодые европейские хореографы. Такие как Форсберг, чьи спектакли шли на сценах Дании, Великобритании, Швеции, Бельгии и России. Что же нам ждать от "Весны священной", премьера которой в 1913 году в Париже сопровождалась громким скандалом – настолько новизна музыки, ее диссонансы и ритмы невероятной сложности опередили способность ее восприятия, по-датски? И как вообще иностранцу работается в России? "Столица на Онего" поймала невероятно занятого Мартина Форсберга накануне очередной репетиции и расспросила о его проекте, трудностях общения с артистами и кулинарных пристрастиях.

С ног на голову

- Мартин, каково быть первым иностранным хореографом на карельской сцене?

- Мне не с чем сравнивать, поскольку для меня лично это первая встреча с балетом Музыкального театра Карелии. Если бы я здесь был 17-м иностранцем по счету, то все равно это для меня это был бы первый раз. Если сравнивать мою работу здесь с сотрудничеством с другими  театрами, то есть много схожего. Столкнулся я здесь и с рядом трудностей.

- А в чем выражаются трудности?

- Я не работаю с иерархией: первый солист, примы, кордебалет. В моих спектаклях каждый может быть и солистом, и кордебалетом, роли могут постоянно меняться. Это рождает непонимание со стороны артистов.

- Артисты возмущаются?

- Они должны смириться.

- Вы взяли не самое простое произведение для постановки. Это Кирилл Симонов предложил взять в работу "Весну священную", или вы сами ее выбрали?

- "Весна священная" - это самое сложное произведение Стравинского. Когда Кирилл Симонов пригласил меня в свой проект, он сказал: "Выбирай любое произведение". Я сразу ответил: "Хорошо, но это не будет "Весна священная"". Я думал, что использую менее известные маленькие произведения Стравинского для фортепиано, скрипки. Я слушал и слушал музыку великого композитора, начал нервничать и раздражаться, поскольку не мог ни за что зацепиться. В результате уснул, а когда проснулся, играла "Весна священная". И я решил, что это то, что нужно.

- К сложной музыке вы и танец приложили непростой. Говорят, что нашим танцорам нелегко даются репетиции "Весны священной". Чем же вы их мучаете?

- Я не ставлю модерн. Я ставлю контемпорари (не единый однозначный стиль, а объединение баз танцевальных методик, взятых из западного (классический танец, джаз-модерн) и восточного (цигун, тай цзи цюань, йога) искусства движения – Прим. авт.).

Найти "физику" движения, которая подходит для классического танцора, было вызовом для меня. Ведь в балете идут против гравитации, пытаются быть невесомыми. А в своих спектаклях я стараюсь показать, что такое сила притяжения и как ее использовать. Все переворачивается с ног на голову.

- Не боитесь, что наши зрители, воспитанные на классическом балете, не поймут ваших танцев?

- Самое главное, чтобы спектакль вызвал реакцию зрителя. А какой именно она будет, я не переживаю.

Опасно для здоровья, но хорошо для души

- Это не первая ваша постановка в России. Вы поставили танцевальные спектакли-инсталляции для Екатеринбургского Центра современного искусства и Агентства театров танца "Цех". С проектом 2009 года "Работа", в котором наряду с профессиональными танцовщиками приняли участие четыре обычные пенсионерки, вы стали известны в Москве. Значит, нравится работать в нашей стране?

- Каждый раз, когда заканчиваю здесь проект, я себе говорю "Больше никогда. Это был мой последний спектакль в России". Но потом я опять соглашаюсь на новую работу. Видимо, хочется новых трудностей. Вот и возвращаюсь в Россию.

- За рубежом проще работать?

- Всегда и везде встречаются трудности. В разных странах они выражаются по-разному. Я из скандинавской культуры, где все очень организованно. Если написано, что репетиция начинается в 10.00, то 9.45 все будут на месте. А в России, и в Карелии в частности, никто не придерживается таких правил. Если я говорю, что начало репетиции в 15 часов, то для многих это означает и 15.10, и 15.15 и т.д.

- А как насчет бытовых условий? Вам здесь комфортно?

- Я живу в съемной квартире. У меня есть стиральная машина, большая кровать, но самое главное – со мной мой ноутбук. Я общаюсь по скайпу со своими друзьями и чувствую себя нормально.

- Здесь друзей не приобрели?

- Нет времени поближе познакомиться даже с танцорами, потому что работаем по 12 часов в сутки. О приобретении новых друзей говорить не приходится.

- Очень сжатые сроки для постановки?

- Сроки нормальные. Просто мы готовим одновременно два балета, делим сцену и зал с Варнавой. Обычно я репетирую 8 недель. Мой последний проект готовился 10 недель, в нем участвовало 6 танцоров. А сейчас 6 недель и 16 танцоров.

- А поесть-то успеваете? Как вам наша кухня?

- Я не похудел и не поправился в Петрозаводске. Люблю борщ, блины, пельмени. Ем в основном дома. Сходил в несколько городских кафе. Так себе.

- А в гости вас еще не приглашали?

- Нет. Напишите об этом. Могу даже номер телефона дать. Но я знаю, что такое русское застолье. Был не раз в гостях, из которых выползал (Смеется). Это опасно для здоровья, но хорошо для души.

- Премьера в Музыкальном театре через неделю. А что потом?

- Начну работу со своей компанией "Fors Works" в Дании. Это сотрудничество между мной, журналистом и режиссером, снимающим документальные фильмы. Тема – субкультура гомосексуалистов. Государство выделило на эти цели грант.

- Вам и эта тема интересна?

- Конечно. Я всегда стараюсь рассмотреть танцующее тело в разных контекстах. Для современного танца характерна исследовательская направленность, обусловленная взаимодействием танца с постоянно развивающейся философией движения и комплексом знаний о возможностях человеческого тела. Когда работал в Москве, я пригласил для участия в проекте бабушек, которые танцевали с профессиональными артистами. Последняя работа  - я, как хореограф, манипулирую телами танцоров. Сотрудничал с хирургами, которые в свою очередь производят манипуляции с телами пациентов.  Мы пытались найти точки соприкосновения. Так что я не считаю себя балетмейстером. Я не ставлю балет, а делаю контемпорари. Что из этого получается? Приходите на премьеру в Музыкальный театр и все увидите своими глазами.

Наталья Соколова

Комментарии

Марина Галаничева
2011-10-03 15:57:20
приходите в гости,Мартин будем очень рады накормить картошечкой))) и еще раз (вдогонку орхидеям)- огромное спасибо за талантище)))
Гость
Выбор читателей

Аналитика

16.10.2017 10:20
Капитал
Этой осенью олонецкая молочная продукция дебютирует в новой упаковке.
16.10.2017 09:18

Чтиво

16.10.2017 11:12
Личное мнение
Почему будущая президентская кампания вгоняет петрозаводскую интеллигенцию в депрессию и отчаяние.
12.10.2017 16:27

Опрос

Кто должен стать следующим детским омбудсменом Карелии?