Чтиво. Личное мнение
10:13, 13 Июля 2012

"Это пытка и величайшее унижение человека"

Как я работал почтальоном, или почему важнейший социальный институт – почта – разрушается на наших глазах. 

Рядом с нами существует множество миров, скрытых от нас, непонятных нам. Мы учимся в школе и постоянно общаемся с учителями – но мир учителя непонятен ученикам, и только став учителем, можно понять этот особый мир. Мы ходим в театр, но не знаем, что за люди актёры, чем они живут.

Любопытно, что эта закономерность верна даже в применении к самой простой профессии. Всю жизнь я часто и помногу пользуюсь почтой: получаю газеты, книги, письма, сам пишу. Я ведь писатель: писатель – тот, кто много пишет. На почте, которая обслуживает наш дом, меня почти все знают по имени. Казалось бы, я должен бы всё знать о почтовых работниках.

Но вот этим летом я решил сам поработать почтальоном. Как ни странно, профессия эта всегда меня привлекала. А тут понадобилось немного подработать, я как раз думал о том, где бы найти временную работу на лето, зашёл на почту, а там, прямо на входной двери, объявление: «Срочно! Требуется почтальон!»

И в первый же день своей работы я обнаружил, что, оказывается, ничего не знал о российской почте. 

Третье почтовое отделение Петрозаводска, где я работал: то самое, которое обслуживает наш дом, – по моим впечатлениям, лучшее в нашем городе. Люди там прекрасные: работают исключительно добросовестно, чётко, быстро, всегда вежливы, предупредительны. И начальник почтового отделения, Елена Петровна, тоже очень хороший человек и отличный работник.

Так вот – мои впечаления об этом, самом лучшем, какое только есть, почтовом отделении. 

Я работал почтальоном на 3-м участке: это 38 домов, из них около десятка – современные крупнопанельные здания ТСЖ, с консьержками в подъездах, в некоторых – до 200 квартир. Первые этажи заняты офисами, всего фирм около 100. Два общежития: в одном половину здания тоже занимают офисы, их десятки. На многих дверях – никаких вывесок. В общежития трудно попасть: ключей к домофонам нет. Внутри нет ни почтовых ящиков, ни номеров на дверях квартир.

Ещё на участке роддом, туберкулёзный диспансер (это соседние здания), пограничное управление и несколько старых деревянных домов («деревяшек», как у нас говорят).

Итак, тысячи две квартир и до сотни офисов. В день поступает в среднем примерно до 500 единиц различной корреспонденции. Простой и заказной, это помимо газет и журналов.

Всё это нужно разложить по адресам, прежде чем выходить на участок. А если дом большой, то и по подъездам.

Представьте себе этот процесс: огромная куча корреспонденции (писем, извещений, квитанций, бандеролей, газет) – её нужно разбросать по 50 (считая подъезды) разным точкам. Это физически непросто. Моё рабочее место на почте: небольшой обшарпанный древний столик – типа школьного стола (а, кажется, это и был старый школьный стол, видимо, списанный), и не менее древний продавленный стул с когда-то кожаным сиденьем. Помещение почты маленькое, тесное, еле можно пройти по узкому коридорчику.

Как на таком столике разложить почту по 50 адресам? Я брал всё домой и раскладывал в большой комнате на полу.

Раскладывать корреспонденцию приходилось дома, прямо на полу – в почтовом отделении мест нет.
Раскладывать корреспонденцию приходилось дома, прямо на полу – в почтовом отделении мест нет.

Елена Петровна в первый день выдала мне сумку почтальона. Сумка большая. Но всё, что нужно разнести за день, туда всё-таки не влезает. Реально получается две сумки, а иногда и больше. Сумку эту носить я не смог: набитая, она страшно врезается в плечо. Другие почтальоны не ходят с такими сумками, а носят просто большие пластиковые пакеты. Я купил за 700 рублей тележку и возил свою сумку почтальона на тележке.

Тележки для почтальонов на Почте России не предусмотрены.

Итак, сначала нужно забрать свою почту. Если она заказная, на неё даётся накладная, где все письма под номерами, и извещения. Сначала нужно каждое извещение приложить к его письму. Потом разложить всю почту по адресам, для каждого адреса нужна особая папка (это тоже не предусмотрено: я купил себе большие прозрачные папки на свои деньги).

Раскладывание почты – исключительно противная, отупляющая работа, вроде работы на конвейере. Чтобы разложить почту, нужно часа три. Я спрашивал опытных почтальонов: они тратят на это примерно столько же времени. Просто физически невозможно сделать это быстрее. Берёшь письмо, читаешь адрес, находишь глазами, где там у тебя этот дом, бросаешь, потом следующее так же – а их 500 штук, если не больше. Плюс извещения, которые надо приложить к заказным письмам.

А когда заказная корреспонденция доставлена, нужно сдавать отчёт, для чего все извещения (или письма, если они не получены адресатом) раскладываются по порядку номеров в накладной. На каждом извещении должна быть подпись почтальона, а на недоставленных письмах надо написать «Оставлено извещение. Дата. Подпись». Если таких писем штук 50-60, то только на такие надписи уходит полчаса. Можно было бы просто ставить штампик «Оставлено извещение. Почтальон такой-то. Дата». Но такие штампики, хоть изготовить их пара пустяков, на Почте России тоже не предусмотрены.

Сортировать корреспонденцию по адресам и номерам в накладной могла бы компьютерная программа. То есть это будет такой компьютер с большим лотком: туда закладывается корреспонденция, там должен быть сканер с распознаванием, адрес считывается и на выходе компьютер выбрасывает письма сначала на один адрес, потом на другой – как-то так.

Когда человек делает работу, которую должна делать машина, – это пытка и величайшее унижение человека. Презрение, неуважение к человеку.

Сделать такую программу и такой компьютер сейчас – тоже пара пустяков. Но это просто никому не приходит в голову. У нас. Как там обстоят дела в других странах, не знаю. 

Итак, часов 5 нужно на сортировку корреспонденции – до выхода на участок и после него (после – чтобы сдать отчёт по накладной). Чтобы разнести всё по участку, такому, как мой, нужно тоже примерно 5 часов. Ведь за заказное письмо адресат должен расписаться. Как-то я вручал письма в пограничном управлении: дежурный расписывался за них около 40 минут (извещения, уведомления: а я ещё не требовал заполнять паспортные данные, как положено делать). А это только один адрес, и самый удобный: один дом – одна организация.

А если в доме 14 этажей, 200 квартир и 4 подъезда? Притом со стороны улицы – ещё с десяток офисов. Десятки заказных писем, половина адресатов оказывается дома – а они на разных этажах, в разных подъездах.

В общем, начинал я работу в 8 утра, заканчивал в 9 вечера. Я неопытный почтальон. Но, опять же, спрашивал опытных: почти то же самое. Физически невозможно успеть быстрее. 

При поступлении на работу полагается изучить свой участок. Но мне в первый же день дали обычные 500 писем – и я пошёл «изучать». Сначала меня повела почтальон Елена, но у неё свой участок, ей быстро надоела роль экскурсовода. А освободить её от своей работы – как можно? Кто сделает работу за неё?

Так что «изучать» пришлось по ходу дела.

Все на почте постоянно страшно спешат. Зайдёшь к Елене Петровне: у неё в одной руке ручка, в другой телефонная трубка, на столе перед ней – куча бумаг, компьютер работает, монитор весь облеплен записками – для памяти. Она всегда спокойна, вежлива, всегда исчерпывающе отвечает на любые вопросы, но постоянно выглядит усталой, даже измученной. Неудобно её отвлекать хотя бы на минуту.

Почтальоны же – как Фигаро: улетел – прилетел. С ними тоже разговаривать затруднительно. Хотя люди там все симпатичные, ко мне все отнеслись хорошо, сами всё объясняли, помогали. Но всем тоже страшно некогда. 

Уже через 3-4 дня я понял, что такой объём работы, какой я выполняю, – для двух человек. И то это будет непросто. Но тогда нужны две ставки, два оклада.

Я спросил Елену Петровну, можно ли работать на полставки – то есть на получастка. Она сказала, что нет. Один участок – один человек.

 – Но если я не успеваю?

– Я вас предупреждала: работа трудная. У нас все не успевают, в том числе начальник почты.

Кстати, сама Елена Петровна – начальник почты – тоже начинает работу в 8 утра, заканчивает в 9 вечера (хотя почта закрывается в 8 вечера). И работа у неё – очень напряжённая. 

Почему так? Точно не знаю, но предполагаю, что всё очень просто: руководство Почты России экономит средства. Оклад почтальона у нас – 14 тыс. (без налоговых вычет, разумеется). То есть на руки почтальон за такую каторжную работу получает сумму, на которую в нашем городе едва-едва можно свести концы с концами. Я, например, за коммуналку плачу около 5 тыс. Свести концы с концами – конечно, ОДНОМУ человеку. А если почтальон – женщина, у которой есть ребёнок, а мужа нет? А если – не один ребёнок? Трудно себе представить, но есть и такие почтальоны.

Большинство почтальонов – полубомжового вида. Постоянно усталые, плохо одетые, неухоженные.

И в то же время есть в этих людях какое-то достоинство. Они делают нужное, трудное дело – и чувствуют это.

И мне работа почтальона сама по себе тоже нравилась.

Хорошо каждый день выходить на свой участок. Встречать у домов тех же детей (с некоторыми я познакомился, и они со мной здоровались). Идти свободно, куда сам решил. Да, это свободная, хорошая работа. Хорошо быть каждый день под небом и иметь возможность думать, о чём хочешь, пусть твоё время и занято. Хорошо делать что-то явно полезное, честно зарабатывать себе на жизнь, ощущать себя достойным человеком. И усталость после трудового дня приятна.

Да, даже такая простая профессия может дать удовлетворение, помочь человеку ощутить себя Человеком.

Но не здесь, не в России.

В России никто не работает по-человечески. Или – «как бы ни работать, лишь бы не работать»: только притворяются, что работают, ничего не делая полезного, паразитируя на обществе. Или – работа каторжная: как у большинства учителей, как у участковых врачей и медсестёр, как, кстати, у проклинаемых «ментов» – и на такую же каторгу обречены сотрудники Почты России. 

В России полностью утеряно представление о работе как о достойном занятии. Утеряно представление о достоинстве человека.

Поэтому руководство Почты России видит в своих работниках почти бесплатных каторжников, на которых можно навалить кучу дел, самим ничего не делая, не пытаясь организовать работу своих сотрудников по-человечески.

Но и сами почтовые работники не представляют себе ничего другого.

Недавно я прочёл в какой-то газете о забастовке мороженщиц, добившихся от руководства своего предприятия улучшения условий труда (которые, конечно, были гораздо лучше, чем у российских почтальонов). Поразился – но потом увидел, что предприятие-то иностранное. Вот в чём дело!

А на своих родных предприятиях наши люди готовы терпеть что угодно. Им просто не приходит в голову возмутиться. Они не умеют объединяться.

Когда я увольнялся, Елена Петровна мне сказала: «Вот у нас станет лучше, и мы вас снова пригласим». Но лучше не станет – с чего бы. Чтобы стало лучше, надо бороться за свои права, а затурканные почтовые работники, которым некогда поднять головы, совершенно не способны на это.

Так образуется странная социальная гармония – мёртвая гармония: начальство довольно, что можно нещадно эксплуатировать работников за копейки, – а работники молчат.

В то же время работа многих почтовых отделений почти парализована. Не хватает операторов: везде огромные очереди. Не доставляется вовремя корреспонденция. Везде висят объявления: Срочно!!! Требуется почтальон!!!

Важнейший социальный институт разрушается, спокойно, буднично, в мирное время. Разрушается самими его сотрудниками.

Оказывается, чувство собственного достоинства – это главное для существования любого социума. Если у многих, у большинства, его нет – общество разрушается, начинается энтропия. И ничего нельзя сделать.

На моём – бывшем моём – участке есть дом 66 по ул. Варламова: это 6 коттеджей, построенных стенка к стенке. Они двухэтажные, наверное, метров по 200-250 квадратных каждый. Так вот, в одном из этих роскошных коттеджей не оказалось почтового ящика на дверях. Роскошная дверь. Роскошное жилище. Но почтового ящика нет. Это, кстати, совсем не новостройка.

Я и засунул «Российскую газету» в дверную щель. Иду дальше. Сзади меня окликают. Подходит очень солидный джентльмен и, явно нервничая, спрашивает, почтальон ли я. Да, я почтальон. И он стал очень обиженно говорить, что ему уже три недели не носят «Российскую газету». Он писал уже и руководству почтамта, и куда-то ещё. Что это такое?! Он говорил с болью в голосе, страдая. Я отнесся к этому человеку очень сочувственно, с пониманием, обещал узнать, в чём дело.

– А где вы живете?

– Вы сейчас у нас были: Варламова 66, квартира 4.

Ах, это та, где нет почтового ящика! Вот оно что!

– Я обязательно узнаю.

– Хорошо, узнайте. Безобразие какое!

И он ушёл, гордо подняв плечи, – этот обиженный ребёнок лет сорока, обладатель немалого состояния, потому что такой коттедж стоит сотни тысяч евро. Но почтовый ящик он купить забыл. И единственное, что его страшно возмущает в нашей стране, чего он не в состоянии вынести, – это то, что ему нерегулярно доставляют бесплатную «Российскую газету». Всё остальное его устраивает – это нет.

Как ни странно, есть какая-то связь между наивной, чистой и искренней детской обидой этого богатого джентльмена и особенностями работы Почты России. Она работает так, потому что у неё такие клиенты. 

Недавно у меня был день рожденья, – накануне я зашёл в ОПС-3, где недолго работал почтальоном, и подарил своим бывшим коллегам коробку конфет. В своей день рожденья я открыл почтовый ящик, и там оказалась красивая открытка – от коллектива ОПС-3.

Вот такие люди там работают. Прекрасные люди – но они какие-то виктимные. И поэтому приходится им вот так работать, вот так жить – и вот в такой стране.

«Чем хуже был бы твой удел, когда б ты менее терпел?» – спрашивал Николай Алексеевич ещё в позапрошлом веке, обращаясь к великому русскому народу.

Ответа так и не последовало. А на дворе – 21-й век.

Доколе?

Вадим Слуцкий, писатель

Комментарии

SashaRigachin
2012-07-30 21:50:45
Закрыть надо и почту, и всё российское государство в целом.
Chopper
2012-07-18 22:45:55
Прочитал статью и как будто перенёсся на машине времени в 1989 год. Тогда довелось мне поработать в 14 отделении связи (которое на Древлянке). Прошло с той поры 23 года, а... не изменилось ничего - ни технически, ни организационно. Впрочем, не совсем так - в 1989 году почти на каждом доме снаружи были прикреплены доставочные ящики (запираемые на замок), в которые почтальон предварительно привозил пачку газет и журналов для этого дома. Привозил не на тележке, а на авто - как правило это было государственное такси, оказывающее по договору услуги почте. В то время народ газет выписывал побольше, чем сейчас, зато переписывался обычными письмами, а не заказными...
nae
2012-07-17 11:35:36
"Не понятно, откуда такой депресняк относительно почты..." Поводов для депресняка достаточно. Как пользователь услуг данного учреждения могу сказать следующее. Во-первых - это очереди. Практически всегда, гарантированно с 1 по 20 число каждого месяца, когда выдают пенсии и оплачивают коммунальные услуги. Во- вторых, нехватка персонала. На том почтовом отделении, к которому я отношусь из четырех операционных окон работает только два, иногда даже одно и никогда все четыре. В-третьих, на мой взгляд почта излишне нагружена не свойственной для нее деятельностью. Продажа книг, периодики, сигарет, игрушек, постельного белья, дисков с фильмами и проч., плюс работа в качестве кассы (выдача пенсий и прием коммунальных платежей) сильно отвлекают от обработки корреспонденции, посылок и бандеролей. С учетом нехватки персонала весь этот ларёчный груз как камень на шее. И в четвёртых - слишком медленное изменение политики работы почтовых отделений. Конечно, помещения ремонтируются, процесс компьютеризируется, предлагаются новые услуги, но базовые проблемы, а самая главная - это очереди, как были, так и есть. Норматив в 15 минут ожидания обслуживания часто не соблюдается. Хочу привести пример из жизни почты. Как я уже писал, на моем почтовом отделении работает два окна. В одном выдают пенсию, в другом - все остальное: прием коммунальных платежей, прием и выдача посылок и бандеролей, ксерокопирование, продажа конвертов и марок и проч. Естественно - очередь. Тут во втором окошечке подходит очередь какой-нибудь миловидной девушки, у которой на руках тридцать корпоративных писем, которые необходимо отправить с уведомлением о вручении. Очередь стопорится минут на сорок. Обстановка накаляется. Но ведь девушку ни в чём нельзя обвинить. Она же не виновата, что не хватает персонала, что работает только одно окошко, обслуживающее весь ассортимент почтовых услуг. Я уже не говорю о том, что неплохо было бы сделать отдельным обслуживание таких оптовых клиентов. И такие ситуации повторяются из месяца в месяц, из года в год, что наводит на мысли, что почта России, пользуясь своим монопольным положением просто не спешит чего либо менять в процессе обслуживания клиентов . Куда народ денется, если нет альтернативы, особенно в провинции?
qwerty
2012-07-17 03:03:43
"Не понятно, откуда такой депресняк относительно почты... Какие то личные обиды?" а по-моему это логично :) странно было бы обижаться на "какая-то бабушка на лавке сказала, что почта России плохо работает". Лично у меня претензий почти нет, т.к. стараюсь не пользоваться услугами почты :) Стараюсь найти курьера для посылок и важных писем, так надежней и быстрее. Сразу отпишусь по поводу "откуда тогда такое мнение". Все-таки изредка приходится пользоваться услугами плюс мнение родственников, друзей и знакомых. Положительного мало. Но проработав 5 лет в государственной конторе спокойно стою в очередях на почте :))) Ибо регламенты, штатные расписания и прочее - это все наша дорогая Москва старается.
Пoлитический oбoРЗeватeль
2012-07-16 18:33:50
Абсолютное "не так"... Почта России набирает обороты и от столиц в регионы катиться позитивной волной... Услуги почтовых отправлений деформируются согласно требованиям времени, и лично я давно уже пользуюсь "ЕМС гарант пост", а обычные письма долетают за максимум семь дней из Калининграда до Находки (и это предельный срок)... Не понятно, откуда такой депресняк относительно почты... Какие то личные обиды?
Anitka
2012-07-16 15:23:59
Знаете, прочитаешь эту статью, я теперь понимаю, почему ко мне в офис письма или уведомления не доходят по неделям, хотя все адреса в городе, и теперь я даже не могу злиться на них, понимая, что у них твориться....
nae
2012-07-15 17:27:53
Профсоюз, конечно, может быть выходом, но не все так просто. Во-первых, организовать профсоюз дело весьма хлопотное, далеко не всякий осилит. Далее, предположим, что я решил таки организовать профсоюз и начал что то делать. Естественно начинаю будоражить администрацию, но у меня срочный трудовой договор, что мешает директору его не продлить потом? У нас ведь, как известно, незаменимых людей не бывает, спокойствие начальника дороже профессионализма работника. И опять же инертность массы. Ты там давай шевелись, борись, мы тебя конечно поддерживаем, но как доходит до дела собраться до обсуждения насущных вопросов - половины нет на месте. Не привычен у нас народ отстаивать свои права. Ругать - да, тихий саботаж - непременно, а как активные действия, то только революция, пусть даже в масштабах одного учреждения. А начальство, в свою очередь, не привычно общаться с работниками в конструктивном ключе. Начальство само все знает и умеет, дело работника выполнять порученную работу и не высовываться. Чистый совок. Только в отличие от того времени начальники наглее стали, т.к. возможности к махинациям и личному обогащению возросли в разы, а ответственности наоборот стало меньше. Поэтому и нет машин, которые сами бы сортировали почту, поэтому нередко на руководящих постах оказываются "эффективные менеджеры", которые к отрасли не имеют отношения, поэтому нет заинтересованности в повышении эффективности труда, зато прослеживается любовь к различным "оптимизациям". Нет привычки советоваться со специалистами производства, которые лучше, чем кто либо ни был, знают рабочий процесс изнутри и могут подсказать, что необходимо изменить или улучшить. А про профсоюз. Если есть идеи - поделитесь, может пригодятся.
Димонер
2012-07-15 16:34:11
Удивительно, но клерки почтового управления не знают почему люди перестали пользоваться почтой и выписывать прессу. Даже опросы проводят.А старую сортировочную машину для писем преподносят, как новейшую.
куку товарищ
2012-07-15 13:04:30
Так выход из этого всего в мире давно найден: это профсоюзы. Но не советские и современные кремлевские, а настоящие. Надо искать годный профсоюз и вступать в него, но, возможно, придется организовывать самим. А вот как это сделать на практике - это вопрос в нашем болоте. Все рабочие добивались своих прав с камнем в руке и стачками, так было и в России. А вот чего добились - видно по почте)) Недаром феодально-олигархическая Москва всеми путями и средствами противостоит созданию независимых профсоюзов. Хотя они все-равно существуют. Хоть и редки...
Bravo
2012-07-13 11:31:47
"Человек не блоха - ко всему может привыкнуть" М. Зощенко
Гость
Выбор читателей

Чтиво

25.05.2017 15:12
Без политики
В мэрии Петрозаводска поспорили о языческих символах на камнях, которыми хотят украсить парк "Ямка", и обсудили, чем пахнет в карельской столице.

Опрос

Что должно быть на Онежской набережной?