Чтиво. Личное мнение
13:06, 21 Августа 2013

(Под) Одесские записки,

или немного оптимизма

– На все нужно смотреть с оптимизмом и верой в будущее, даже в поганое. Даже если "в спине топор" и отключили воду и газ, и совсем нет денег, и завтра платить кредит. Нужно как-то с оптимизмом, а иначе – мысли, выводы, эмиграция. И пошло, поехало. Лично я оптимизмом заряжаюсь в отпуске.

Особенно благотворно влияют душные, но ароматные купе и плацкарты, дрожащие самолеты и свежая еда недельной давности. Прелесть. Чтобы получить дозу оптимизма, каждый отпуск приходится идти на жертвы. Так, в Турции в магазинах случайно ранил собственный голеностоп, за что тут же от восхищенных продавцов получил бесплатные товары. Порезался лишь у одного, но разглядев в его глазах желание делиться последним, понял, что работать будет и на других. К травмам нужно подходить с оптимизмом, глядишь, где-то за углом уже подарок заворачивают.

На Украине никаких жертв не планировал, но пришлось. В гостином домике горничная сказала, что она не убирается в номерах, а так – дежурная по солнцу. Плюнул, пошел сам убирать снятую у моря недвижимость. Открыл окно, пустил свежесть, стал грузить песок в ковш. Именно тогда украинская оконная фрамуга-националист раскрылась навстречу и выбила из меня воздух et остальное merde. Ребра скрипнули, внутри образовался легкий космос, минут пять с удивлением только выдыхал. В скором времени спал лишь на спине или полусидя. На родине доктор, после того как изучил мой потрепанный ливер в ночной больнице, диагностировал обширный ушиб грудной клетки и взял меня к себе на больничный. Я еще долго очень смешно выглядел и ходил, радовал окружающих. С оптимизмом. Иначе никак.

Но началось все несколько раньше, недели за две. Под вечер поезд переполз через украинско-белорусскую границу и, не спеша, повернул к морю и Одессе. "Тиха украинская ночь" (с). Как бы не так. Гоголь совершенно ничего не понимал в современных поездах. Гоголь брякнулся с верхней полки, матюгнулся и растворился в купейном амбре. В соседнее помещение на станции Житомир грузились четверо женщин бабьего возраста и самогонной выдержки. Это были четыре иерихонские трубы, четыре всадника апокалипсиса. Всю ночь они задорно гоготали на весь поезд в соседнем купе. Всю ночь не сомкнувший глаз проводник прятал слезы в воротник и бегал за чаем, когда у девочек кончалось "запивать". Остальной вагон молчал. С оптимизмом. Убаюкивало одно – украинская "рэчь" оказалась действительно напевной и музыкальной. Даже когда они говорили за понос мужей, хотелось подпевать. Если б не ночь и оптимизм, что завтра будет утро, море и прилагающиеся ко всему этому бонусы.

Если под Одессой (где-то на молдавском направлении) вы попробуете сами добраться до пункта назначения, не сняв по пути дополнительно 10-20 домов, комнат и раскладушек, а будете просто спрашивать дорогу у аборигенов, вы – никто. Вас нет на этом свете, на том вы – прокляты, и не мешайте нам тут "творить бизнес"! Поселки, а вернее, кооперативы под Одессой, спланированы таким образом, что вы сгинете, но не доберетесь, куда нужно. В двух шагах от Эльдорадо, но сгинете. Нам вызвался помочь сборщик берегового мусора, в трусах, кроссовках, на шее белый шарф, повязанный галстуком, такой же лентой собраны длинные седые волосы на голове. Он долго махал руками в разные стороны, что сразу было ясно, верный путь ему известен. Потом плюнул и пошел от нас вдаль по перрону поселковой станции. "Так, всё, евреи на учебу, русские на работу! – кричал он. – Им надо "Южанку". Я им показываю, а оно мне надо?!" Мы набрали воздуха в грудь, оптимизма в голову, и, вняв советам хозяйки дома, до которой дозвонились, нашли место отдыха. Потом еще не раз на побережье мы встречали этого персонажа. Каждый раз, на разных пляжах он радостно предрекал нам диареи, хламидиозы и прочие напасти. Но нас было уже не сломить.

А вообще на отдыхе все полны оптимизма. У некоторых зашкаливает и валит с ног. Но вот человек поспал, окунулся в море, и улыбка снова не сходит с его стеклянных глаз. Самые оптимистичные – отцы семейств. Они с утра зарывают пузо в песок и начинают прятать свой оптимизм за скептическим прищуром. Вот мать двоих детей покупает чадам воздушного змея, они его собирают, а обгорелый отец, прищурив один глаз, подглядывает за "убогими" и посмеивается. Троица, мама и дети, пытаются запустить змея, который неумолимо падает в песок, но лететь не хочет. Но оптимизм не дремлет, а потому змей вскоре вонзается в филей отца, чей прищур прямо застывает, как будто на "паузу" нажали. Тут он берет тесемки, привязанные к змею, смотрит на детей: "Сейчас папа покажет!"; и начинает бегать с воздушной игрушкой по песку, змей волочится следом, за ними бежит семья, частично в слезах. Но отец вошел в раж и делает еще два круга. "Вот как!" – говорит он и отдает детям игрушку. А те начинают верить, что, несмотря на суровые темные времена, все проходит, а впереди – только море, солнце и воздушный змей. И улыбаются. А змея они через десять минут выкинут, когда принесут сладости и лимонад. Змей уже порванный. Никакой, прямо скажем, змей. Но по окончании бархатного сезона сборщик мусора совершенно один будет запускать его в серое от туч небо над волнами Черного моря. И ждать лето.

Роман Баландин, журналист

Комментарии

Татьяна
2013-08-25 15:38:50
А меня ностальгия не взяла... Хамский город. Когда-то я вышла замуж за одессита. Жить там не смогла, сбежала. Как вспомню, так вздрогну! Где угодно отдыхать, только не в Одессе.
Who_is_who
2013-08-21 14:27:37
Улыбнуло. :) Я бы еще почитала про отдых на Черном море в изложении Романа! Очень всё это знакомо, аж ностальгия по такому отдыху взяла...
Гость

Аналитика

Сегодня 11:31
Политкухня
Политолог Олег Реут о том, почему наблюдатели за выборами объединяются на непартийной основе.

Чтиво

22.05.2017 10:21
Личное мнение
Главные события минувшей недели в обзоре журналиста Евгения Белянчикова.

Опрос

Что должно быть на Онежской набережной?