Чтиво. Спецпроект
11:44, 09 Октября 2013
4
1
2

И три метра хороших книг

Ретроспектива это взгляд в прошлое, обозрение прошлого. Проект посвящен жизни Петрозаводска и Карелии последней трети ХХ века. Это время «эпохи застоя», перестройки и «лихих девяностых». «Ретроспектива» – авторский взгляд на время, которое когда-то было настоящим и будущим, и ушло в прошлое. Там отправная точка экскурсов в более давние времена.

«Мы в первый раз открыли Дон Кихота»

– Дом – не Публичная библиотека! Кто-то верно сказал, что в своем доме человеку достаточно ста… Ну, двухсот… Трехсот книг – но тех, которые ему действительно нужны!– говорила мама, освобождая от книг высокие шкафы и стеллажи перед очередным ремонтом в квартире. Книг было много – не сто, и не двести. 
Когда потолок был побелен, обои поклеены и полы покрашены, книги возвращались на свои места – разномастные томики и аккуратные собрания сочинений, большущие энциклопедии и альбомы репродукций, старинные книги и новинки. Честно сказать, многие из этих книг оказывались в людских руках только до и после ремонта, да во время большой уборки, но это не ставило под сомнение их пребывание на книжных полках.
– Это все нужное! И это тоже нужное! Все нужное! – мама опережала возможные вопросы, когда книги возвращались на свои места.

Книги и чтение были в большом почете, когда про Интернет не ведали даже фантасты, а телевизор показывал только две программы – первую и вторую. Читательские впечатления времен детства и юности наверно самые яркие. По дороге из школы, часто петляя и слоняясь, чтобы удлинить коротенький путь домой, мы пересказывали друг другу прочитанные книжки про индейцев и пиратов, разведчиков и инопланетян. А вечером, после хоккея или «казаков-разбойников» с мальчишками в своем дворе, дома были удобное кресло, торшер с красным и зеленым абажурами и такие упоительные минуты приключений. Стоит удобно расположиться в кресле, открыть книгу, и ты отправляешься на поиски капитана Гранта, странствуешь по саванне или спускаешься глубоко под землю, в зловещие копи царя Соломона… Книги «Библиотеки приключений» и сейчас рядом с оранжевыми томами Майн Рида и серыми томами Жюль Верна на книжных полках у нас дома.

С. Маршак, писал, будто про тебя:
«Пора в постель, но спать нам неохота.
Как хорошо читать по вечерам!
Мы в первый раз открыли Дон Кихота,
Блуждаем по долинам и горам…».

Считалось, что СССР самая читающая страна мира. Собирание книг, домашние библиотеки вошли в моду. Шутили про объявление в газете: «Куплю шкаф-«стенку» и три метра красивых книг». Престижные собрания сочинений, распространявшиеся по подписке, разыгрывали в лотерею, например, по месту работы, или их дарили в награду. Слышал, что такие лотереи подписных изданий проводили в петрозаводском Парке пионеров (ныне Губернаторский парк), и что они собирали в длинные очереди множество людей, но мне самому на этих лотереях бывать не довелось. Собрания сочинений, корешок к корешку, считались очень престижными, хотя, полагаю, именно их тома оказывались самыми «нетронутыми», самыми непрочитанными в большинстве домашних библиотек. Правда, при этом я бережно храню «недочитанные» метры своих красивых, хороших книг. Эти книги такие родные, такие близкие.

Книги и люди соседствовали в советских домах, в том числе, в малогабаритных квартирах-хрущевках, изначально предполагавших лаконичную обстановку. Но какой уж тут минимализм: книжные шкафы с двух сторон сжимали объем комнат-пеналов и загромождали малюсенькие залы. Мода на книги в доме требовала жертв: книги требовали жизненного пространства. Сейчас стало проще: зашел в Интернет, кликнул, закачал, и читай себе на здоровье. А тогда книги хотелось иметь рядом с собой, потому что в библиотеке очередь на то, что все хотят прочитать.

Когда говорят, что в СССР испытывали «книжный голод», что хорошие книги быстро раскупались или были в дефиците, не надо забывать о том, что тогда книжные цены были доступны, и поэтому книги и журналы пользовались у покупателей большим спросом. Это делало советскую страну самой читающей в мире.

Среди книжных серий очень престижной считалась «Библиотека всемирной литературы» в 200 томах. Она вышла в издательстве «Художественная литература» в 1967-1977 годах. У нас дома не было этой «Библиотеки», а у некоторых знакомых она была. Один из томов серии – наша «Калевала», а в другом томе военный рассказ Яакко Ругоева «Вся жизнь впереди».

Раньше здесь располагалось издательство "Карелия"
Раньше здесь располагалось издательство "Карелия"

Книги карельских авторов и книги, изданные в Карелии – на особом месте в домашних библиотеках наших земляков. Их встретишь, конечно, и далеко за пределами Карелии. Книжную славу Карелии принесли издания, выпущенные в Петрозаводске одноименным издательством за десятилетия его работы.

Сто названий в год

Кооперативное финское издательство «Кирья» («Книга») существовало в Ленинграде в 1923-1930 годах. Оно занималось выпуском книг, газет и журналов на финском языке. С 1 января 1931 года «Кирья» была реорганизована в одноименное государственное издательство в ведении одновременно властей Карелии и Ленинградской области. Так было положено начало издательству «Карелия». С самого начала это издательство создавалось как универсальное – выпускающее литературу широкого профиля для разных категорий читателей, на двух равноправных языках Карелии – русском и финском. В годы своего расцвета «Карелия» выпускала ежегодно до ста названий самых разных книг.

Моя мама Тертту Викстрем длительное время работала в финской редакции издательства «Карелия», и в юные годы мне нередко доводилось заходить к ней на работу. Издательство располагалось в полукруглом историческом здании на площади Ленина, в крыле со стороны Парка пионеров. Сейчас в этом здании расположена экспозиция Национального музея Карелии. Мамин кабинет был далеко от входа. Помню коридор с изгибом и непривычной формы комнаты с письменными столами и книжными шкафами куда мы заходили поприветствовать маминых товарищей по работе. Непонятные слова в разговорах взрослых: редактор, корректор, гранки... Папки с бумагами, стопками сложенные на столах. Отпечатанные страницы с какими-то пометками от руки. «Так здесь рождаются книги», – поясняла мама.

Сейчас встречаю книги, вышедшие в те годы в издательстве «Карелия», на книжных полках в домах многих наших земляков. Это строгие увесистые томики «Библиотеки северной прозы» и книжки стихов, сказки с прекрасными иллюстрациями («Карелия» сотрудничала с талантливейшими художниками) и книги для юношества, сувенирные издания и фотоальбомы.

Книги издательства "Карелия"
Книги издательства "Карелия"

Многим знаком логотип издательства «Карелии» с силуэтом сосны Леннрота. А печатались эти книги в типографии имени П. Анохина. Издательство и типография были приметными брендами Петрозаводска и Карелии в прежние времена. Сейчас в здании бывшей «анохинки» на улице Правды расположился магазин «ЦСК».

Хемингуэй на берегу Тулмозера

Спрос на книги опережал предложение, и, чтобы уменьшить книжный дефицит, в Советском Союзе традиционно издавали «толстые» литературные журналы. Очень популярной была «Роман-газета», выходящая дважды в месяц. В 1972 году роман Антти Тимонена «Мы карелы» в переводе на русский язык был издан в ней тиражом полтора миллиона экземпляров! Мне очень нравился журнал «Юность», а до нее я с удовольствием читал «Пионер» и «Костер».

Два литературных журнала выходили в издательстве «Карелия». Это «Север» и на финском языке «Пуналиппу» (ныне «Карелия»). Именно на их страницах впервые увидели свет большинство лучших произведений карельской литературы, и все это тоже бренды республики. Жаль, что будущее «Карелии», старейшего журнала республики с 85-летней историей, сейчас под вопросом из-за «оптимизаторских» начинаний нынешнего руководства. А в свое время «Север» и «Пуналиппу» прочно входили в круг чтения многих людей и в Карелии, и за ее пределами.

Книги и журналы были у нас всегда с собой: дома и в поездках, в купе поезда и в катере, везущем нас на дачу в Зимник, в курортной Евпатории и нашей «отпускной», «рыбацкой» Колатсельге. Там, в Колатсельге библиотека располагалась в центре деревни, на высокой скале рядом с Сельсоветом, совсем недалеко от дома моей бабушки Марфы. Однажды зарядили сильные, безрадостные дожди. Бесконечный дождь «запер» нас дома, и тогда я отправился записываться в библиотеку. В старом карельском доме я прочитал «Старик и море». Хемингуэй был тогда в моде, и в моде были его портреты: в суровом вязаном свитере, с трубкой, без трубки. А книги, библиотеки и пристрастие к чтению, словно, соединяли большую страну и ее людей. Я не взял в руки томик Хемингуэя дома, а нашел его в деревенской библиотеке. Правда, не все, прочитанное тогда, мне одинаково понравилось, и не все запомнилось.

А все и не может нравиться, и не должно нравиться всем и одинаково. Книги разные. Писатели разные, и читатели тоже разные. Общим для «самой читающей страны мира» была любовь людей к книгам и чтению. Когда за окном осенняя дождливая мгла, что может быть радостнее и уютнее, чем удобное кресло, торшер с абажуром и три метра хороших книг!

Армас Машин

Комментарии

Армас Машин
2013-10-11 10:49:25
До сих пор нахожу в книгах эти закладки - осенние листочки, открытки, пригласительные билеты, догадываясь по ним, кто их положил: бабушка, дедушка, мама... Их давно нет, а закладки, словно, знак из прошедшего времени... И взаимоотношения людей и книг были человечными, теплыми, трогательными...
Анна Завьялова
2013-10-11 10:30:37
Да. Книги. В нашей семье их всегда было много. Разных. И у бабушки с дедушкой, и у родителей. Книги для взрослых и для детей. Особенно много было книг издательства Карелия. Я даже помню, где какая книга стояла. У нас вся семья читала. В книжных шкафах книги в один ряд на полках не вмещались - ставили в два ряда и еще сверху в один ряд. Бабушка сдала макулатуру и получила абонемент. Потом на этот абонемент мы купили книгу "Сказки народов СССР". Книги было принято дарить в подарок, особенно детям. Какое это было счастье, получить новую интересную книгу. Никакой интернет не сможет полноценно заменить книги. Ведь книгу возьмешь в руки, погладишь страницу, и как-то тепло на душе становится. А бывает, откроешь книгу, а там листочек или цветочек засушенный: кто-то читал эту книгу до тебя и страницу заложил. Или ты сама ее заложила, и сразу захлестывают воспоминания. Приятно.
Гость
Выбор читателей

Аналитика

20.01.2017 13:50
Обществоведение
Как живут люди в самом дальнем микрорайоне Петрозаводска.
19.01.2017 12:20

Чтиво

19.01.2017 16:05
Личное мнение
Карельский журналист и блогер Николай Габалов о том, что общего у "Шерлока" со "Смертельным оружием". 

Опрос

Как вы поведете себя, если введут налог на сбор ягод и грибов?