999 руб.
/
1500 руб.
-33%
Экономия 501 руб
1999 руб.
/
2500 руб.
-20%
Экономия 501 руб
4990 руб.
/
5850 руб.
-15%
Экономия 860 руб
499 руб.
/
790 руб.
-37%
Экономия 291 руб
Чтиво. Частная жизнь
12:37, 15 Апреля 2005

Ермолинские Мишки

Карельская журналистка Наталья Севец-Ермолина написала рассказ про людей, которых звали Мишками.

Наталья Ермолина
Наталья Ермолина
Рассказу «Проклятье» не удалось проскочить мимо ока редакции Интернет-журнала молодых писателей России «Пролог», существующего под эгидой Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ, и он был там опубликован. Как одно из лучших произведений, вышедших на «Прологе», «Проклятье» вошло  в пилотный альманах «Молодость». Севец-Ермолина пообещала не прекращать литературные опыты и ближе к пенсии непременно написать солидное произведение.
 
Скрывать успехи коллег – преступление, и мы публикуем рассказ «Проклятье».
 
«У Михаила был брат, тоже Михаил. И маму их звали тоже Михаилом. Когда в семье этой рождался кто-то свежий, его всегда называли Михаилом. Такая традиция была. Когда рождалась девочка, ей с прищуром говорилось: "А нечего было выделываться. Знаешь ведь, что у нас все Михаилы, так чего было лезть".
 
Даже собакам в той семье не очень везло: крупные звались Михаилами, а шавки поменьше Мишками да Миньками. Нависло над этим родом проклятье. Повадился в их огород медведь ходить. То брюкву стопчет, то смородиновые кусты заломает. Хулиган. Хозяева, а их тогда звали еще не Михаилами вовсе, а по-простецки Колька (это батя, значит) и Матвей (сын Николаевич), почесали в головах и решили медведя подстрелить. Засели они в одном из заломанных кустов и стали мишку поджидать. А тот пришел, наивный, на дело, с хулиганским выражением звериной морды. Думал, удастся побезобразничать как встарь - безнаказанно. Стал уж было вольные лапы распускать, а из куста: бабах. Попало мишке прямо в спину. Умереть не умер. Но очень удивился, что что-то мешает безобразничать. В его роду все медведи ходили в этот огород безобразничать. Традиция такая. Не было в его деяниях никакого извращения. Но Кольке с Матвеем своей смородины жаль было, они ее честь с ружьем отстаивать и вышли. Раненый мишка не стал нападать на обидчиков, а, уходя, посмотрел с укором в глаза и сказал: "Будете теперь все в семье Мишками". И пополз в лес рану зализывать. Стали так в семье рождаться одни Михаилы. Попытаются назвать свежерожденного мальчугана Колькой (в деда) или Матюхой (в батю), а язык во рту сам выговаривает: Мишенька родился. А когда стали девочки на свет появляться, с теми совсем беда. У всех девки как девки: кто Марфа, кто Акулина. А тут Мишка. Косички, сарафаны, даже прелести женские - как у всех, а вот имя проклятое. Так и жили все Мишки под одной крышей ровно 40 лет. Одни умирали, им на смену нарождались другие. Сейчас их собралось под крышей 17 ртов. Того Мишки, что в медведя пульнул, уже и на свете не было. А проклятье все работало. Все уже свыклись с участью. Не сердились. Подумаешь, имя. Это же не рог на голове. Имя носить не тяжело. Лишь бы работа в руках спорилась, и кусок хлеба в Мишкины рты вечером попадал.
 
И вот в одну из вьюг тужилась молодая невестка Мишка, ждала появления неизменного Мишки-младшого. Все Мишки от мала до велика сидели вокруг роженицы и сопереживали. Вдруг в окно постучали. Мишки были людьми незлобивыми. Все разом кинулись дверь открывать. Конечно, кроме роженицы и ее не рожденного еще Мишки. На пороге стоял и улыбался виноватой улыбкой невысокий незнакомец. На вид ему было под пятьдесят.
 
- Разрешите погреться. Мы тут с друзьями застряли в ваших сугробах. Сейчас вертолеты прибудут и оттранспортируют наш кортеж...
 
- Да, пожалуйста, пожалуйста, - сказал Мишка, глава семьи. - Мишка, - прикрикнул он, но не очень зло, а так, для домостроевского порядку, на свою престарелую жену, - поставь чай на плиту, разогрей кисляк, принеси капусты из подвала. А ты, Мишенька, продолжай. Не пужайся, голубка, - уже нежнее сказал он мимоходом невестке.
 
Гость удивился:
 
- А что это у вас двух женщин зовут Мишками, это они в честь "Битлз"? Мишел, май белл..., - допел свое предположение гость.
 
- Да нет, - тихо проговорил засуетившийся хозяин. - Мы здесь все Мишки. - И продолжил накрывать на стол.
 
Гость пожал плечами, поправил галстук темно-синего цвета и сказал широкомордому другу:
 
- Видишь, Миша, ты работаешь у меня в правительстве, а имя у тебя проклятое.
 
- Ну, ладно, Вова. Это же семейная легенда. У деревенских так всегда. А у меня в роду были все Яковы да Исааки. Я первый Мишка. Харьковские мы.
 
- Ладно, харьковский, позвони еще раз Кужугетовичу, может, уже вызвал геликоптеров отряд.
 
- Сейчас позвоню.
 
А в это время в углу тихо и протяжно застонала невестка, рожать ведь не вертолеты сажать. Стал Мишка-эмбрион проситься на свет божий, вот и пошли схватки. Гость подошел к стонавшей и спросил:
 
- Так ты рожаешь, девушка? А я то думаю, что это ты одна не встала, когда я в дом вошел. Обычно все вскакивают, когда я вхожу. Даже инвалиды отбрасывают костыли и двигаются мне навстречу. Народ меня в основном любит. А что, батя, этот младенец тоже должен Мишкой стать?
 
- Да так уж, сынок, положено. Проклял нас медведь. Да мы и не ропщем. Мишка так Мишка. Одним больше, одним меньше. Не в этом счастье. Вон у тебя тоже есть Мишки в семье, но ты же не жалуешься.
 
- Это, отец, не семья. Это мои коллеги. Я в этой стране главный, а это все мои помощники. Мишка - мой главный премьер-министр. Мы тут ездили по вашим деревням, смотрели уровень жизни. Вот и застряли в снегу. Я, дедуля, твой президент. Разве не узнал?
 
Конечно, дед Миша знал, кто такой президент. Не совсем он темный был. Но вот как зовут президента, либо знал, но забыл, либо напутал что-то в том углу головы, где память покоится. Телевизора у деда не было, потому что по нему все время показывали людей с разными именами. Обидно было 67-летнему Михаилу наблюдать за разноименным миром и не завидовать. Одним словом, данного президента он не знал. Сделал виноватое лицо:
 
- Прости, сынок, не признал. Так ты Вова?
 
- Да, батя, я Вова. Давай твоего младенца, который сейчас родиться спешит, назовем в честь меня Вовой.
 
- Да я бы, сынок, в удовольствие. Да никак не выходит у нас ничего, кроме Михаила. Хоть мальчик, а хоть и девочка.
 
- Как это не выходит? Не боись, дед. Я президент. Захочу, любое имя человеку дам. Не веришь?
 
- Да я бы и поверил, дак медведь проклятущий всех нас Мишками заделал. Да мы уже и привыкли.
 
- Не дрейфь, отец. Миша! - закричал он, подзывая широкомордого. - Неси чемодан с документами. Где у нас пачка со свидетельствами? Открывай, будем младенца Вовкой называть. А ты, Миша, тьфу ты, как бы тебя назвать... давай, будешь Людочкой, давай, тужься, дорогая россиянка. Твоего младенца будем оформлять как не Мишку, а как Вовочку.
 
Крупный Миша-чужак, сам немного смахивающий на неуклюжего медведя, достал чемодан с кодовыми замками, пощелкал кружочками - и одна половинка чемодана откинулась. Из пачки корочек красного, синего и зеленого цвета Миша Чужой взял один бланк и сел за стол. Он вытащил из нагрудного кармана чернильную ручку и начал запись. "Кремлевский отдел ЗАГС, отдел регистрации №4537 от 14 января 2005 года, фамилия..."
 
- Дед, как фамилия...
 
- Да ты погодь писать, милок. Может, девочкой родится. Фамилия будет Кожухова. А мальчик - так Кожухов. Кожуховы мы все. Михаилы.
 
- Ладно, подождем. Людмила, рожай. А то скоро за нами вертолеты прилетят, не успеем вас всех тут переименовать. Я же ваш президент. Не допущу, чтобы всех вас тут Мишками звали. Как в зверинце, ей-богу.
 
Людмила, пять минут еще назад урожденная Мишка Кожухова, от испугу мгновенно родила младенца мужского полу.
 
- Ура!!! - засуетилась президентская челядь. - Вовочка родился! Радуйся, дед. У тебя за 40 лет первый не Мишка. Вовочка! Вовочка! Вовочка!
 
- Ну, дед. Теперь я считаю себя шефом твоего внука. Буду тебе выплачивать кремлевскую пенсию. Подарков жди ежегодно. Ну и там, на день защиты детей, на первое сентября. Все как положено. Я хоть и не верующий, но Вовку крести, я буду ему крестным отцом. На крестины привезу своего личного попа Леху №2. Не бойся, дед. Заживет твой Вовка лучше всех в твоей семье. Я сказал. Давай, Миша, дописывай свидетельство, я подпишу. И на вертолеты! Шойгу уже 20 минут на канате над избой висит. Хватит Серегу морозить. Он хоть и тувинец по национальности, но не морж ведь. Быстрей, заканчиваем эту Мишкину кашу - и на службу. Работы в Кремле - конь не валялся.
 
И тут случилось непонятное. Стало темно, все свечки, все лампочки, все угольки в печи, все одним разом потухло. А потом вспыхнуло. На пороге стоял медведь. На спине у него белела окровавленная повязка. Морда выражала недовольство. Медведь крякнул и загудел:
 
- Ну, ведь сказал, что Мишками все будете, так что против проклятья прете. А ты, Пучеглазка, пойдешь со мной. - И он, ухватив президента за галстук, утянул его в сени, а после послышались тяжелые скрипучие шаги на снегу.
 
Остолбеневшие помощники президента не сразу пришли в себя. Они будто проглотили мешок цемента, а потом запили его водой. Все стояли еще минут десять. Тишину проветривал недавно рожденный Вова. Он беззаботно агукал, не подозревая, что все напряжение природы происходит из-за него. Первым отмер Миша-широкоморд. Он дал вялое приказание:
 
- Серега, Саня, выходи по одному. По машинам.
 
Все засобирались, наспех набросили свои серые одежды, которые дед при обычных обстоятельствах обзывал не иначе как "полуперденчиками", уж больно короткие и холодные одежды носят эти городские. За полминуты изба очистилась. И все остались своим чисто Мишкиным коллективом. За окном послышалось трепетание лопастей и крики: "По одному, ребята, не толпитесь, веревку порвете, черти. Да всех заберу. А где Вова?".
 
Деда Мишу эта суета уже не интересовала. Он подошел к своему младшему внучку. Он был красный, но симпатичный. И не крикливый, в отличие от Мишки, рожденного позапрошлой весной. Тот орал, как оратор на трибуне. И был красномордым до двух лет. А этот спокойный. Улыбается.
 
- Мишенька, - вырвалось у деда сквозь слезы. Он взял младенца на руки и стал носить по дому, раскачивая на крепких еще руках. Подойдя к столу, он случайно заглянул в свидетельство о рождении, в котором еще пятнадцать минут назад помощник президента вывел имя "Владимир". Теперь там красовалось более привычное глазу "Михаил" и через все слова пролегла царапина от медвежьего ногтя. Дед Миша ничему будто и не удивился. Покачал новорожденного на руках, подошел к невестке и ласково заглянул в глаза: "Ну что, Мишенька, отмучилась, дорогая. Теперь отдохни". Через час старик вышел во двор по давно заведенному обычаю. Все было в порядке. Все было на месте. Только недалеко от ворот валялся обрывок синего галстука. Что стало с президентом и как долетели его помощники до Кремля, дед так и не узнал. Ведь телевизора у него не было».

Комментарии

Владимир
2005-04-27 15:57:13
Перенесли, так и уберите отседова, что бы глаза не мозолила эта писанина.
Михаил
2005-04-25 13:59:09
Мне нравится, что есть пылающие негодованием по поводу появления на сайте рассказа Ермолиной. чего ерепенитесь-то? Ермолина его что, на "Букер" отправила? Написал себе человек рассказ. не побоялся отправить куда-нибудь. Хохочет, небось, читая, как тут недовольные высказываются. а вообще критики - девушкам лучшие друзья. даже получше бриллиантов.
Admin
2005-04-25 12:21:21
в связи с популярностью этой темы, создан новый форум - "Культурная жизнь" по адресу: http://www.stolica.onego.ru/forum.php?conference=37890 Туда перенесли и "Ермолинских Мишек" со всем обсуждением.
Алиса
2005-04-24 17:43:45
Алиса шла по тропинке и увидела на дереве усы Hикиты Михалкова. - Hу надо же, - сказала Алиса, - Hикиту Михалкова без усов я еще в "Я шагаю по Москве" видела. А вот чтоб усы > без Hикиты < Михалкова - такого со мной еще не случалось. А в это время Hикита Михалков хотел получить Оскар, но его не узнали и выставили за дверь.
Маша
2005-04-24 17:20:06
А со мной вышла страшная история. Когда широко праздновался юбилей Никиты Михалкова, 60 лет, по-моему, на сцену вышел его отец - Сергей Михалков. Я подумала, что сошла с ума, когда увидела его, поскольку была уверена, что классик давно почил. А потом уточнила, так оказалось, что не только жив-здоров, так еще и женился на молодой. А потом и гимн снова написал. Вот такой вот стресс у меня был
Ворчель
2005-04-24 04:44:13
Наталья, продолжай писать. А всем, кто не знает местных авторов типа Елены Николаевой, Пронина, Белова, Перту, Мустонен, Вересова, Свинцова и других, упомянутых ранее - направление одно в библиотеку или, на худой кончик, в книжный магазин. Там есть такие полочки типа "книги местных авторов". Простите, дорогие, кого в спешке не перечислил...
Усы Михалкова
2005-04-22 21:03:15
Русский сериал жизни под названием "Его зовут Никита" мы смотрим дружно, всей страной много лет. И вот мы спрашиваем свою совесть: что плохого сделал нам этот человек? И совесть отвечает нам: нет, товарищи, ничего плохого не сделал нам этот человек. На съемки "Сибирского цирюльника" уходил просто режиссер, хоть и знаменитый, - на сцене Кремлевского дворца стоял один из главнейших ньюсмейкеров страны, председатель Союза кинематографистов и один из возможных кандидатов в Президенты. Неустанно трудясь, Никита Михалков осуществил заветную мечту русских символистов и уничтожил границу между искусством и жизнью. Он довел идею режиссуры до ее логического конца. До конца действительности вообще. Поскольку жизнь рода Михалковых составляет часть публичного русского эпоса, позволю себе такое рассуждение. Никита Михалков, помимо того что обладает бессмертной самостью, есть еще и весомое звено в цепи рода. По моему мнению, его мать Наталья Кончаловская была ничуть не менее талантлива, чем его отец Сергей Михалков. Но для нее художественное творчество было самодостаточным удовольствием и не являлось средством завоевания власти, славы или богатства. А для Сергея Михалкова, человека особо одаренного - разве бездарный человек мог бы сочинить великое стихотворение "По крутой тропинке горной шел домой барашек черный"! - способность к художеству была именно средством, орудием к достижению успеха, власти и прочих дурных погремушек. И вот эти противоположные духовно-энергетические заряды как-то равновесно сошлись в Никите Михалкове. И оттого он, желающий казаться ясным, цельным и положительным, - самый противоречивый и путаный из всех наших кинорежиссеров Похоже, на российском киноэкране взорвалась настоящая бомба. Огромный арбуз, из которого, как шрапнель, полетели мокрые турецкие фески, усы Михалкова, прокисшая эстетика семидесятых годов. Фильм рекламируется, как прокладки "тампакс", "блендамед", пиво "Толстяк". Устоять невозможно, и обыватель, наглотавшись рекламных шампуней, весь в разноцветных пузырях, бежит в кинотеатры и хлебает с экранов эту перламутровую, кипящую пену.Я шел на "Турецкий гамбит" со своими встревоженными родовыми эмоциями, надеясь на встречу с таинственным и мистическим прошлым. Надеялся помолиться в часовне, а попал на карусель. Надеялся увидеть ожившие картины Верещагина, а увидел "Фанфан-тюльпан". Надеялся услышать русских мучеников, героев и духовидцев, по которым тоскует сегодняшняя русская душа, а увидел еще одну пустышку "Гардемарины, вперед!", когда "сентиментальное добро" и "карикатурное зло" облекаются в бутафорские костюмы минувшей эпохи, играется водевиль на потребу толпе, которая тут же, в зале, жует сникерс, сосет из баночки разбавленное пиво. Никита Михалков, после своего "чекистского эпоса", открыл в себе монархиста. Одержимый "белым реваншем" провозгласил идею "русского стандарта", взамен "стандарта советского". Умело формирует путинскую идеологию "бутафорского православия" и "фанерного царизма", покрывающих либеральную, антирусскую суть режима. Рыночная по своей идеологии, кассовая по своей циничной бездуховности, эта грандиозная бутафория выкачивает из бюджета спонсоров десятки миллионов "постановочных" долларов, компенсирует их массовым гоном, вызванным оголтелой рекламой. Эстетика переводных картинок и рекламных роликов, сознательная бездуховность, идейная пустота не позволяют этим "сибирским гамбитам" и "турецким цирюльникам" конкурировать с такими красными шедеврами, как "Броненосец Потемкин", "Человек с ружьем", "Освобождение", "Летят журавли". Их задача в другом — отвлечь русский ум от мучительных раздумий о судьбах Родины, от трагических решений, к которым подвигают народ напасти путинского правления. "Михалковщина" — это бесшабашный киноканкан на костях великого "красного" и "белого" прошлого.
kristina
2005-04-22 20:31:16
, усы, ур-ра, взвейтесь соколы орлами. Все это с закатыванием глаз, с шевелением - в случае г.Михалкова - теми же самыми усами, и с верой в то что, вот ведь как все было исконо и посконо. Интересно, а у того же самого Михалкова, когда он снимал кино о юнкерах 70-х годов 19-го века хоть раз шевельнулось воспоминание о том, что именно они, эти самые юнкера, дослужившись к 1904 году до полковников и генералов доблестно просрали сначала русско-японскую войну, десять лет спустя - имериалистическую, а затем, до кучи, и гражданскую? Но нет! Шашка, царь, офицерская честь, опять же конь, опять же взвейтесь соколы, и опять же ур-ра. И до кучи - одеколон "Юнкерский" с запахом первой сигареты, водки и лошадиного пота. Именно этим якобы пахнут усы самого Н.Михалкова.
Ермолина
2005-04-22 18:09:46
Не устали, критики? Предлагаю написать эссе на тему "Усы Михалкова". Вы здесь все народ талантливый. Придумайте что-либо. Я недавно взяла интервью у Михалкова, скоро он будет в "Губернии", так усы впечатлили, затмили все вокруг. Напишите - я ему перешлю.
Анна
2005-04-22 14:31:30
Про Целебровского - не знаю, а вот стихи Александра Воронина почитала, симпатичные очень. Местами правда несколько банальные, но прикольно
Гость

Аналитика

20.10.2017 11:09
Тема недели
Сторона защиты попросила полностью оправдать Девлета Алиханова, так как в его деле нет ни состава, ни события преступления.
18.10.2017 14:32
16.10.2017 09:18

Чтиво

20.10.2017 15:43
Без политики
Недавно мне предложили написать о колонии строгого режима №9, что находится в микрорайоне Птицефабрика. Недолго подумав, согласилась.
12.10.2017 16:27

Опрос

Вы пойдете в кино на "Матильду"?