Чтиво. Частная жизнь
13:09, 31 Марта 2017

"Эта должность всегда была расстрельной"

Бывший председатель Госкомитета Карелии по ценам и тарифам Артур Мяки дал откровенное интервью о своем прошлом, настоящем и будущем.

Во вторник, 28 марта, врио главы Карелии Артур Парфенчиков своим указом освободил Артура Мяки от обязанностей председателя Государственного комитета Республики Карелия по ценам и тарифам. На следующий день Артур Элденович дал "Столице на Онего" интервью и высказал версии, почему это произошло.

Уволен по собственному желанию

- Артур Элденович, стало ли для вас увольнение с должности председателя комитета по ценам и тарифам неожиданным или болезненным? 

- Скажем так: я еще с Александром Петровичем Худилайненом обговаривал возможность своего ухода с этого поста. Шесть лет – это достаточно большой срок для должности, когда всегда находишься между молотом и наковальней, когда и население, потребители считают тебя врагом, и регулируемые организации. Это психологически очень тяжело. Работа нервная, сложная, нужно иметь гибкий ум и в то же время твердо стоять на своей позиции. К тому же, зарплаты не самые большие у чиновников и министров правительства.

- И чем закончился ваш разговор с Худилайненом?

- Получил "добро", что после выборов я уйду. Но случилось так, что пришла новая команда на руководство Карелией, и это произошло раньше. И я даже позитивно отнесся к этому решению, потому что, если бы я сам стал уходить, настаивать на увольнении, то это могло быть воспринято, как бегство, как предательство в сложную минуту. А так, я даже благодарен той же Оксане Ивановне Чебухиной, которая приехала из Бурятии и займет мое место. Я, кстати, ее хорошо знаю. Она отличный специалист и, думаю, что у нее все получится на этой должности.

- Так что же все-таки было: вас уволили за что-то или вы добровольно ушли в отставку?

- Отставка была добровольной, я сам написал заявление об уходе. Я прекрасно понимаю, что новый и.о. премьер-министра правительства Александр Евгеньевич Чепик, переехавший в новый для него регион, хочет полагаться на своих людей. Здесь он никого не знает, а потому на ответственные посты ставятся свои люди. Для меня это нормально, ведь любой министр должен понимать, что в один прекрасный момент ему придется уйти и к этому нужно быть готовым психологически.

- Но врио главы Карелии Артур Парфенчиков объяснил ваше увольнение так: "Сейчас необходимо разбираться с тарифами, но делать это должны уже не те, кто допустил их повышение, а другие люди, которые возьмут ситуацию под контроль и предложат выход". Что вы можете сказать по этому поводу?

- Я не хочу комментировать слова главы Карелии. Одно скажу: я считаю, что у Артура Олеговича есть возможности и реальный потенциал для решения разных вопросов. По моим ощущениям, у него хорошие связи в Москве, отзывы моих друзей о нем самые позитивные. Соответственно есть возможность использовать эти связи. Тем более, он местный и хочет блага для республики, а это самое главное, что я ценю в новом губернаторе.

- Артур Элденович, вы сказали, что новый премьер хочет окружить себя своими людьми. А что, председатель комитета по ценам и тарифам – это первый и самый близкий к премьеру круг?

- Это очень влиятельный круг. Дело в том, что это должность, от которой многое зависит, в том числе и управление энергетикой. А так как он смотрит на нас как на чужаков, от которых неизвестно чего можно ожидать, то окружение своими людьми - это совершенно естественно для любой команды. Тем более, как я понимаю, поставлена задача снизить тарифы, и на таком ответственном участке должен быть свой человек. Я это понимаю.

На меня никто не давил

- А это реально – снизить тарифы?

- Это очень сложно, особенно посреди периода регулирования. Нет, конечно, это можно сделать быстро, но ты погрязнешь в судах и можешь уронить всю систему теплоснабжения и электроснабжения. Ну, например, не строить новые сети, убрать все инвестиционные программы, которые есть, ремонты прекратить и прочее, зарплату срезать до минимума, от чего половина работников этих сфер разбежится… Вот в этом смысле моя, теперь уже бывшая должность, очень ответственная. Потому что организации будут с комитетом судиться, многие отыграют тарифы обратно, в результате может даже пострадать бюджет республики. Здесь очень важно сохранять баланс интересов потребителей и поставщиков ресурсов.

- Вы считаете, что у вас это получалось?

- Я считаю, что у нас в комитете очень высокопрофессиональные сотрудники, я бы сказал, экономическая элита Карелии. У каждого в архиве сотни тарифных дел, в которых нужно глубоко разобраться, "вырезать" необоснованные затраты, которые показывают компании. И очень важно сохранить этот коллектив, потому что настоящего регулятора нужно готовить минимум три года. Два года назад я взял девочек-отличниц, выпускниц университета, которые заканчивали его с красным дипломом. Первый год – они "ноль" в регулировании тарифов. Второй год – более-менее. На третий год я ими любовался, потому что они "въехали" в суть работы, стали понимать, что делать, наконец-то стали настоящими регуляторами. Потерять все это очень легко. Собрать назад – невозможно. На нашу зарплату в 20-30 тысяч не найдешь хорошего экономиста, тем более с регуляторными способностями. Надеюсь, что у Оксаны Ивановны хватит терпения и такта оставить команду, сохранить реальных профессионалов.

- Артур Элденович, часто можно слышать, что эта должность подневольная, что скажут – то и нужно делать. Это действительно так? На вас давил кто-нибудь в этой должности?

- Давить никто не мог.

- Не мог – это в принципе…

- И не давил. Другое дело, что я обсуждал с руководителями тарифную политику. Предупреждал о проблемах в тарифном регулировании, объяснял, почему не могу по-другому сделать.

- То есть говорить о том, что председатель комитета по ценам и тарифам - простой исполнитель воли вышестоящих начальников - нельзя?

- Нет. Потому что вся ответственность лежит на нем.

- Но малые сетевые компании в энергетике говорили, что вы лоббируете интересы крупных. Это действительно так?

- Малые компании уже писали об этом везде, вплоть до президента. Была масса проверок, которые установили, что мы все делали в соответствии с законодательством и  методическими указаниями. По-человечески я малые сетевые компании понимаю. Им денег на содержание сетей дается меньше. Но с учетом поданых документов, они не смогли доказать моим специалистам, что расходы обоснованы. Помочь им я не мог, потому что это было бы нарушением законодательства.

У меня нет какого-то предубеждения против них, хотя стратегическая линия развития энергетики России предполагает, что малые сетевые компании должны уйти. Должны быть крупные компании, которые качественно обслуживают сети.

- Есть ли разница в работе комитета шесть лет назад, когда вы пришли туда руководить, и сейчас, когда вы уходите из него?

- За это время существенно изменилось законодательство. Оно стало более проработанное, более детальное, но все время вводится что-то новое. Второе: у нас была методика, разработанная еще ФСТ (федеральной службой по тарифам), по ней, в частности, персонал органа регулирования у нас в Карелии должен быть не менее 76 специалистов. Но у нас работают 26. Нагрузка достаточно высокая. Плюс количество функций выросло в пять раз. Соответственно все это не облегчает работу. Люди держатся за счет того, что у нас в коллективе спокойная обстановка, и я всегда старался помогать, защищать, решать их проблемы, и поэтому они чувствуют ответственность. Морально-психологический климат хороший, и люди знают, что они не одиноки. Иначе бы уже разбежались, потому что наших специалистов на любое предприятие возьмут с радостью.

Инвестиционные успехи

- Если комитет такой профессиональный, значит, сделать удалось многое…

- Мы с Александром Петровичем очень многое решили, но многое не удалось. По каким-то вопросам не хватило лоббистского ресурса, чтобы решить их в Москве до конца. Потому что, к примеру, высокие тарифы на электроэнергию – это проблема образовалась только за счет решений федерального центра. Когда нам три с половиной дали на уход с договоров последней мили, а это 42% потребления электроэнергии республики, и предложили заместить потери какими-то своими ресурсами. Ведь ресурс один – повышение тарифов. Плюс фактическая остановка Надвоицкого алюминиевого завода, это еще 20% потребления.  В результате, почти 2 млрд. рублей долга накопилось перед МРСК, которые я не знаю, как отдавать в сегодняшних условиях. Проблем много, и надеюсь у новой команды все получится. Я ухожу с облегчением.

Еще мы обеспечили возвратность инвестиций в ЖКХ. Ни один регион РФ, по крайней мере, в относительных цифрах, не может сравниться с тем объемом частных инвестиций в ЖКХ, которые пришли к нам  в Карелию. Это "Петербургтеплоэнерго", которое отстроило все котельные, сети в четырех районах республики и практически это не сильно сказалось на тарифах…

- Олончане не согласились бы с вами…

-Да, но олонецкую ситуацию отдельно надо разбирать. Я уже много раз говорил, что тарифы не имеют к этому никакого отношения. Не хочется повторяться.

Еще инвестиции - это "Питер-пит",который за свои деньги с нуля построил три котельные. Это ЗАО "Норд Гидро", которое построило три ГЭС, а сейчас строит Белопорожскую. Мы были первопроходцами в этом вопросе. Ни в одном регионе этого не было: только приняли законодательство по возобновляемым источникам энергии, первые ГЭС появились у нас.

Мы создаем все условия для инвесторов в ЖКХ – это однозначно и без существенного повышения тарифов. Считаю достижением, что нам удалось отстоять на федеральном уровне отказ от введения социальных норм потребления электроэнергии, потому что недовольство людей было большое.  И максимальный предельный уровень тарифов по теплу 3300 рублей - это тоже своеобразная революция в тарифном регулировании. До Худилайнена пойти на это не решался никто. А это действительно было необходимо.

Идеально же было бы вообще сделать единый тариф по Карелии, но это еще более сложный процесс, требующий изменений в федеральном законодательстве. Наработки у нас такие были. Продумывали мы тему, но…

- А как бы это отразилось на платежах населения за тепло?

-Для Петрозаводска, был бы рост примерно на 15%, но по республике снижение было бы существенным.

Политики сегодня нет

- Артур Элденович, в 1998 году вы стремительно ворвались в республиканскую политику. Через год стали депутатом Госдумы от партии "Союз правых сил". Такого успеха никто в Карелии пока не повторял. Как вам это удалось?

- Потому что я поставил на правильную "лошадку". Я был предпринимателем либеральных взглядов. И сам поехал к Сергею Владиленовичу Кириенко, которому заявил, что хочу быть с ними. Вошел в его ближний круг, потому что тогда он был в опале, на него вешали всех собак, кризис, развал правительства и прочее, а я был тогда председателем комитета по экономической политике и бюджету в ЗС Карелии, вот меня и включили в ближний круг команды Кириенко. Мы успешно провели выборную компанию за счет грамотной работы. Карелия показала один из лучших показателей по России. Честно скажу, я не планировал становиться депутатом Госдумы, потому что мое место в партийном списке было 75-ым или 76-ым. А у нас прошло всего 24 человека. Я прошел под номером 21 за счет того, что голосование в моем округе было высоким. Это было неожиданно. Но опыт работы в Госдуме оцениваю, как положительный и полезный. Там я познакомился со многими. Половина ныне мелькающих на ТВ лиц - это мои коллеги и знакомые. К примеру, руководитель ФАС России Игорь Юрьевич Артемьев, у нас с ним хорошие отношения сохранились. Но я никогда не навязываюсь, не стараюсь воспользоваться связями даже сейчас. Мне сейчас говорили: позвони Сергею Владиленовичу, он вошел в новую команду администрации (Кириенко сейчас первый заместитель руководителя администрации Президента России – прим. ред.). Но я считаю это неправильным. Раз Президент доверил Артуру Олеговичу руководить Карелией, то несерьезно вмешиваться в его прерогативы подобным образом. И я никогда не буду напрягать своих друзей, даже не друзей, а, скажем так, гуру по поводу своих проблем.

- В политику возвращаться не собираетесь?

- Не хочу!

- Почему?

- В России нет политики сегодня.

- А что есть?

- Управляемая демократия. То есть, видимость политики. Политический процесс предполагает равенство сторон. А у нас объективно не дают развиваться оппозиции. Она вся управляемая, там не дают менять лидеров, держат тех людей, которые потенциально не могут составить конкуренцию. Но, наверное, нынешней России это и нужно. Потому что мы в очень сложном положении находимся, в окружении непростом, и лично я не хочу повторения1991 года, когда все начнет сыпаться. И непонятно куда приведет. Любая революция чревата большой кровью.

- Поэтому на недавних выборах вы голосовали за…

- Первый раз в сентябре прошлого года я голосовал за "Единую Россию". И первый раз голосовал за Путина на прошлых выборах Президента. Потому что понимаю, что в сегодняшних условиях не надо в России ничего менять - это опасно. У меня много друзей в Москве, в том числе, в оппозиции непримиримой, которые готовы идти на баррикады, выступают по этому поводу… Но общество должно созреть для политических перемен. Процесс должен быть поэтапным. Если он будет революционными методами двигаться дальше, то это добром не кончится. А мне хочется встретить старость в этой стране,  в Карелии и без войны… хотя мы уже воюющая страна, слава Богу, она идет не на нашей территории. Поэтому в политику возвращаться не собираюсь.

- А в ЖКХ, энергетику?

- Это может быть. Опыт у меня большой в этой сфере: 6 лет председателем комитета по ценам и тарифам, плюс 5 лет в МРСК, работал также советником председателя Правления РАО "ЕЭС России" Анатолия Чубайса. Но мне не хочется уезжать из Карелии. У меня нет проблем уехать в Москву и получать хорошую зарплату, но я не хочу.

- А почему не нравится Москва?

- Москва – не мой город. Я люблю Карелию, люблю рыбалку, природу, наш климат, у меня здесь много друзей. А в Москве деньги в глазах у всех. Там ценят человека не по тому, что он собой представляет, а по его часам, другим аксессуарам. Ты можешь ходить в рванье, но часы у тебя должны быть крутые. Поэтому я часов не ношу в принципе, так как считаю, что это все – дурь. Оцениваю людей по их человеческим качествам.

- А ботинки из крокодиловой кожи имеете?

- Как-то я купил в Таиланде ботинки из змеиной кожи. Иногда надеваю.

- И как?

- Да никак. Царапаются быстро. Но главное в Москве все же не ботинки, а твои часы. Москвичи, те, что при власти, на это реально обращают внимание. Остальное не так важно. У меня есть товарищ такой Константин Ремчуков, он сейчас собственник "Независимой газеты", был депутатом Госдумы, советником Дерипаски, и он так учил меня жизни в Москве: "Часы у тебя должна быть солидные, дорогие. Приходишь к министру, он твои часы видит и сразу все понимает…". Что ж, такой взгляд тоже имеет право на жизнь.

Стыдно за воду

- За время работы председателем комитета совершали поступок, за который сейчас стыдно?

- Навскидку как-то ничего на ум не приходит. Есть вещи, которые не удалось сделать. Их много. В основном, из-за нехватки властного ресурса. Много было неприятных моментов, потому что ты реально собираешь ненависть людей. Вот в Олонце дедом попрекали, мол, твой дед молодец был, а ты, сволочь такая, тарифы повышаешь. Это очень неприятно, очень сложно объяснить людям, почему так происходит.

- По-вашему получается, председатель комитета по тарифам – это "расстрельная" должность.

- Она всегда была "расстрельной". Ведь людям не нравится любое повышение цен. И объяснить им что-то очень трудно. Все равно будут ругать, хотя сейчас в республике нет проблем с теплоснабжением. Уже забыли, как министры чуть ли не ведрами мазут в котельные носили, чтобы хоть как-то обеспечить работу котельных.

Кстати, за ситуацию с водоснабжением республики мне, пожалуй, стыдно. Потому что она осталась в загоне. Почти все водоснабжающие организации объективно недофинансированы, объемы потребления у них сократились, а содержать объекты надо. И компании банкротятся часто, оставляя долги тем же энергетикам, тепловикам. Эту проблему еще предстоит решать в республике. Хотя в Петрозаводске, помните, какая вода была десять лет назад? А какая сейчас – прозрачная, соответствующая всем нормам. Тут дела обстоят лучше, чем в районах.

Напоследок хочу сказать: я искренне желаю, чтобы у нынешней карельской власти все получилось. Я буду этому очень рад. Но я также знаю, что сделать это будет очень тяжело.

Записал Анатолий ЕРОШКИН

Комментарии

Gorod814
2017-04-05 08:29:31
Прочитав статью, мне показалось, что Артур Элденович - простой и хороший человек, а это главное!
Онего
2017-04-03 12:09:17
Артуру верить себя не уважать.
cсан
2017-04-02 22:55:56
Новая "метла", метет по новому, и фамилии которые вышли из доверия еще в прошлом году: Худилайнен, Арминен, Мяки это было вопросом времени
эдуард3
2017-04-02 02:57:06
Без комментариев.

" А в Москве деньги в глазах у всех"
баян
2017-03-31 20:49:21
да не надо врать вам на этой должности очень нравилось .И если бы не смена власти работал бы да работал
majan
2017-04-03 11:34:58
баян, Недавно Артурик ездил в Москву (инфа железная !) ,но не утвердили и приехав обратно сразу написал "по собственному". Даже уйти не может достойно - виноград видишь ли не созрел! Ха-ха !
2017-04-01 20:11:08
баян, согласен полностью. держался и до последнего надеялся, что все обойдется. а если ему деньги московские не нужны видите ли, значит имел какой-то доп. заработок помимо оф. з/п... расстрельная у него должность, ага...
лесоруб
2017-03-31 16:42:19
Молодец, Артур Элденович! Достойно и откровенно. А работу оценят позже. У нас смеялись над фонтанами Катанандова, а теперь и хотелось бы над чем нибудь посмеяться, а не получается - плакать хочется.
ненец
2017-04-02 17:27:06
лесоруб, не надо плакать! Политики нет, а голосовал за Путина! Смешно ведь, в жилетку президента плюнул. Достойно и откровенно.
Инженер Брунс
2017-03-31 14:53:29
давно пора было его вышвырнуть, но придет другой и ничего не изменится. Они же не ради людей работают. Даже если вашу любимую Ширшину поставить, только хуже будет
Гость

Аналитика

22.05.2017 10:35
Капитал
Отличительная черта современного производства – владение новыми технологиями. А технологии реализуют люди. Как это происходит в сфере автосервиса, мы показываем через рубрику "Один день из жизни ПКФ "Слово".

Чтиво

22.05.2017 10:21
Личное мнение
Главные события минувшей недели в обзоре журналиста Евгения Белянчикова.

Опрос

Что должно быть на Онежской набережной?