Чтиво. Частная жизнь
09:55, 07 Апреля 2017

"Меня спрашивают: что ты вообще готовишь? Да все то же самое, только мяса не добавляю"

В год, объявленный в России Годом экологии, "Столица на Онего" встретилась с человеком, для которого "экологичность" давно стала нормой жизни.

Петрозаводчанка Евгения Марнаузова уже 10 лет практикует вегетарианство. Ведет уроки йоги для мужчин и женщин, организует летние йога-лагеря, читает лекции. Заканчивает медицинский колледж по специальности "лечебное дело" и пишет дипломную работу на тему йогатерапии. Мечтает стать профессионалом в этой области, чтобы помогать людям.     

По нашей просьбе Евгения Марнаузова рассказала о том, как она пришла к вегетарианству, что оно ей дает и почему в России к такому способу питания до сих пор относятся, как минимум, настороженно.

 "Мне было 20 лет с небольшим, и мне не нравилось, как я выгляжу"

- Вегетарианство – это вопрос выживания человека. Это, прежде всего, экологичный способ существования. Чтобы вырастить мясо – возьмем, например, корову – нужны поля, трава, для травы нужно много воды. В современном мире вода – это самое ценное, что есть. Хотя многие этого пока не понимают. Чтобы вырастить мясо, нужно в сотни раз больше воды, чем для того, чтобы вырастить злак и получить из него белок. Впрочем, лично для меня вопрос экологичности вегетарианства встал не так давно. Изначально я решала самые простые вопросы: мне не хотелось болеть, и мне не хотелось стареть.

Мне было 20 лет с небольшим. Мне не нравилось, как я выгляжу, какой у меня вес. Мне казалось, что в моем возрасте человек должен выглядеть несколько иначе. О вегетарианстве в то время особенно не говорили, но первые статьи стали появляться. Я заметила, что вегетарианцы хорошо выглядят, и решила, что тоже так хочу.

Сейчас моя внешность волнует меня гораздо в меньшей степени. Но да, это действительно работает: улучшается состояние кожи, ее цвет; меняется характер потения, самого пота становится меньше, и он не имеет резкого запаха. Я много двигаюсь, но давно не пользуюсь никакими дезодорантами, потому что необходимость в них отпала. Ушел ли вес? Да, я потеряла килограммов 16, хотя и не придерживаюсь сейчас той критической цифры, к которой мне когда-то хотелось стремиться. Какие внутренние изменения произошли? Пришло чувство легкости, умиротворения и понимания того, что твой образ жизни, твой образ питания никого не вынуждает страдать. Вопросы этичности меня сейчас волнуют гораздо больше, чем то, как я выгляжу.

"Раньше я рвала на себе рубашку, пытаясь что-то кому-то объяснить, а теперь спокойно слушаю"

 

- С 2007 года я не употребляю мяса и не ем рыбу. Сейчас я вдобавок не употребляю яиц. В летний период времени живу только на растительной пище, и более того, без термической обработки. До 2007 года у меня было несколько попыток перейти к вегетарианству, но под воздействием разных факторов я возвращалась обратно. Была внутренняя неуверенность. Абсолютно твердые убеждения у меня появились к 2009-2010 году; я начала свободно изъясняться на эту тему с другими. Вокруг много сомневающихся, и в какой-то момент твое окружение начинает за тебя переживать.

Представьте себе человека, который решил бросить курить. Ему сложно завязать с этой привычкой, потому что окружающие курят и чувствуют себя некомфортно, когда он от них отходит. Они начинают сомневаться в том, что делают. И первый способ выразить сомнение – это попробовать доказать ему, что он неправ. То же самое происходит, когда человек решает стать вегетарианцем. Но я давно поняла, что если кто-то пытается тебя в чем-то убедить, то он на самом деле пытается убедить в этом себя, происходит внутренний диалог. Раньше я рвала на себе рубашку, пытаясь что-то кому-то объяснить, а теперь спокойно слушаю.

Многим людям нравится то, что они едят, и они не собираются ничего менять. Я это вижу в разных сферах жизни: человек привык, что он такой, какой он есть, и настолько разогнался на этом пути, что ему даже мысль в голову не приходит, что возможно что-то другое. А некоторые опираются на рекомендации медиков и не хотят создавать собственное суждение. Я говорю не о самолечении, а о попытке самому разобраться в вопросе. Кстати, сейчас появляются врачи, которые рекомендуют своим пациентам не есть мясо или, по крайней мере, сократить его потребление. Но людям непросто выйти из системы. Они любят говорить: мы так жили, так жили наши родители. Хочется спросить у этих людей: вот вы так жили, и вас все устраивает?

"Сейчас в моде вегетарианские шуба, мимоза, оливье"

- До того, как переехать в Петрозаводск (а родилась я в Казахстане, при этом большую часть сознательной жизни прожила в Сибири), я около четырех лет проработала во Всероссийском детском центре "Орленок". Там было много дружественных программ, и по одной из них к нам приехали дети из Китая. Они так и не поняли, зачем есть мясо каждый день по несколько раз. У них от удивления были вот такие глаза! В Китае мясо, если едят, то раз в неделю, а символом благополучия считается плошка риса.

Сама я рис не люблю. Но люблю гречу и вообще могла бы только ее и есть. Поэтому все мои готовки связаны только с тем, что это любит Юра, мой муж. Мы покупаем много овощей и фруктов, самые разные крупы, макароны из твердых сортов пшеницы. Поскольку Юра любит молочное, то сыры, творог тоже покупаем; сама я иногда их ем, иногда нет. Когда получаешь опыт вегетарианства и сыроедения, то со временем начинаешь понимать, что молочные продукты – это тоже не самая лёгкая пища.

Основное блюдо для нас – салат, мы всегда начинаем с него трапезу. Пока твой пустой желудок ничем не заполнен, ты отдаешь туда порцию свежих овощей. В отличие от термически обработанной пищи, они там находятся не более 40 минут. Потом эта смесь сразу попадает в тонкий кишечник, и там происходит всасывание витаминов и микроэлементов.

Мое коронное блюдо – это томат-панир. Это индийская кухня, ведическая. Надо крупными кубиками нарезать помидоры, обжарить их, добавить томатную пасту и консервированный горошек. На отдельной сковородке крупными кубиками, в специях обжарить панир – это такой сыр, похож на адыгейский, только нежнее. Получается густое блюдо, которое может быть самостоятельным или идти как дополнение к макаронам.

Если мы ждем гостей, то я готовлю самые разнообразные красивые салаты. Сейчас, например, в моде вегетарианские шуба, мимоза, оливье… Меня иногда спрашивают: что ты вообще готовишь? Да все то же самое, только мяса не добавляю. Есть такая штука для гурманов – вегетарианская колбаса. Из нее получается прекрасная вегетарианская пицца, которая почти не отличается от обычной. Вегетарианская колбаса делается из пшеничного белка, а из-за специй вкус у нее, как у мясной. Ведь колбаса становится колбасой только из-за специй. Ну или из-за глутамата натрия. Люди едят колбасу, потому что им не хватает вкуса, а вкус дают специи, чеснок. Когда у меня дома пахнет чесноком, мама говорит: "Вы что, ели колбасу?"

До тех пор, пока мы с Юрой не встретились, у него, наверное, вообще не было идей насчет вегетарианства. Какое-то время я готовила на два стола: себе и ему. Но наступил момент, когда он сказал: "Я нормально всем наедаюсь, зачем ты будешь готовить для меня отдельно?" Это произошло после того, как я перестала внушать ему что-то на эту тему. Да, у меня были такие попытки, но в итоге я поняла, что не надо никому навязывать свою волю. Пусть каждый делает то, что считает правильным. И как только я успокоилась, он сказал мне эти прекрасные слова. Это было лет пять назад. А сейчас, как мне кажется, с точки зрения этики Юра даже более убежденный вегетарианец, чем я.

"Я видела, как дети впервые пробуют мясо – им не нравится"

- Буду ли я кормить своих детей, когда они появятся, только тем, чем питаюсь сама? Я знаю многих вегетарианцев, которые начинали сомневаться, и поэтому вводили в рацион ребенка определенное количество мяса. Сама я не тяготею к таким решениям, потому что у меня нет понимания того, что мне нужно что-то заменять. Я не ищу замены мясу, потому что не считаю его жизненно необходимым продуктом. По соотношению белка и жира мясо никогда не сможет конкурировать с растительной пищей; и аминокислот больше всего содержится в свежих фруктах, овощах, в любых зеленых растениях (петрушка, ботва). Но если возникают сомнения, то нужно делать так, как будет спокойнее. Я стараюсь уходить от радикальных убеждений, потому что любая крайность выбивает из равновесия.

У нас есть близкие друзья, вегетарианцы с гораздо большим стажем, чем мы. Их дети иногда едят мясо не потому, что они сами им его дают, а потому что есть сочувствующие бабушки. Я видела, как дети впервые пробуют мясо – им не нравится. Папа нашего крестника рассказывал, как они пришли в гости, и там были пельмени. У них в семье не употребляют мясо, но папа не стал протестовать, когда перед ребенком поставили тарелку с пельменями, которые тот прежде никогда не видел. Мальчику понравилась форма пельменей и тесто, когда он его откусил. Но потом ему попалось мясо, и он испытал сильное разочарование.

Я бы не хотела брать тотальный контроль над жизнью своего ребенка. Он имеет право пойти своим путем, у него есть своя воля. Если он в какой-то момент захочет попробовать мясо, то я не стану ему запрещать. В противном случае, у него может сформироваться некое странное понимание происходящего.

"Не вижу себя в традиционной медицине, потому что многие аспекты вызывают у меня сомнения" 


Евгения Марнаузова и директор медколледжа Андрей Слепцов

- Трудно ли мне с моими убеждениями учиться в медицинском колледже? Мне легко учиться и легко общаться, у меня очень хорошие отношения с преподавателями. Никакой контр-позиции по отношению ко мне ни у кого нет. Более того, я активно участвую в жизни колледжа. В 2015 году даже победила в конкурсе "Студент года", который проводится среди профессиональных образовательных организаций республики.

По окончании обучения я получу диплом фельдшера. Но я не вижу себя в традиционной медицине, потому что многие аспекты вызывают у меня сомнения. Когда мне на глаза попадается реклама медицинских препаратов, у меня челюсть отвисает: "заболела печень – съешьте таблетку". А я думаю: может, вы лучше перестанете есть гусей, торты, пить алкоголь – тогда и печень болеть не будет? Современная система здравоохранения не побуждает людей стать лучше. У медиков часто нет возможности воздействовать на причины, успевать бы справляться со следствием – с симптомами. Конечно, традиционная медицина успешно решает многие вопросы, и те, кто работают в этой сфере, безусловно, верят в то, что делают. Пусть будет так, просто это не для меня, не хочу быть палкой в колесе.

В медколледж я пошла, чтобы стать йогатерапевтом. Но такой профессии нет, комплексно йогатерапии не учат. Неслучайно в своей выпускной квалификационной работе я обозначаю ее как ЛФК (лечебная физкультура). Мой дипломный проект посвящен метаболическому синдрому – очень распространенному явлению в современном мире, для которого характерны: увеличение талии, изменение индекса массы тела, повышение уровня сахара крови, холестерина и артериального давления. И я пишу о том, что с помощью йогатерапии это состояние можно прекрасно корректировать. Доказательства у меня есть. Я преподаю йогу, и когда мы занимались с группой, то делали замеры. Их я и взяла в основу своей практической части.

У меня есть мечта. Сейчас я арендую студию, но было бы неплохо вырасти до своего помещения, чтобы можно было целиком и полностью посвятить себя йоге, йогатерапии. Мне это настолько интересно, что я могу заниматься этим весь день и нисколько не устать. Наоборот, хочется еще больше читать и познавать новое.

Записала Лида Панасюк
Фото Марии Брусникиной и из архива Евгении Марнаузовой.

Комментарии

Гость

Аналитика

23.06.2017 11:44
Политкухня
Представители ЦИК России, которые прибыли в Петрозаводск с рабочим визитом, рассказали о новеллах в избирательном законодательстве и ответили на вопросы руководителей региональных отделений политических партий.
21.06.2017 14:42

Чтиво

24.06.2017 09:00
Без политики
Больше динамики и больше удовольствия от вождения: SKODA Superb достигает очередных высот в топливной экономичности и эффективности.

Опрос

Нужно ли сделать улицу Федосовой пешеходной?