ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Тема недели
13:57, 05 Сентября 2007

Не интересно, когда заранее известно

5 сентября в России официально дан старт парламентской избирательной кампании. Наблюдатели считают, что это будут «самые спокойные» за всю новейшую историю нашей страны выборы в Госдуму. Ведь результат, по большому счету, уже все знают.

Маленькую сенсацию нашли даже в том, что Указ о начале думской кампании президент Путин подписал в воскресенье, а напечатали его в «Российской газете» не на следующий день, как это всегда бывало раньше, а только в среду. Якобы небольшая задержка на руку «Единой России». На безрыбье, как говорится, и рак рыба. Не случайно будущую избирательную кампанию уже успели окрестить «блюдом безвкусным и непитательным». И это несмотря на то, что выборы впервые будут проходить по совершенно новой системе.

Принципиальная разница со всеми предыдущими избирательными кампаниями заключается в том, что выборы-2007 будут проходить только по партийным спискам. Если раньше существовала система, когда половину депутатов Госдумы выбирали по одномандатным округам, а другую половину – по партийным спискам, то теперь будет существовать только один федеральный избирательный округ, и все 450 депутатов пройдут в парламент только от партий. По закону партийный список может включать 600 человек, причем общефедеральная часть списка – это теперь только тройка кандидатов (раньше их было восемнадцать). Каждая партия должна сформировать в своем списке не менее восьмидесяти региональных групп.

В России сейчас зарегистрировано 15 партий, которые имеют теоретическую возможность принять участие в предвыборной гонке, однако, по оценкам экспертов, в том числе, из российского Центризбиркома, участвовать в выборах, скорее всего, будут 10-12 партий.

Теоретически в Карелии мы можем наблюдать активность только десяти партий – именно столько региональных отделений зарегистрировано у нас в республике по состоянию на август 2007 года. Что примечательно, у нас в республике нет, например, Аграрной партии, которая хоть и числится в «карликовых», но, по данным ВЦИОМа (http://wciom.ru) имеет сейчас поддержку на уровне «Яблока» и СПС. 

Партиям, которые захотят принять участие в избирательной кампании, придется собрать по 250 тысяч подписей не менее чем в половине регионов страны. Необходимости собирать подписи нет только у парламентских партий – «Единой России», КПРФ, «Справедливой России» и ЛДПР. Что же касается остальных, обязательность сбора подписей может стать для них серьезным препятствием к участию в выборах. По сути, все маленькие партии могут «отсеяться» только из-за этого.

Другое принципиальное новшество связано с увеличением проходного барьера. Если раньше, чтобы попасть в Госдуму, партии достаточно было набрать 5 процентов голосов избирателей по всей стране, то теперь – 7. По данным социологов, шансы преодолеть 7-процентный барьер, имеют на сегодняшний день  3-4 партии. Только о перспективах эсеров, коммунистов и ЛДПРовцев говорят более или менее твердо (с «Единой Россией все понятно, можно вообще ничего не говорить). Плохие прогнозы имеются относительно «Яблока» и СПС, не говоря уже о других, менее известных партиях.

Любопытно, что по закону в российской Госдуме в обязательном порядке должно быть не менее двух партий, поэтому может возникнуть такая ситуация, что в парламент пройдет даже та партия, которая не перешагнула 7-процентный барьер. Впрочем, возникновение такой политической картинки маловероятно.   

На этих выборах не будет существовать порога явки избирателей. Правда, это не значит, что ее не будут «натягивать», в том числе, и местные ЦИКи (это им теперь не возбраняется – даже в день выборов можно обращаться к избирателям с просьбой прийти и проголосовать). По словам председателя карельского Центризбиркома Александра Истомина, на совещании в Москве представителям региональных комиссий дали понять, что идеальным вариантом будет считаться, если явка составит 60 процентов. Но Карелия, по мнению Истомина, на такой результат ни за что не выйдет. «Карелия 60 процентов явки, конечно, не наберет, – говорит председатель ЦИК РК. – Если посмотреть статистику прошлых лет, то наши избиратели из года в год ходят на выборы все хуже, и хуже. В 1995 году явка на выборах в Госдуму была 63, 8 процентов, в 1999 году – 61, 6 процентов, в 2003-м – всего 52, 9 процентов. В принципе, снижение явки – это общероссийская тенденция. Мы будем считать для себя хорошим результатом, если в Карелии проголосует хотя бы половина избирателей. Хотя надо отдавать себе отчет в том, что на явку влияет очень много субъективных факторов, а мы не знаем, какая 2 декабря будет погода, будет ли тепло в квартирах и т.д.».

Низкую явку политологи и социологи, кстати, прогнозируют по все стране. Причем главной причиной отсутствия интереса к выборам эксперты называют предсказуемость итогов избирательной кампании. Совершенно очевидно, что «Единая Россия» добьется успеха. Обогнать ее не получится, чем-то превзойти – тоже. Реальной политической борьбы в стране не будет, просто выборы в Госдуму, как считают эксперты, «закрепят торжество путинского курса, и в парламент попадут только те, кто его поддерживает или хотя бы не мешает». «Всего за три месяца до парламентских выборов уровень активности россиян находится в одной из низших точек за весь обозримый период, – отмечает глава ВЦИОМа Валерий Федоров. – Самые необычные и оригинальные идеи и инициативы, выдвигаемые партиями, не трогают людей за живое».

Предсказуемость результатов – один из аргументов, почему эти выборы будут «самыми спокойными». «Я думаю, что серьезных партийных драк внутри региона, какие были на прошлых выборах, мы не увидим, - говорит Александр Истомин. – Не будет их и в Москве…»

И, наконец, последнее принципиальное новшество предстоящей избирательной кампании – впервые на выборах в Госдуму избиратели не смогут проголосовать «против всех». Если кто-то хочет выразить свое несогласие с политикой всех представленных в избирательном бюллетене партий, председатель ЦИК РФ Владимир Чуров советует просто перечеркнуть лист. У главы карельской избирательной комиссии на этот счет собственного рецепта нет. 

Наталья Захарчук

 

Интересные цифры:

– Выборы в Госдуму 2007 года обойдутся федеральному бюджету в 4,3 миллиардов рублей. Это на 300 миллионов рублей больше, чем выделялось на предыдущую думскую кампанию.

– В организации выборов в общей сложности будут участвовать более 3 миллионов человек.

– В России действуют 86 региональных избирательных комиссий, 2747 территориальных и 95 тысяч участковых избирательных комиссий.

– В Карелии зарегистрировано 554 тысячи 450 избирателей.

Комментарии

Денис
2007-09-12 00:13:06
Про предыдищую статью "Губернатор лоббирует бизнесмена". Из Минсельхоза уволены 3 сотрудника, имеющих непосредстаенное отношение к документам. По моему теперь нет сомнений в подлинности документа и верности версий. За фальшифку с работы не прут.
Леха
2007-09-10 15:24:24
Премия Госкомнаца - это круто :-)
ingrid
2007-09-10 12:06:47
Безумству храбрых поем мы!! Салтуп Григорий Борисович, прозаик, автор 6 книг прозы, просто вами очарована! Ну вот у многих из нас хватило бы пороху про то, что изнутри точит вот так - на форум, да еще с ФИО! И еще перечислить все регалии от "Доброй Лиры" до "Премии Госкомнаца и СЖ Карелии 2001 и 2006 гг. " И сама не пойму, то ли стебусь, толи завидую Вам. Скорей второе
Алла
2007-09-07 18:53:17
Да уж... Раз меня, дипломанта-лауреата, в местном журнальчике не печатают, сталбыть, нет в этой стране демократии, однозначно... Правда, откуда сия демократия возьмется, если всех, кто ходит на выборы, автор считает "быдлом, ведомым на скотоприемник", вместе с которым ему, всему такому творческому и интеллигентному, противно, видите ли...
Леха
2007-09-07 18:14:49
по-моему так внутренние дрязги "творческих" людей. кого не пытался читать из карельских писателей - все, мягко выражаясь, не гении
Саныч
2007-09-07 11:13:57
Интересно читать. Ну наболело у человека, вот и высказался отвлеченно, в рамках собственных переживаний.
Mishura
2007-09-07 07:16:49
Выборы – всегда выборы. На всех уровнях. Нет вариантов, и незачем называть эту туфту «выборами». Помню, отец рассказывал, как в 47-м офицера-фронтевика из его части посадили на десять лет за простенькую шутку. Шли выборы в Верховный Совет СССР, голосовали, конечно 99,99% избирателей, и капитан-особист «стрельнул» о фронтовика закурить. Тот, улыбаясь, распахнул портсигар: - «Выбирай!». В портсигаре одна папиросина. Десять лет… Г.Салтуп «ЖУРНАЛЬНАЯ ПУБЛИКАЦИЯ И ЛИТЕРАТУРНЫЙ ТЕКСТ» Я родился при Сталине (1921 – 1953 гг.), пошел в школу при Хрущеве (1953 – 1966 гг.), учился, служил в армии, работал, приобрел стойкую аллергию к власти и бегал от агитаторов на всенародных выборах без выбора при Брежневе (1966 – 1982 гг.), Андропове (1982 – 1984гг.), Черненко (1984 – 1985) и Горбачеве ( 1985 - 1991 гг.). Единственный раз в жизни выбирал первого, еще российского президента, при Ельцине (1991 – 2001 гг.), но после гайдаровского лохотрона предпочитаю на выборы не ходить. Не то чтобы я такой уж принципиальный, нет. Я просто несколько брезглив, и мне противно участвовать во всероссийской туфте на выборах без выбора. Паскудно чувствовать себя быдлом, ведомым на скотоприемник юркими говорливыми пастырями в костюмах-тройках. «Приемник № 1» или «Приемник № 2», - мне по барабану. Политика – грязное дело. Это при Брежневе на время выборов мне приходилось уезжать в командировки или прятаться в мастерской от агитаторов, - они были настырные и докучливые, как кредиторы. Агитаторы хотели домой, к семьям и застольям, их «самих по разнарядке заставили», и потому требовали от меня «исполнить гражданской долг». Хотя я точно помнил, что в долг ни у кого не брал! А сейчас? – свобода, братцы! свобода! – и потому: «Да п,шли они все!…» Как гражданин СССР и Российской Федерации, я жил при шести генсеках и двух президентах, - четырех из них торжественно, под музыку и почетный караул похоронили, трех «урыли» живьем, - отстранив от престола. Нынешний, по слухам, сам отойдет от властных дел, предоставив электорату «право выбирать» некого «Приемника № N-N-N». По судьбе, - извините, так уж разложилась колода, - я писатель. Писательская жизнь, – жизнь волка одиночки. Стаей кормятся по преимуществу шакалы. В России должность Главного Редактора «толстого» литературно-художественного журнала до сих пор почти наследственная, как пост Генсека ЦК КПСС или кресло Президента РФ, или трон Императора Всероссийского. И потому, - куда уж там рыпаться с выборами Президентов, губернаторов, мэров, начальников РОВД (шерифов), районных и областных прокуроров, если в своем маленьком писательском кругу мы, профессиональные литераторы, не имеем права выбирать главного редактора регионального литературно-художественного журнала! Начинал я писать во времена, когда главным редактором журнала «Север» был Д.Я. Гусаров (1954 – 1990 гг.). Писал по ночам и посылал в редакции рукописи, которые в то время называли «самотеком» и практически не читали. Ездил по семинарам молодых литераторов. Печатался в «Авроре», «Уральском следопыте», «Костре», «Колобке», «Искорке», еще в нескольких журналах и альманахах, но в «Севере» меня почему-то упорно не принимали. Чем-то я им не приглянулся. Помню, как в восемьдесят втором году я возвращался в Карелию переполненный дутым восторгом, как детский резиновый шарик. Ведь на «Совещании молодых писателей» меня с трибуны назвали «открытием» и пророчили светлый путь в литературе! «Вот, наконец-то! - подпрыгивал я на одной ножке в своей душе, - Уж сейчас-то меня журнал «Север» напечатает!» Хрен там. В «Севере» рукопись взяли, а через полгода сказали мне почти без эвфемизмов: - «Это там, в Москве и Питере для кого-то ты «открытие», а для нас ты говно!» В советское время для молодого писателя публикация в «толстом» литературном журнале часто была «знаковым событием», - внимание критики, издательств, читателей. Когда «северяне» год от году на всех своих встречах с читателями повторяли и повторяют, что они насквозь прогрессивные и передовые, потому что в 1967 году (от Рождества Христова) «Привычное дело» В. Белова напечатали, и Дмитрий Балашов свои исторические романы только в «Севере» публиковал, - мне грустно и смешно. И слушая «северян», я всегда вспоминаю мачеху Сонечки Мармеладовой из романа «Преступление и наказание». Екатерина Ивановна со слезами умиления на глазах постоянно рассказывала собутыльникам мужа и своей квартирной хозяйке, как она на выпускном балу танцевала с шалью, и САМ губернатор ей ручку пожимал! Кайф! Во, - оттянулись-то! На сорок лет блаженства зацепили! Полвека млеет редакция «Севера» от вальса с шалью с Василием Беловым. Хотя и шаль была красивая, и повесть В. Белова хороша… В 86 году вышла первая моя книжка, в 89 году была запущена в производство вторая книга. В рукописи я позволил себе стебануться над фамилией одного сотрудника журнала «Север». Просто так, из мелких хулиганских побуждений. Считал его откровенным дураком (и не я один!). Добавил только один слог, и смысл фамилии изменился кардинально. «Протоиерей Иоанн РОГОНОЩЕНКОВ»! Звучит! О!-хо-хо! В «Север» рукопись второй книги я даже не предлагал. И потому крайне удивился, когда меня пригласил «поговорить о будущей книге» член редколлегии журнала, с которым мы не были даже знакомы. С чего бы вдруг? Полтора часа я выслушивал вполне профессиональные замечания по моему тексту, но сама беседа напомнила мне картину одного подзабытого художника 19 века под названием «Разговор двух иезуитов». Ведь не мог же тот занятой профессор марксистко-ленинской философии просто так, из чистой любви к литературе, наставлять молодого прозаика. Явно здесь скрыто нечто «главное», ради чего затеяна вся кутерьма! Наконец дошли до фамилии персонажа, которую я переиначил, и, - вот оно! Проявилось! - «Измените фамилию персонажа! Недопустимо!» - «Почему? Моя книга, мои персонажи… Я им царь и бог…» – «Вас тогда не напечатают в «Севере»! – «Меня и так не печатают в «Севере». Я к этому привык …» …Надо сказать, что я лет семь или восемь «пробивал» в журнале свою статью о происхождении многоглавия русских православных храмов и передатировке строительства Кижей. Тема очень важная для меня, как профессионального историка-искусствоведа. (Потом, почти через 20 лет, в 2005 году, за это исследование я был отмечен Горьковской литературной премией в номинации «По Руси».) Пробивал и пробивал, но мне её неизменно заворачивали. И я пошел на компромисс: - «Сначала пусть «Север» напечатает мою статью по Кижам, только тогда я выкину эту фамилию из рукописи!» – «Договорились!» Так в первый и последний раз я был напечатан в гусаровском «Севере». За счет хулиганской переделки фамилии одного из бездарнейших членов гусаровской команды. Лет двадцать назад, под конец совковой эпохи, случилось в Петрозаводске «Выездное заседание Секретариата СП СССР и РСФСР» по обсуждению работы журнала «Север» за 1976 – 1986 гг. Приехали журналисты из «Литературной Газеты», органа СП СССР, и еще какие-то литературные начальники из Москвы. Все обстоятельно, серьезно, на века. (Весь СССР еще делал вид, что строит коммунизм). Дмитрий Яковлевич Гусаров – человек безусловно честный и достойный, фронтовик и партизан, но – как писатель и редактор, - без полета, сугубый документалист с крутым перекосом исключительно в «партийную правду», - вспоминал в очередной раз танец с шалью, В. Белова и Д. Балашова и пожаловался, что «Север» теряет своих читателей. В те времена был дефицит литературы и колбасы, жаждущие почитать и поесть петрозаводчане передавали хорошие книги и самиздат из рук в руки и ездили за колбасой в Питер. В прениях я выступил и сказал, что за долгие годы «Север» приобрел свое лицо. Это лицо добропорядочного, законопослушного гражданина пенсионного и запенсионного возраста, такие же лица у подписчиков журнала, и потому Д.Я. Гусарову не стоит особенно расстраиваться из-за их сокращения. Идет естественная убыль. Умирают пенсионеры, - вот и подписчиков все меньше и меньше. А для читателей моего поколения, лет около тридцати (тогда), - «Север» неинтересен, читать его, - как с тугого похмелья портянку жевать. Гусаров обиделся на молодого литератора Салтупа, но фраза «портянку с похмелья жевать» о большинстве публикаций «Севера» – появилась на страницах прогрессивной (тогда) «Литературной Газеты». Дмитрий Яковлевич Гусаров задолго до естественного ухода из кабинета главного редактора стал готовить себе «Приемника №1»… Однако, что-то там не сложилось, не срослось. Сплетнями я не интересуюсь, знаю только, что были альтернативные кандидаты в главные редакторы «№ 1», «№ 2», «№ 3» и «№ 4». Но «знающие люди» из Серого Дома настоятельно посоветовали, Карельский Обком КПСС окончательно решил, а Совмин КАССР и СП СССР В Москве утвердили главным редактором певца КГБ О.Н. Тихонова (1990 – 2001 гг.). Писателем он был ниже среднего уровня и терпел возле себя только тех литераторов, кто был еще бездарнее его. Ни одной толковой публикации в «Севере» за 11 лет его правления я не припомню. Для «Севера» наступил долгий период «жевания портянки» не только с похмелья, но и на сладкое. У Олега Назаровича была забавная манера общения, выработанная, очевидно, за долгие годы сотрудничества с органами госбезопасности. Он любил на многолюдных литературных и около культурных сборищах, сохраняя для окружающих ласково-загадочную полуулыбку на устах, внятным штирлицевским шепотком говорить собеседнику пакости. Случился у нас с Тихоновым маленький межличностный конфликт, почти не имеющий отношения к литературе. Просто мы давно друг друга недолюбливали: он меня, - за то что я диссидентвую и треплюсь о чем хочу. Я его, - за то, что он стукач и конъюнктурщик. Как-то, на большом сборище творческой интеллигенции города Петрозаводска, он встал в курилке рядом со мной и зашептал мне почти в ухо: - Ты, Гриша, много о себе воображаешь, много на себя берешь… Я удивился столь не спровоцированной теме разговора, но принял его игру в шпионы и таким же шепотом ласково ответил: - Не больше, чем привык поднимать… - Ну-у-у, Гриша, ты борзеешь. Гением себя считаешь… - шипел он сквозь зубы с улыбкой, в окружении галдящей творческой интеллигенции. Со стороны окружающим могло показаться, что мы мирно обсуждаем наболевшие литературные и журнальные проблемы. - Да нет, Олег Назарович, в гениях я себя не числю. Я тебя бездарностью считаю… - Ну ты… Ну! Ты еще не знаешь, что я могу против тебя предпринять… - и улыбается, улыбается, главнюк, словно что приятное вспоминает. - Как не знать! Знаю, Олег Назарович, конечно знаю! – продолжил я его игру в улыбчивый шпионский шепоток, - А ты, вот, знаешь, Олег Назарович, что я могу предпринять? - Что? – чуток отодвинулся главный редактор толстого журнала от молодого прозаика. (Я тогда еще числился в «молодых»). - Да я, вот, сейчас как въе(…)у тебя, Олег Назарович, по морде наотмашь… И знаешь, что подумают окружающие? Писатели, художники, артисты и музыканты? – с доброй улыбкой, не повышая тона, спросил я. - Что? – несколько позеленел, но сдерживаясь, еще и еще дальше отстранился от меня О.Н. Тихонов. (Однако, дистанция была еще в пределах резкого выпада правой.) - Ведь все вокруг прекрасно знают: кто ты и кто я. И все вокруг подумают: «Вот оно как! Надо же!? А-вой-вой! Антисоветчик и прозаик Салтуп прилюдно бьет по морде стукача и редактора Тихонова!» А за что? – всем давным-давно это известно… В то время в редакционном портфеле «Севера» лежала моя повесть и несколько рассказов, которые я написал учась на ВЛК. После «шпионского диалога» рассчитывать, что хоть одна моя строчка будет напечатана в журнале при жизни главного редактора Тихонове было бы наивно. Но к тому времени я уже знал, что есть л и т е р а т у р а, и есть «журнальная публикация». Между ними часто стоит достаточно продолжительный временной разрыв. Текущая журнальная публикация не всегда становится значимым литературным текстом. Литературный текст очень часто не подходит под требования «журнальной публикации», и чем больше он «не годится» для той или иной редакционной команды, тем больше вероятность того, что текст несет в себе подлинную л и т е р а т у р у. Вероятно, ушлый интриган Тихонов специально спровоцировал конфликт между нами, чтоб официально не отказывать мне в публикации. Кстати, повесть, которую так продуманно отверг главный редактор Тихонов, я послал потом на международный литературный конкурс «Русский Декамерон» под псевдонимом Виола Тойвовна Туонелайнен. Призового места она не получила, но вошла в финальный список «номинантов». Если учесть, что до 90% современных российских литературных конкурсов и премий проходят с заранее известными «лауреатами», то это неплохой результат для моего текста – оказаться в финальной двадцатке из 768 стартовавших рукописей. Я всегда писал и пишу не для конкурсов и премий; не для Гусарова, Тихонова, Жемойтелите или, даже, Панкратова… Они всего лишь передаточный механизм на пути к читателю. А передаточные механизмы часто ржавеют, пробуксовывают или форсунки у них слишком узкие, - рассчитаны только для «своих». Я пишу для людей, которые любят и хотят читать хорошую литературу. И редакции толстых журналов – не единственный путь к читателям. Станислав Александрович Панкратов (2001 – 2005 гг.) стал главным редактором «Севера» по кончине Тихонова. Он вытянул журнал из протухлого тихоновского болота. Сделал его совершенно новым, свежим, - внешне и внутренне. Журналом нового века. «Север» стало приятно взять в руки, его читать стало интересно. Жаль, что Станислав Александрович так рано ушел из жизни. Он многое не успел, не свершил, но главное, что в нем было (и за что я его любил и уважал), это, - искренняя любовь к литературе. Русской литературе. Любовь и уважение к тексту, талантливо написанному на русском языке, вне зависимости от особенностей личности или политических пристрастий автора текста. И потому, когда после его преждевременной смерти, во главе журнала «Север» встала Яна Леонардовна Жемойтелите, я поддержал её кандидатуру. В основном потому, что в «Севере» она была «Приемником №1» Стаса Панкратова. Его выбору я доверился. И даже написал в журнал статью «О политике журнала «Север» в поддержку молодого главного редактора: «Журнальная литература – труд почти коллективный, сродни театру. «Лай – не лай, но хвостом виляй!» В театре творческий уровень держит Главный Режиссер. В журнале, - Главный Редактор. Был театр Таирова, театр Мейерхольда, был «Новый Мир» Твардовского, была «Юность» Полевого, был «Огонек» Коротича… Нет талантливого режиссера, - и театр «так себе», и половина кресел даже на премьере пустует…» Однако, Я.Л. Жемойтелите мою работу отвергла. За полтора года до кондопожских событий, я принес в журнал рецензию «НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКАЯ ПРОВОКАЦИЯ» на книгу местного историка С.В. Кочкуркиной. В книге в искаженном виде, но в «научно-популярной» форме, излагалась история славянских и угро-финских этносов на территории Обонежской пятины земель Великого Новгорода в 1Х – ХУ11 вв. Статью главный редактор отвергла сходу, т.-к. «не увидела в книге Кочкуркиной ничего русофобского»! Я понимаю, как сложно человеку «советских» корней разобраться в деталях истории края, тебе чуждого. Но ведь ни кто из местных литераторов не удивился, когда на рубеже 90-х годов прозаик Я.Л. Жемойтель вдруг стала называть себя Я.Л. Жемойтелите! Все мы, выпущенные из коммунистического лагеря под названием «ЕДИНЫЙ-ЭТНОС-СОВЕТСКИЙ-НАРОД», все мы, россияне, едва вдохнув свободы в полглотка, стали острее и глубже ощущать свои национальные корни! Один слог в написании собственной фамилии явился для Яны Леонардовны весьма значимым фактом в её личной биографии. Точнее стала воспринимать свои литовские корни… Почему же меня, русского, лишают возможности защищать свои исторические корни на этой земле? Один мой пра-пра-прадед, донской казак, был сослан в Олонецкую губернию во времена императора Павла. Пра-пра-прадеды по материнской линии жили здесь со времен Петра, с начала 18 века. Для меня, как коренного жителя Русского Севера, искажение тысячелетней истории моего народа в книге, претендующей на «научность и объективность» было очевидно. Но нынешний главный редактор видит только свои «исторические и национальные особенности»! Представителям русского народа это в «Севере» запрещено. Что позволено Зевсу, то не позволено быку… Статья «НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКАЯ ПРОВОКАЦИЯ» была размещена не нескольких сайтах в Интернете, в том числе и на русскоязычном сайте в Финляндии. И вызвала оживленную полемику. Только на сайте самого «Севера» эту статью прочитало свыше 11 000 человек… Число читателей одной этой статьи почти сравнялось тиражу всего журнала за целый год! Значит, потребность в такой литературе, в профессиональной оценке истории межнационального общения на территории Русского Севера, в обществе существует. Но для нынешнего главного редактора настроения читателей-земляков – чушь! Я думаю, что если бы моя статья «НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКАЯ ПРОВОКАЦИЯ» была бы во время напечатана в Петрозаводске, и её прочитали бы журналисты и газетчики из Кондопоги, то им было бы легче обозначить «свои», городские, болевые точки в межэтническом общении коренных кондопожан и «новых» жителей своего города. Когда болезнь исследуют и называют, её можно во время лечить. И, возможно, не появился бы тогда в русском языке такой неологизм, как - «ОТКОНДОПОЖИТЬ»! Только по этому факту я понял, что у Станислава Александровича Панкратова «Приемником №1» на должность в главного редактора Я.Л. Жемойтелите оказалась случайно, чисто но хронологическому принципу. Не разглядел он в ней главного… На мой взгляд, она наследует «духовные традиции» О.Н. Тихонова, последнего редактора советской эпохи, - традиции интриг, подковерной борьбы и сплочения вокруг себя маленькой, но верной «группы единомышленников». Верным единомышленникам Яна Леонардовна разрешает распространять клевету, подтасовки и фальшивки на страницах «своего» журнала. (См. статьи Г.Г. Скворцовой «Литература подпольных жителей» № 5-6, 2005 г. и «Экспресс-анализ», сайт журнала, март 2007 г.). Ответить на клевету мне возможности не дали. Хотя клевета было напечатана под журнальной рубрикой «ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ», - и само слово «дискуссия» предполагает высказывание по крайней мере двух сторон! Даже О.Н. Тихонов, при всем своём субъективном подходе к личности прозаика Г. Салтупа, не опускался до публикации в «Севере» прямых подтасовок, фальсификаций и клеветы, которые сейчас распространяет «Север» с благословения нового главного редактора. Увы! Жемойтелите мне не пережить… Она моложе меня, не курит и не пьет, ведет здоровый образ жизни и, - самое важное! - она умеет ладить с Начальством. Ладить с Начальством – главное качество главных редакторов (главнюков и главнючек) «толстых» российских журналов советского периода. Однако! - вспомним опыт главного редактора Александра Трифоновича Твардовского. «Матренин двор» он выловил из «самотека»… «Один день Ивана Денисовича» он напечатал в своем журнале не потому, что его автору когда-то там в будущем могут дать Нобелевскую премию по литературе. Правда и художественность. Критерии, которыми он руководствовался, и благодаря которым мы вспоминаем тот период в истории русской литературы, как период «Нового мира» Твардовского… Жемойтелите мне не пережить… Хвостом вилять в команде «приближенных» я не умею. И не хочу учиться этому мастерству. Когда-нибудь (лет через пятьсот, по вычислению философических таблиц), когда мы будем выбирать себе губернаторов и президентов без административного ресурса, тогда и мнение писателей будет учитываться при назначении (выборах) главного редактора регионального литературно-художественного журнала… Мне не привыкать писать в стол. Мои литературные тексты уже доказали, что временной разрыв в 20 лет между созданием и объективной оценкой они переносят легко. А попробуйте сейчас напечатать какой-нибудь «выдающийся» материал времен гусаровского или тихоновского «Севера», – ведь обсмеют добрые люди! Срок хранения им как колбасе советских времен, - чуть больше двух недель… При Я.Л. Жемойтелите мои тексты не станут «журнальными публикациями» в «Севере» и придут к читателям не сейчас, а когда-нибудь потом. Но придут. Я это знаю. Но все равно очень неприятно, когда на тебя систематически и безнаказанно льется грязь и клевета со страниц издания, учредителем которого является «Союз писателей России»… Салтуп Григорий Борисович, прозаик, автор 6 книг прозы. Член «Карельского союза писателей», член «Товарищества детских и юношеских писателей России». Диплом 1 степени в конкурсе «Добрая Лира» («Премия педагогического признания») 2007 г. Специальный приз Всероссийского литературного конкурса «Спасибо тебе, Солдат» 2007 г. Лауреат международного конкурса детской литературы им. А.Н. Толстого 2006 и 2007 гг. Горьковская литературная премия 2005 г. в номинации «По Руси». Премия «Серебряное перо Руси» 2005 г. Карельская премия «Сампо», 2003 г. Премии Госкомнаца и СЖ Карелии 2001 и 2006 гг.
Гость

Аналитика

11.12.2017 12:03
Обществоведение
Адвокаты экс-главы Карелии и бывшего директора музея "Кижи" Андрея Нелидова подозревают, что их подопечный стал жертвой разработки спецслужб.
08.12.2017 14:53

Чтиво

07.12.2017 11:20
Личное мнение
В чем заключается мудрость принятого МОК решения об отстранении России от Олимпиады из-за допинга? Мнение Олега Реута.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?