ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Капитал
16:14, 17 Апреля 2009

Кто заплатит за "дутые" цифры?

Карельские чиновники отказались от участия в "круглом столе" по проблемам тарифной политики в электроэнергетике.


Чем дольше продолжается в Карелии дискуссия о причинах крайне несбалансированного повышения тарифов на электроэнергию, тем очевиднее становится роль республиканских властей в резком удорожании стоимости электричества для основной массы энергопотребителей региона. Как бы не пытались в карельском правительстве объяснить все особенностями проводимой федеральным центром реформы электроэнергетики и ссылаться на то, что доля республики в регулируемом тарифе составляет всего четверть, но, согласитесь, это не мало, когда речь идет о сотнях миллионов рублей, которые перечисляют энергетикам местные предприятия и организации. Кроме того, как выясняется, на протяжении нескольких последних лет Госкомитет Карелии по энергетике и регулированию тарифов завышает баланс электрической энергии и мощности на территории республики, что в условиях невыполнения прогнозных показателей приводит к увеличению платы за электроэнергию, ведь "заказанную" мощность региону придется оплачивать даже при полном отсутствии спроса.

Как сообщил на состоявшемся в Петрозаводске заседании "круглого стола" "Кризисные явления в региональной энергетике" заместитель генерального директора ОАО "Межрегиональная распределительная сетевая компания Северо-запада" Александр Михальков, в 2008 году карельские власти прогнозировали увеличение энергопотребления до 7,9 млрд. кВт.ч., однако фактически оно составило только 7,5 млрд. кВт.ч. В нынешнем году энергетики ожидают более значительного сокращения полезного отпуска электроэнергии – почти на 1,4 млрд. кВт.ч., хотя согласно утвержденным Госкомитетом Карелии по энергетике и регулированию тарифов показателям, энергопотребление региона должно вырасти до 8,2 млрд. кВт.ч. Интересно, откуда должен взяться такой рост, если уже в четвертом квартале прошлого года крупнейшие энергопотребители республики – Костомукшский горно-обогатительный комбинат, Надвоицкий алюминиевый завод и Сегежский ЦБК – стали сокращать объемы производства, что привело к снижению энергопотребления в Карелии на 5 процентов, а в 2009 году почти все промышленные гиганты ожидают дальнейшего спада? Может, комитет по энергетике, так же как республиканское правительство при разработке проекта регионального бюджета, рассчитывал на чудо, которое позволит экспортно-ориентированной экономике Карелии в условиях мирового кризиса сохранить прежние темпы развития? Но кто покроет финансовые потери от неоправданно завышенных ожиданий карельских чиновников?

Увы, задать эти вопросы на заседании "круглого стола", организованном ИА "Агентство Бизнес Новостей" и газетой "Энергетика и промышленность России", было некому. Представители Госкомитета Карелии по энергетике и регулированию тарифов отказались участвовать в обсуждении проблем отрасли. При этом, как рассказал генеральный директор ИА "Агентство Бизнес Новостей" Павел Пашнов, в комитете сослались на то, что их руководитель – Юрий Ахтарин – находится в отпуске, а инициаторы "круглого стола" не согласовали с чиновниками список участников дискуссии.

В их числе, кстати, оказался и петрозаводский предприниматель Вадим Маркелов, который обрел в последние месяцы всероссийскую известность не только спортивным инвентарем своей фирмы, но и бескомпромиссной борьбой за справедливые тарифы на электроэнергию для малого и среднего бизнеса. Выступая перед менеджерами энергокомпаний и их региональных филиалов, Маркелов в очередной раз попытался обратить внимание выходцев из РАО "ЕЭС России" на отсутствие в отечественной электроэнергетике конкурентной среды, ради которой, собственно, и затевалась реформа. "Все, что происходит сегодня с продажей электроэнергии, никакого отношения к рынку не имеет, – заявил предприниматель, – Если мы посмотрим на соседнюю Финляндию, то там у любого энергопотребителя, даже у физического лица, есть возможность купить электроэнергию, как минимум, у десяти компаний по разным ценам и заключить с ними долгосрочные контракты. А эти компании борются за потребителя, независимо от того, живет ли он в коттедже или занимается бизнесом. У нас же абсолютно не прозрачная схема продажи электроэнергии, и при этом мы не можем покупать электроэнергию у каких-то других продавцов или напрямую у генерирующих компаний".

В свою очередь президент лесопромышленной компании "Бумэкс" Михаил Беляев посетовал на неадекватность государственной политики в сфере энергетики нынешним кризисным реалиям: "Мы работаем в рынке, и каждый раз, когда рабочий на моем заводе заправляет бревно в станок, он конкурирует с китайцем, бразильцем и финном. Мы являемся частью международного разделения труда, и мы хорошо знаем перспективы наших конкурентов. Мы видим, что происходит в других странах. Я недавно был в Канаде, там снижены плата за электроэнергию, за газ, за топливо. У них появилось конкурентное преимущество. Более того, канадский доллар девальвировался на 22 процента. У нас произошло практически то же самое. Но конкурентного преимущества у нас нет. Бензин подешевел, плата за связь стала меньше, а все, чего коснулось государство – железнодорожные тарифы, плата за электроэнергию – почему-то выросло. И очень странная получается ситуация – энергопотребление стало меньше, а платить за электроэнергию нужно больше. Это какой-то антирынок!", – заметил карельский лесопромышленник.

Однако энергетики тему не поддержали. Выразив готовность обсуждать возможность снижения тарифов, представители сетевой и энергосбытовой компаний предпочли обменяться колкостями в адрес друг друга по поводу желания "сетевиков" заключать прямые договора с крупными энергопотребителями. Со стороны это напоминало взаимные упреки в намерениях покуситься на чужой кусок пирога и способности этот кусок проглотить, но к поиску путей выхода из нынешней ситуации в сфере электроэнергетики отношения не имело.  

Валерий Поташов

Комментарии

ДМ
2009-04-27 14:29:48
Много буковв, мало смысла. То есть, мы должны купить ФСК и МРСК много новых трансформаторов плюс обеспечить им нехилый денежный поток, чтобы они отдали краткосрочные кредиты плюс обеспечить прибыль? А не пойти ли им куда подальше? Пусть кредитуются или у государства клянчат. Свалить государственные проблемы на потребителя - это по-русски!
люд
2009-04-26 20:41:01
Причины возникновения ценового диспаритета в стране. Опыт социалистического хозяйствования в СССР показал, что под действием разного рода факторов внешнего мира (высокая инфляция с середины 1960-х и до середины 1980-х годов, мировой энергетический кризис, начавшийся в 1973 году) и особенностей плановой экономики в стране возникла большая ценовая разница между рублями двух контуров денежного обращения – рублями наличными, обращающимися в сфере потребления, и безналичными, относящимися ко всему непотребительскому, фондовому сектору. Наличные рубли – это «легкие» рубли, формирующие фонд заработной платы, по покупательной способности эквивалентные центам. Безналичные рубли – это «тяжелые» рубли, фондовые, каждый эквивалентный нескольким долларам. Такое соотношение легко проиллюстрировать несколькими примерами. Согласно , в стоимости всей промышленной продукции в 1986 году составляющая топлива и энергии составляет всего 6,7 %. В настоящее время, когда фондовые и потребительские цены определяются под влиянием рыночных отношений, энергетическая составляющая себестоимости промышленной продукции оценивается в среднем не менее 30 %. Еще пример. В конце 1980-х годов мировая цена нефти колебалась в пределах 160–180 долл. США/т, что примерно в десять раз превышало ее рублевую цену в СССР. Аналогичная ситуация с различными видами жидкого топлива. С другой стороны, анализ потребительских цен в России и в развитых странах, проведенный в 1990 году ИМЭМО АН СССР, показал превышение рублевых цен на большинство продуктов питания, изделий легкой промышленности и особенно электронно-бытовую технику от полутора до пяти раз над ценами в долларах. В связи со сказанным понятно, в силу каких обстоятельств возникла ценовая диспропорция, ценовой разрыв: инвестиции в энергетике велись по безналичным рублям, а абоненты, скажем ЖКХ, расплачивались за энергопотребление рублями наличными. Функционировала, по существу, чисто распределительная, логистическая «экономическая» система, со всеми свойственными этой системе хроническими пороками. Можно понять бывшего руководителя энергосбытового департамента РАО «ЕЭС России» (российское акционерное общество «Единая электроэнергетическая система», существовавшее до 1 июля 2008 года), заявившего : «Я вообще не вижу причин, по которым раньше люди, рядовые потребители, граждане, платили за электричество… Можно было не платить, никто бы слово не сказал». К сожалению, ценовое несоответствие вынужденно сохранилось и после либерализации цен в январе 1992 года, несмотря на переход к единой денежной единице – рублю. Дело в том, что правительство Е. Гайдара по объективным причинам оставило регулируемыми около 20 % цен, цены на стратегические материалы и органическое топливо. Отпуск и этих цен грозил гиперинфляцией (и без того цены за 1992 год возросли более чем 20-кратно), что, скорее всего, и случилось бы. В итоге до сих пор внутренние цены, например, на природный газ устанавливаются государством, и они в несколько раз ниже экспортных, достигших к лету 2008 года уровня 300–400 долл. США/ 1000 м3, или 300–400 долл. США/т. Поскольку же большинство тепловых электростанций (ТЭС) работают на газе, то этим автоматически регулируется в сторону 2, 3-кратного занижения цена генерируемой электроэнергии. Объяснение этому, как бы, объективное: значительная часть населения (не менее 20 %) и иных потребителей неплатежеспособна. Но не наносит ли огромный экономический ущерб национальной экономике такой валовый подход, когда порядка 75 % платежеспособных потребителей оплачивает лишь 30–40 % стоимости энергоносителей? А ведь этой недоплаты как раз, возможно, и не хватает для финансирования замены выработавшего свой срок энергооборудования и ввода новых мощностей. В апреле 2007 года на заседании правительства РФ была принята за основу генеральная схема размещения объектов электроэнергетики на период до 2020 года. Согласно этой схеме (по базовому сценарию) суммарная мощность ЭС в 2020 году должна составить 340 ГВт, что соответствует наращению в 125 ГВт (ежегодный прирост около 4 %). Потребность электроэнергетики в инвестициях оценена в 420 млрд долл. США, включая рост протяженности магистральных линий электропередач и удвоения трансформаторной мощности подстанций. Получается, что каждый установленный киловатт дополнительных ЭС требует удельных инвестиций в размере 3 400 долл. США. Поскольку в работе рассматривается себестоимость электроэнергии только для ЭС, без учета сетевой составляющей, полученную удельную стоимость оценим минимально, на уровне p0 = 2 000 долл. США. Это потребует ежегодных амортизационных инвестиций в размере I0 = P0p0 = 6 ∙ 106 × 2 000 = 12 млрд долл. США. Оценка топливной составляющей стоимости электроэнергии. Годовая выработка электроэнергии тепловыми станциями (ТЭС) в настоящее время примерно W = 700 млрд кВт•ч. В [5] показано, что каждый генерируемый киловатт-час на современной ТЭС требует 0,4 кг условного топлива. В расчете на теплотворную способность природного газа эту величину следует уменьшить на 25 %, что дает расчетное удельное топливопотребление b ≈ 0,3 кг. Условно считая все ТЭС работающими на газе, получаем годовую его потребность на уровне 200 млн т. Теперь нужно определиться с расчетной ценой газа, отражающей некоторую трендовую цену на нефть с горизонтом прогноза в несколько лет. Будем ориентироваться на цену нефти в 50 долл. США/бар., что в пересчете на тонну дает Рн = 370 долл. США/ т. Несколько меньшая цена газа (в силу меньшей теплотворной способности) может быть принята на уровне Рг = 0,9Рн = 330 долл. США/ т. В соответствии с этим стоимость годового газопотребления ЭС около 70 млрд долл. США. Для определения общей стоимости электроэнергии на шинах ЭС нужно к ранее найденным величинам а) амортизационного капитала, б) капитала расширения и в) топливной составляющей прибавить стоимость запасных частей и вспомогательных материалов, величину зарплаты и прибыли. Ориентируясь на соответствующие статистические показатели по энергосистемам РАО «ЕЭС России», примем эти дополнительные производственные затраты в размере 40 % от полной эксплуатационной составляющей Vэ стоимости электроэнергии. В этом случае численное значение последней Vэ будет равно около 120 млрд. долл. США Итак, главная цель предлагаемых изменений тарифной системы в электроэнергетике – решение крайне неотложных, оперативных задач замены изношенных мощностей электростанций. Одновременно это позволит решать не менее важные, но иные по технологической сути задачи энергосбережения, задачи долгосрочные, перманентные. Для внедрения соответствующих технологий в России нужно, прежде всего, либерализовать внутренние цены на энергоносители. Дело в том, что стоимость энергосберегающего оборудования, тем более – импортного, соответствует уровню мировых цен. Поэтому здесь, как и в рассмотренной выше проблеме инвестиций в электроэнергетику, необходим паритет цен по всем компонентам. Без повышения цен на электроэнергию трудно рассчитывать на сокращения энергорасточительности народного хозяйства. Переход на «свободные» тарифы потребует адресной денежной компенсации для примерно 25 % населения страны.
ДМ
2009-04-18 01:41:37
Побольше бы таких, как Маркелов! На экспорт высокотехнологичную продукцию из Петрозаводска поставляет! 70% отечественного рынка спортинвентаря! Да КСЛу и его прихвостням, если они хотят хорошо работать, по пятам за такими предпринимателями ходить надо, все их капризы выполнять. А не паршивцам из РУСАЛа, которые энергию (алюминий - голая энергия) по дешёвке за границу гонят.
Spravedlivo
2009-04-17 23:15:32
Хватит Раздора!!! Даешь Единого кандидата !!!!!!
Гость
Выбор читателей

Чтиво

15.12.2017 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?