ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Обществоведение
13:48, 28 Июня 2010

Театр для маленьких – непростое занятие

Известный питерский режиссер-кукольник Николай Боровков о пошлости, простоте и правильной судьбе.

 
Все петрозаводские театры отдыхают, а в Театре кукол кипит работа: к новому сезону здесь готовят марионеточный спектакль "Снежная королева". Творит над зимней сказкой лауреат премии "Золотой софит" Николай Боровков, хорошо известный нашей маленькой публике по "Волшебной лампе Аладдина" и другим постановкам. Режиссер, который пишет пьесы и стихи для детей, занимается конструированием кукол, поставил уже около 100 спектаклей. И в свои 70 с лишним лет он по-прежнему с удовольствием ездит по театрам кукол страны, где работает только для ребятишек, пытаясь разговаривать с ними на их же языке. Что из этого получается? И почему его коллеги-кукольники сегодня предпочитают ставить спектакли для взрослых? Об этом и многом другом Николай Юрьевич рассказал "Столице на Онего" в интервью.


Из инженеров в кукольники

– Николай Юрьевич, сегодня ваше имя в "кукольном" мире широко известно. Но пришли вы в этот мир не сразу. Как инженер Боровков, работавший в научно-исследовательском институте, в 30 с лишним лет решился стать режиссером-кукольником?
– В нашей кукольной истории есть такое замечательное имя – Евгений Сергеевич Деммени. Это первый заслуженный артист в России, который руководил театром, созданным в 1918 году в Петербурге и шедшим параллельным курсом с театром Образцова. Он во время войны оказался с артистами в Иваново. По легенде актеры ехали в Москву, но им нечего было есть, и голод заставил их выйти в Иваново, где они впоследствии отработали в театре полтора сезона. А мой дед, эвакуированный через Ладогу из Ленинграда в Иваново, где мы с бабушкой находились с начала войны, был назначен директором этого кукольного театра. Потом дедушка стал директором театра Деммени уже в Ленинграде, а позже – главным администратором в большом театре кукол. Так что с кукольным искусством у меня был с детства постоянный контакт. Но когда пришло время выбирать профессию, пошел в технический вуз – так было принято. Поработав несколько лет инженером в институте, занимающемся военными разработками, я понял, что выбирать, как все техническую специальность, мне не надо было. Пошел с женой моего друга в театральный институт, чтобы помочь ей подыграть на экзамене, да там и остался.
– Четверть века вы отработали в лучшем кукольном театре Питера – театре сказки. И вдруг в возрасте 60 лет позволили себе уйти в никуда, на вольные хлеба. Почему?
– Я, пенсионер, мог осесть дома и не работать, но это скучно. Я хотел ездить туда, куда я захочу. Ставить те спектакли, которые мне интересно ставить. Да нравится мне такая жизнь: я приезжаю, уезжаю, возвращаюсь и вновь готовлюсь к отъезду.
 
– А семье нравится такая жизнь?
– Семья приспособилась. Иногда я и жену приглашаю куда-нибудь прокатиться…
– А по какому принципу вы выбираете театры для сотрудничества?
– Когда меня об этом спросил друг, я ответил, что еду в тот город, который ближе к моему дому. Его этот ответ разочаровал, поскольку он думал, что у меня есть какие-то глубокие творческие соображения. Хотя они, конечно, есть. В основном я езжу в те театры, с которыми уже был знаком ранее. Езжу в города, которые люблю. Петрозаводск входит в их число. Впервые я здесь побывал лет 30 назад.


Работаем для детей вслепую

– Вы ставите спектакли только для детей, хотя многие ваши коллеги сегодня предпочитают делать спектакли для взрослых или для семейного просмотра. Это ваша принципиальная позиция?
– Мне интересно работать для детей, которые в возрасте 2-3 лет, 6-7 лет и 10 лет – совершенно разные люди. К сожалению, сегодня никто серьезно не занимается вопросом детской психологии и психологии восприятия. Видимо, это не выгодно. Хотя я пытался найти специалистов и заинтересовать их этой темой. Поэтому мы, режиссеры и актеры, работающие для детей, сегодня все делаем вслепую. Некоторые из нас не думают о том, что перед ним ребятишки, считая, что нужно просто выпустить спектакль. Мол, искусство – это искусство, а не поликлиника, где специалисты наблюдают детей согласно их возрастным характеристикам. Но для меня ясно одно – с детьми нужно говорить на каком-то особенном языке. Это вовсе не значит, что нужно приседать на корточки, подчас необходимо привстать на цыпочки. Дети – мудры и гениальны, это совершенные существа, с которыми нелегко общаться. И театр для самых маленьких – это не простое занятие. Некоторые режиссеры предпочитают поставить спектакль для детей как-нибудь, а потом утешают себя тем, что малыш пришел с мамой и с папой, для которых в постановке есть что-то смешное и остроумное, значит, взрослым не скучно будет. И такие режиссерские придумки чаще всего в пошлость выливаются. Специальные шутки для родителей – это худший вариант.
Другой вариант детского спектакля, частенько встречаемый в наших театрах, – это спектакль, в котором режиссер реализует какие-то философские концепции. Это более благородно, но редко бывает интересно. Смотришь такой спектакль и думаешь: ну что ты мне хочешь доказать, зачем так брови-то серьезно хмурить?!


После Шекспира "Трех поросят" не ставят

– А какой вариант детского спектакля вы предпочитаете?
– Я в своих постановках пытаюсь научиться разговаривать с детьми и не думать о взрослых в этот момент. Уверен, что если мне удается наладить контакт с ребятишками, то их родители, оказавшиеся с ними рядом, к этому общению подключаются и становятся детьми в какой-то мере. И при этом я не боюсь, как у Пастернака, "впасть к концу, как в ересь, в неслыханную простоту". Боязнь простоты на сегодняшний день – это болезнь. Все хотят сказать непременно что-то умное. А часто ли это им удается?!
Знаете, меня часто посещает крамольная мысль: а надо ли было 50 лет назад создавать в театральном институте кафедру, профессионально готовящую кукольников? Я ее тоже окончил. Понимаю, что она вызвала подъем интереса к кукольному театру и у деятелей театра, и у критиков. Тогда появились профессионалы. Им захотелось сразу ставить Брехта, Шекспира, Ростана. И они это делали в так называемой "Уральской зоне" (фестивали в стране тогда проводились по зонам: Прибалтийская. Средне-азиатская, Сибирская и т.д.) Репертуар был политизированным, острым. И тамошние кукольники этим гордились. Но когда все перестройки начались, все это потеряло цену и "Уральская зона" стала легендой. Но дело было сделано – интерес к детскому театру практически исчез, потому что ставить спектакли для взрослых престижней, это интерес прессы, критиков. В результате детский репертуар остался в загоне. Никаких усилий по ориентировке выпускников института на детский театр ни делалось и не делается. Пока студент учиться, он ставит Шекспира, а когда оканчивает вуз и приходит в театр, ему предлагают сделать "Три поросенка". Трудно себе представить, чтобы ему это было в радость. И кто у нас сегодня хочет писать кукольные пьесы? Нет ни кукольной драматургии, ни интереса к ней. Есть только запрос публики. Если раньше водили школьников театр в обязательном порядке, то теперь приходят по выходным родители с маленькими детьми и требуют, чтобы им показывали хорошие спектакли. А показывать-то нечего. И это ощутимый дефицит в репертуаре. Ваш театр интерес к спектаклям для самых маленьких проявляет. На будущий год меня уже пригласили здесь поставить "Теремок".
– А как вам удается сохранить интерес к профессии, когда драматургии нет, когда театр пошел на убыль? Другой бы на вашем месте засел за мемуары, а вы под псевдонимом Шувалов пишете пьесы для кукольных театров и ездите по всей стране…
– Я не знаю, почему так получается. Я ведь не активный человек. Инициативу проявляю крайне редко. У меня все по жизни получается само собой: само собой попал в инженеры, само собой поступил в институт, потом в театр. Поскольку драматургов нет, то пришлось и пьесы начать писать. И в Петрозаводск попал случайно. Подруга по институту художница Люся Малихова сюда приехала и протекцию мне составила. Я никогда никому себя не предлагал. Меня всегда приглашали. И сейчас иногда думаешь, что вот предложений нет, можно отдохнуть, и вдруг оказывается, что зовут и туда и сюда, и год опять заполнен. В основе такой судьбы лежит правильное отношение к жизни и людям. Оно, видимо, закладывается в детстве. Наверное, я просто был правильно сориентирован в этой жизни, поэтому для меня все складывается благожелательно. Так что нужды в помощи высших сил я не испытывал и не испытываю.
Беседовала Наталья Витива

Комментарии

Квелебрыст
2010-06-30 23:44:59
Да. Жизнь в удовольствие:)
Андрей Тюков
2010-06-30 22:41:47
Даос.
Квелебрыст
2010-06-29 15:34:38
Странно. Исчезли из памяти многие события, но первый, увиденный мной в детстве кукольный спектакль, о том, как спасали украденного лисой петушка, я помню очень отчётливо. До мелких подробностей.) ..." Мы пойдём через леса, Мы найдём тебя лиса, Эй, вперёд, вперёд,вперёд! Храбрый ёжик нас ведёт..."
Гоша
2010-06-28 23:29:35
На фотографию внимание обратил... Настоящий дедушка-волшебник. Класс!
интеллектуалка
2010-06-28 15:01:56
Тонкое и чуткое восприятие детей и совершенно правильный жизненный посыл. Были с детьми на его спектаклях - прекрасная атмосфера. Петрозаводским детишкам повезло:)
Гость

Аналитика

11.12.2017 12:03
Обществоведение
Адвокаты экс-главы Карелии и бывшего директора музея "Кижи" Андрея Нелидова подозревают, что их подопечный стал жертвой разработки спецслужб.
08.12.2017 14:53

Чтиво

07.12.2017 11:20
Личное мнение
В чем заключается мудрость принятого МОК решения об отстранении России от Олимпиады из-за допинга? Мнение Олега Реута.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?