ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Тема недели
10:31, 22 Ноября 2010

Омбудсмен: "Здесь не любят детей"

Визит уполномоченного по правам ребенка при президенте РФ Павла Астахова в Карелию, где он инспектировал учреждения, оказывающие детям образовательные, социальные и реабилитационные услуги, закончился громким скандалом. Омбудсмен предложил подать в отставку министру здравоохранения и социального развития Эльмире Зильбер и не исключил, что этому совету должен последовать глава управления Роспотребнадзора Анатолий Коваленко. Кроме того, Астахов рекомендовал уволить руководителей нескольких учреждений

Павел Астахов
Павел Астахов

С самого начала визита Астахова в Карелию, все пошло не так, как это, видимо, ожидали планировавшие встречу руководители детских учреждений и профильных министерств. За несколько дней до приезда омбудсмена в Олонце произошла трагедия – воспитанница детдома убила своего приятеля. Это происшествие оказалось роковым не только для девушки и погибшего молодого человека, но и, как выяснится позднее, для некоторых должностных лиц. Уполномоченный срочно перекроил свой график, и по пути из Санкт-Петербурга первым делом заехал в Олонец. По плану, на пороге детдома его встречали "хлебом и солью" женщины в национальных карельских одеждах. Но омбудсмен, бросив на них раздраженный взгляд, прошел мимо и без долгих предисловий отправился осматривать помещения детдома. Позже, на итоговой пресс-конференции, он признается, что после всего увиденного находился в "очень грустном настроении" и это, видимо, повлияло на его впечатление от остальной поездки.

"Я давно не видел такого, чтобы дети ходили в обносках, рассказал – Астахов, - Курточки похожи на телогрейки, какие-то обрезанные резиновые сапоги, спальные помещения не отапливаются. Дети сами называют свой детский дом "наш бомжовник". И на самом деле он похож на "бомжовник".
 
17-летняя Валя рассказала омбудсмену свою историю
17-летняя Валя рассказала омбудсмену свою историю
По мнению омбудсмена, проблема Олонецкого детского дома и еще некоторых учреждений, где он побывал позднее, " не материального, а управленческого характера". По словам Астахова "там просто не любят детей" и это, возможно, косвенно могло привести к разыгравшейся перед его приездом трагедии. Подозреваемая в убийстве 17-летняя Валя ждала омбудсмена и после полуторачасовой беседы с ним согласилась повторить свой рассказ перед телекамерами многочисленным журналистам. По ее словам, пять месяцев назад, она познакомилась с 18-летним Виктором, студентом индустриального колледжа. Молодые люди стали встречаться, незадолго до трагедии Валя забеременела и они решили, что весной следующего года, когда ей исполнится 18 лет, они поженятся. По словам Вали, они любили друг друга, хотя в последнее время стали иногда ссориться. Как объясняет девушка, Виктор ругал ее за то, что она курит. Одна из таких ссор произошла в субботу, 13 ноября, когда Валя, как обычно в выходной день, пришла в гости в квартиру Виктора, где он жил вместе с родителями. По словам девушки, ссора произошла на кухне. Детали случившегося из ее рассказа не очень понятны. Она то ли резала овощи, то ли сидела за столом и намазывала маслом хлеб. Так или иначе, в момент ссоры девушка держала в руке нож. Виктор то ли в шутку, то ли в серьез, как говорит Валя, "стал ее хватать", а она пыталась его оттолкнуть рукой, в которой был нож. Удар пришелся в правый бок - Валя показывает место где-то подмышкой или под правой лопаткой. По ее словам, она позвала отца Виктора, находившегося в соседней комнате, тот вызвал "скорую", но врачи не смогли спасти парня.
 
Все это Валя рассказывает с непроницаемым выражением лица, ровным, безучастным голосом, так что невозможно понять, что она чувствует в данный момент. Уполномоченный по правам ребенка ей поверил безоговорочно. Он назвал произошедшее "нелепой, трагической случайностью" и выказал недовольство тем, что, по его утверждению, сотрудники милиции, допрашивавшие Валю, "оказывали на нее давление". Перед отъездом омбудсмен распорядился перевести девушку в другой детский дом. По ее словам, друзья убитого угрожали ей расправой. На следующий день Валю переселили в детдом в Петрозаводске, где воспитывается ее младший брат, а уполномоченный по правам ребенка заявил, что Олонецкий детский дом придется расформировать, если ситуация там в ближайшее время не изменится к лучшему.
 
Фото из TWITTER-аккаунта Павла Астахова
Фото из TWITTER-аккаунта Павла Астахова
После ЧП в детдоме сменился директор, и это увольнение может оказаться не единственной отставкой, ожидающей сферу образования и социальной защиты в ближайшее время.
 
После посещения Олонца, уполномоченный по правам ребенка отправился в Петрозаводск, где осмотрел около 20 учреждений, оказывающих детям образовательные, социальные и реабилитационные услуги. Все увиденное омбудсмен фотографировал и тут же выкладывал в Интернете, в своем твиттере. По мнению Астахова, то, что он увидел в некоторых учреждениях, может "потянуть на несколько уголовных дел". В частности, омбудсмен раскритиковал условия, в которых содержатся воспитанники петрозаводской спецшколы №8 для малолетних правонарушителей, Дома ребенка, где живут дети с задержками развития и петрозаводского дома-интерната. По словам Астахова, ежегодно на содержание каждого воспитанника спецшколы из бюджета выделяется один миллион рублей, и надзорные органы должны выяснить, куда тратятся эти деньги. "На такие деньги, детей можно одеть в золото, а у них столы с помойки принесены. Куда ушли эти деньги? Я думаю, что они просто украдены" – заявил омбудсмен на итоговой пресс-конференции.
 
В учреждении для детей-инвалидов, Астахова шокировала проржавевшая ванна для купания детей, отсутствие мест для умывания, элементарных гигиенических принадлежностей и горячей воды. После визита в этот детдом омбудсмен продемонстрировал чиновникам одну из сосок, с помощью которых там кормят грудных детей. Судя по внешнему виду, она была изготовлена еще советской промышленностью и побывала в нескольких десятках детских ртов. "Вы ее двумя пальцами держите, вам неприятно, а дети ее в рот берут!", - возмущался омбудсмен.
 
Фото из TWITTER-аккаунта Павла Астахова
Фото из TWITTER-аккаунта Павла Астахова
Во всех трех учреждениях, которые раскритиковал уполномоченный, надзорные органы проведут проверку финансово-хозяйственной деятельности. По словам Астахова, более плачевной ситуации, чем в этих трех учреждениях, он не встречал ни в одном из регионов РФ, где побывал с инспекционными поездками. Омбудсмен считает, что искать причину следует не в недостатке финансирования, а в личностных качествах руководителей. По словам Астахова, на его претензии руководители названных учреждений реагировали так, будто вообще не понимают, что не понравилось высокопоставленному правозащитнику.
 
"Говорят, что не хватает денег, - рассказал омбудсмен журналистам о своих впечатлениях. - Но я не могу понять, почему детям негде умываться. Причем тут деньги?  Я захожу, а там медсестры сидят за грязным столом, в тумбочках детей игральные карты. И мне руководители отвечают, что они играют с их разрешения. Люди даже не понимают, что в этом такого! А дальше все идет от этого. Причина не в том, что плохая материальная база, а в том, что здесь не любят детей. А выход только один – всеми силами заманивать на эту работу молодежь. Средний возраст руководителей таких учреждений – более 60 лет. А нужны молодые. Иначе будут бабушки в белых халатах определять стандарты жизни ребенка".
 
После визита Астахова "определять стандарты жизни ребенка" в Карелии, вероятно, будут уже другие люди. По его словам, не только руководители раскритикованных учреждений, но и некоторые высокопоставленные чиновники "должны однозначно оставить должности".
 
На совещаниях с представителями различных ведомств Астахов поинтересовался у руководителя управления Роспотребнадзора Анатолия Коваленко и министра здравоохранения и социального развития Эльмиры Зильбер, как давно они посещали Дом ребенка, где омбудсмен увидел антисанитарные условия, Выяснилось, что сотрудники санэпиднадзора побывали там в марте, а глава минздравсоцразвития лично посещала учреждение всего месяц назад. И тот, и другой руководители признались, что не заметили тех недостатков, на которые указал омбудсмен. Эльмира Зильбер пообещала, что директор детдома будет уволена, но Астахову этого показалось мало. "Если министр за месяц до меня там побывала и ничего не заметила, то она однозначно должна покинуть должность, - отреагировал Астахов. - Я дам такие рекомендации главе республики. Но если есть совесть, то она должна сама уйти".
 
Фото из TWITTER-аккаунта Павла Астахова
Фото из TWITTER-аккаунта Павла Астахова
По неподтвержденным пока данным, глава минздравсоцразвития Карелии и директор петрозаводского Дома ребенка уже получили предупреждения об увольнении. Что касается судьбы руководителя управления Роспотребназдора, то, по мнению омбудсмена, ее должен решать главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко после того, как Астахов передаст ему ту самую злополучную соску.
 
Одним из главных результатов своего приезда омбудсмен считает договоренность с главой Карелии Андреем Нелидовым о подготовке законопроекта по созданию в республике собственного уполномоченного по правам ребенка. Добиться этого от прошлого губернатора Сергея Катанандова омбудсмену не удалось. По словам Астахова, бывший глава республики придерживался мнения, что Карелии достаточно одного омбудсмена – уполномоченного по правам человека Валентина Шмыкова – и появление отдельного "детского" правозащитника Катанандов считал не целесообразным. 
 
По словам Астахова, по каждому факту нарушений прав детей в Карелии он подготовит письменные рекомендации и в течение четырех недель направит их правительству Карелии. Астахов утверждает, что у него достаточно "административного ресурса", чтобы добиться их выполнения.
 
Алексей Укконе

 

P.S. Наделавший много шума визит уполномоченного по правам ребенка при президенте РФ Павла Астахова в Карелию по нашей просьбе прокомментировал  шеф-редактор сайта "Успешные сироты РУ", в прошлом воспитанник детского дома Александр Гезалов.
 
Александр Гезалов: "Выпороть самих себя".
 
Без интереса ждал приезд Астахова в детские дома Карелии, хотя звонил тем, кто сопровождал его во время визита в нашу республику, обсуждал ряд вопросов о тех же детских домах, но ряда других территорий. И то, что Павел Алексеевич обрушился на эту систему, тоже было ожидаемо: это будет происходить в любом регионе России, где-то больше, где-то меньше. Если ехать куда-то и быть заряженным найти что-то, что тебе надо, то ты обязательно это найдешь. Павел Алексеевич всегда заряжен и находит - работа у него такая. И то, что он прошел мимо людей с хлебом и солью, говорит о том, что ему хотелось поскорее что-то найти. Но самое главное, что в детские дом не обязательно бежать, итак все известно. А просто приехать и отведать соль и хлеб не в тональности Павла Алексеевича. У него работа другая - искать и находить.
 
С одной стороны, это хорошо, с другой, ничего не меняет, система такая, какая есть, уволят одного, придет другой. И дело даже не в том, что детские дома такие, а в том, что они везде такие, и пенять на зеркало не надо, надо делать все, чтобы их просто не было, или все сироты жили в семье, но как это сделать?  Но тот же Павел Алексеевич изменить это не имеет никакой возможности. Он же не может выпороть каждую десятую семью, которая поставляет детей в детские дома. Вот и порет он нещадно тех, кто как может, делает свою работу. За мизерную зарплату, незамеченные никем и ничем, слабо финансируемые и так далее. Ведь и благотворительные фонды чаще всего видят только несчастных сироток, развращая их своими "подарками", собирая деньги в кружках, не замечая тот же персонал. Детские дома уже стали местом, где можно найти всех собак и кошек, между тем, они там живут, потому что так устроена эта система.
 
Вот Павел Алексеевич сказал, что для спецшколы дали миллион, а ведь на самом деле это очень небольшие деньги. Для того, чтобы содержать всех и вся в этом учреждении, надо гораздо больше средств. К примеру, в соседней Финляндии на таких детей уходит в пять раз больше денег, потому что процесс реабилитации таких ребят штука очень дорогостоящая. Они уже прошли много чего, и много чего надо сделать, чтобы их изменить. Я хорошо знаю администрацию этого учреждения, они руки себе выворачивают, чтобы сделать все возможное, чтобы из стен учреждения не вышли бандиты. И мы с десяток лет в этом им помогали, чаще не деньгами, а личным участием. Другой вопрос, что такая система давно себя изжила. Но сам директор учреждения не может взять и изменить формат работы, из спецшколы сделать пансион, для этого необходимы, в том числе, и новые законодательные акты. Для этого необходим социальный заказ. Пока он такой, какой есть, пороть его невольных заложников я бы не спешил.
 
Про Дом ребенка Павел Алексеевич прав - давно пора снять с должности его руководителя Ольгу Давыдову, так как там нужен новый человек со свежим взглядом на работу учреждения, а не "опытный" главный врач, работающий по накатанной.  Этот кадровый вопрос висел годами, но почему-то что-то мешало его решению. И когда я говорил ряду благотворительных организаций, что мы не помогаем этому учреждению только потому, что там руководит Такой главный врач, на нас вешали всех кошек и собак, говорили о жестокосердии. Но время все ставит на свои места, и те, кто оказывал помощь, собирая деньги в кружках, помогали не тому, кому надо.
 
То, что описал Павел Алексеевич в своем Твиттере, больше похоже на поездки Миклухи-Маклая, который открывает для себя что-то новое там, где все известно очень давно. К примеру, я видел детские дома ряда областей России, некоторые просто девятнадцатый век по отношению к карельским. И сегодня необходимо "не избивать" коллектив учреждений для сирот, а заняться поиском возможностей, которые бы позволяли людям работать в более комфортных условиях, за другую заработную плату, с другим оснащением, с другими перспективами. И то, что типичные фотографии появились именно в Твиттере обмудсмена, говорят о том, что это нужно Павлу Алексеевичу. Но надо ли это самой системе детских домов? Надо ли это учреждениям для сирот при том отношении, которое есть к ним в обществе? Наши граждане не спешат взять из детских домов детей-сирот в свои семьи, потому что считают, что там растут "генетически поврежденные" дети. Тогда о чем речь, если детей уже считают уродами, хотя большинство из них могли бы жить в семьях, просто там им нет места. Так что вопросы сегодня есть, но не к детским домам, а ко всем нам и к Павлу Алексеевичу, в первую очередь. Почему в России работают детские дома? Почему они такие, какие есть? Ответов у Павла Алексеевича на это в Твиттере нет. Но пороть его за это мы его не будем - как можно выпороть самих себя.
 
Александр Гезалов

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Аналитика

11.12.2017 12:03
Обществоведение
Адвокаты экс-главы Карелии и бывшего директора музея "Кижи" Андрея Нелидова подозревают, что их подопечный стал жертвой разработки спецслужб.
08.12.2017 14:53

Чтиво

07.12.2017 11:20
Личное мнение
В чем заключается мудрость принятого МОК решения об отстранении России от Олимпиады из-за допинга? Мнение Олега Реута.

Опрос

Часто ли вы летаете самолетами из Карелии?