ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Обществоведение
14:49, 31 Октября 2012

Сергей Иньков: "Жалость чиновников нам не нужна"

Главный дирижер Музыкального театра Карелии о штучном товаре, чиновничьих циркулярах и гибели карельской оперы.

Музыкальный театр Карелии на днях представит публике долгожданную премьеру – "Мадам Баттерфляй" Пуччини. Карельские любители оперного искусства с нетерпением ждут спектакль – крик в защиту женщин от творцов театра – режиссера Юрия Александрова и дирижера Сергея Инькова. При этом многие опасаются, что данная работа именитых постановщиков, превративших опереточный театр республики в оперный, может быть последней. Проблемы, о которых в конце прошлого года кричал художественный руководитель балетной труппы Кирилл Симонов, никуда не делись. Наш храм Мельпомены по-прежнему страдает от нехватки финансирования. Балетная труппа после отъезда звездного хореографа Симонова практически рассыпалась, и сегодня театр собирает новую команду танцоров. Неужели та же участь ждет оперных артистов? Ноги карельского балета разбежались. Пришла очередь разъезжаться голосам? О ситуации в Музыкальном театре и перспективах оперного искусства в Карелии «Столица на Онего» поговорила с главным дирижером Сергеем Иньковым.

 

Разруха начинается в головах

– Сергей Вениаминович, судьба нашего большого театра беспокоит многих петрозаводских театралов, из уст которых сегодня можно услышать то, что вы покинете Карелию следующим после Симонова. Мол, лауреат Международного конкурса дирижеров в Вене, лауреат премии имени Николая Рериха и премий Правительства Санкт-Петербурга не будет, как и именитый хореограф, губить свою карьеру ради ожиданий. Вы действительно хотите уехать из Карелии?

– Я пока такого решения не принимал. Но этот вопрос нужно задавать не мне, а республиканскому министерству культуры. Ничего не изменилось с той поры, как уехал Симонов. Но уехал-то не он один. Никто не хочет губить свою карьеру ради ожиданий. Ушла наша суперприма Надя Павлова, которую этот театр вырастил. Ушел Андрей Макаров, который блистал во время гастролей нашего театра в Саратове, в городе, чей собственный театр собрал немало «Золотых масок». Для оперной труппы это большая потеря. И я давно жду от министра Елены Богдановой ответов на многие вопросы. Я предложил министерству массу вариантов, как исправить ситуацию в театре, который начал терять своих звезд. Денег не хватает везде и всегда. Например, в той же Москве все проекты выходят за рамки бюджета. Но люди находят способы решения проблем. А здесь их никто не ищет и главное не собирается искать. Тут заняты другим – сохранить некий статус-кво. Профессор Преображенский в свое время очень хорошо сказал: «Разруха начинается не в клозетах, она начинается в головах». Неумение мыслить стратегически подводит всех. Если будешь замыкаться на Карелии, это закончится катастрофой. Потому что Карелия – это часть культурного пространства. Она не может существовать одна, как одна кисть руки не может обходиться без всего тела. Она погибнет. Я предлагал абсолютно ясный, вменяемый и понятный проект, для реализации которого не потребовалось бы больших денег. Так ведь никто не хочет слушать. Все кивают, берут мои записки, и дальше дело не движется.

– А что вы предлагали нашим чиновникам?

– Посмотрите на афиши, которые лежат в моем кабинете: Большой зал Санкт-Петербургской филармонии, один концерт с участием карельских музыкантов, другой концерт, третий… А последним выступлением, которое состоялось 19 октября, я особенно горжусь: «Звезды мировой оперной сцены – детям». В концерте на одной сцене встретились всемирно известные оперные звезды Владимир Галузин, Василий Герелло, Наталия Тимченко, Ольга Трифонова, Лариса Дядькова, Эдем Умеров. И кто аккомпанировал суперартистам? Симфонический оркестр Музыкального театра Карелии. Наш коллектив впервые в своей истории выступал со звездами в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии. И это осталось абсолютно незамеченным в республике. Хотя Карелия не вложила в этот концерт ни копейки. Никаких вложений со стороны республики не потребовалось, и когда я вывозил петрозаводские детские коллективы для выступлений на абонементных концертах питерской филармонии. И что? Я объяснял, как это делается. Но никому это не надо.

– Но как это делается? Почему наши чиновники от культуры и не только не могут этого понять?

– Нужно мыслить и смотреть чуть дальше своих чиновничьих циркуляров. Я в течение восьми лет руководил ансамблем песни и танца им. И.О. Дунаевского Санкт-Петербургского городского Дворца творчества юных. Принял коллектив, который когда-то выступал на лучших площадках страны, в 2003 году в состоянии глубочайшего кризиса. Денег как всегда не было, но я сказал чиновникам, что через год мы не будем вылезать из Большого зала филармонии. Мне тогда никто не поверил . А ровно через год мы дебютировали в Большом зале филармонии и давали от 10 до 12 концертов в сезон. Нужна воля и понимание ситуации. Я всегда в жизни руководствуюсь одним принципом: нужно уметь свести в одну точку интересы всех людей. Будучи худруком ансамбля песни и танца им. И.О. Дунаевского я пришел к руководству филармонии и спросил: «Вам нужен детский коллектив, который будет участвовать в ваших программах планомерно, а не хаотично, когда вы в последний момент выискиваете таких исполнителей?». Ответ был утвердительный. Я взял у них список программ, сказав, что мы исполним все эти сочинения и гарантируем высокий уровень исполнения. За это нам должны дать возможность два раза выступить в Большом зале филармонии бесплатно, без всякой аренды, и уже со своими программами. Даже не экономисту понятно, что это всем выгодно.

 

Машина без бензина не поедет

– Значит, деньги вам особо и не нужны?

– Многое строится на человеческом факторе, но я не говорю, что деньги не нужны. Они нужны. И нынешнее повышение зарплаты на шесть процентов выглядит просто издевательством. Людям надо дать, где жить и что есть. Это еще Маркс сказал. А когда музыкант получает семь-девять тысяч рублей и две из них за общежитие платит, то это не по-марксистски выходит.

С чего начал Валерий Гергиев свою карьеру в Мариинском театре? Он пришел к тогдашнему руководителю Ленинграда Зайкову и сказал: "Мне нужен дом, где будут жить мои артисты. Это мое условие, на котором я принимаю театр". Времена ура-патриотических лозунгов прошли. Люди должны знать, за что работают. А когда ко мне приходит артистка оперной труппы и говорит: "Извините, мы с мужем оба заняты в спектакле, денег на няню для ребенка нет, либо отпускайте со спектакля, либо дайте денег", что я могу ей ответить?

– Но работники культуры никогда не были богатыми. Министр культуры Карелии не раз говорила, что она все и всех понимает, за всех болеет душой, но из-за скудности бюджета помочь не в состоянии.

– Да, мы никогда богатыми не были. Но при этом творческий человек должен хоть удовольствие получать от своей работы. Когда есть новые постановки, когда есть звездные концерты, гастроли, то жить можно. Мы ради этого учились, ради этого пришли в профессию. А когда даже этого нет… Ну, не может машина ездить без бензина с маслом. Не может театр жить без постановочных средств. Зарплата – это лишь каркас машины. Если чиновники это не понимают, то нам им ничего не объяснить.

А жалость чиновников никому не нужна, нам нужны их дела. Проблемы республики нам известны. Но почему-то здесь рассматривают культуру только как бездонную дырку, которая не приносит доходов. Почему-то люди не могут понять, что культура может приносить прибыль в каких-то областях. Я не говорю о театре – он во всем мире убыточный. Но театр может способствовать развитию инфраструктуры и других отраслей. Например, маленькие норвежские городки часто живут за счет фестивалей, которые привлекают туристов, развивают всю туристскую инфраструктуру. Есть законы, по которым существует мир. Возьмите, тот же город Зальцбург. Это родина Моцарта. И там все на этом построено, никаких монообразующих предприятий здесь нет. Создан бренд, который кормит всех. В Карелии это можно легко сделать. Только требуется консолидировать группу, сесть и заняться этим. Тратить бюджетные средства, расписывать их легче всего, а вот аккумулировать их не хотят. Дело не в деньгах, а в возможностях, которых нет. Почему у нас международное сотрудничество в таком зачаточном состоянии? Циркуляры не спускают сверху? А если инициативу проявить? У нас столько городов-побратимов. Я предложил отправить меня договариваться о проектах. Мне нужны были полномочия, поскольку там будут разговаривать только с государевым человеком. Все покивали, два года прошло, а воз и ныне там.

– Так сегодня всем учреждения культуры Карелии тяжело живется. Все пытаются попасть в какие-то проекты, сами пишут гранты…

– А я неоднократно предлагал в связи со скудным бюджетным финансированием объединить творческие усилия для создания коопродукции и театрам, и филармонии, но никакого результата не увидел – все предпочитают выживать исключительно в одиночку, хотя давно уже во всем мире принято подобное сотрудничество в свете глобального экономического кризиса. Филармония, правда, обещала принять участие в выпуске спектакля "Золушка", предоставив свой оркестр, но дальше обещаний дело так и не продвинулось. Мы были в очередной раз вынуждены спешно корректировать свои планы, но и из этой ситуации вышли достойно, как все смогли убедиться. Сейчас оперная труппа театра еще находится в такой творческой форме, когда ей по плечу решать практически любые творческие задачи. Но далее без решения организационно-экономических вопросов это будет невозможно. Почему игнорируются общемировые тенденции у нас на всех культурных уровнях? Мне непонятно.

Так, может, пора честно сказать людям: «Театр Карелии не нужен». И артисты, музыканты, концертмейстеры спокойно разъедутся. Мы здесь вырастили таких людей, которых с довольствием отхватят в любом театре. Мы – штучный товар. Чиновники напрасно думают, что одного сняли, другого поставили, и театр будет работать, как и прежде. Мы – не винтики и не гайки. Команда профессионалов годами подбирается.

 

Театр уже никто не спасет?

– То, что сейчас происходит с балетной труппой, которая не может вернуть на сцену все постановки Кирилла Симонова, подтверждают ваши слова на 100 процентов. Видимо, петрозаводским почитателям вашего таланта и таланта Александрова, все-таки придется готовиться к проводу творцов и их талантливых учеников.

– Мы ждем решений со стороны руководства республики. Ход за ними. Что касается меня, то мое основное место работы пока здесь. Я коней на переправе не меняю и свое слово держу: в свое время ушел со своих с работ в Питере, потому что обещал сосредоточиться на деятельности Музыкального театра Карелии, и в течение нескольких лет не соглашался на многие предложения.

– Но сейчас-то вы решились на московский проект?

– Это уже надо быть совсем безумцем, чтобы сидеть здесь, ничего не делать, когда тебя приглашают звезды. Я сейчас главный дирижер новой постановки в Театре Мюзикла, которым руководит Михаил Ефимович Швыдкой. Работаю над мюзиклом "Растратчики", музыку для которого написал Максим Леонидов. Замечательная совершенно современная история, хотя действие происходит в 1925 году. Блистательная музыка, в которую я влюблен. Премьера спектакля состоится в ноябре. Я с большим удовольствием работаю в этом театре современного российского мюзикла, который создается здесь и сейчас.

– А хоть какая-то надежда на то, что в Карелии вы будете с таким же удовольствием работать, есть?

– Один из великих театральных режиссеров как-то задал своим артистам этюд «Ограбление банка». Все бегают, суетятся, а один актер спокойно сидит, попивает кофе и курит сигарету. Режиссер его спрашивает: «А ты чего? Банк же грабят». «А у меня деньги в другом банке», – ответил артист. Наверное, у кого-то здесь находятся деньги в другом банке. Образно говоря. Если это не так, я бы хотел в этом убедиться в ближайшее время. В декабре начинается новый финансовый год. И если на тот момент ничего не будет принято, то можно считать, что театр похоронили, и его уже никто не спасет. Так что у чиновников остался месяц для принятия решения.

Беседовала Наталья Соколова

Комментарии

родитель
2012-11-01 14:26:23
После всякой такой публикации (а они идут чередой!) вспоминаю, что в Карелии давно нет министерства торговли. И как у нас дела с торговлей? Нынешнее министерство культуры только по названию республиканское, на деле никакой республикой оно не занимается, как не влияет на работу музеев, театров и филармонии (не влияет положительно, мешает -- да). А чего же оно тогда делает? Делит деньги бюджета, выделенные по статье "Культура". Тогда, может, оставить там 5 финансистов, а 30 чиновников отправить в народное хозяйство? И уже не ждать от них ничего?
Антон
2012-11-01 14:15:19
"... работа именитых постановщиков (опера "Мадам Баттерфляй"), превративших опереточный театр республики в оперный, может быть последней" ... Извините, не "опереточный", а Музыкальный. Славную историю уважаемого Музыкального театра Вы можете узнать из книги Ю.Генделевой. А то,что получилось из этого превращения Вы можете видеть воотчию. Одно скажу точно - артисты никогда не уходили из театра по финансовым причинам.
Гость

Чтиво

Сегодня 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?