ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Тема недели
12:14, 15 Мая 2013

Под колесами судьбы

В Петрозаводском городском суде продолжается процесс над водителем троллейбуса, которую обвиняют в смерти пенсионерки.

Многие участники процесса уже дали показания. Во вторник в зале судебного заседания выступила студентка Алина Т., которая в тот роковой день, 21 марта 2012 года, стояла на остановке напротив университета и стала невольным очевидцем страшной аварии.

 

Упала, помогая подруге

Ожидая маршрутку, Алина увидела, как к остановке подъехал желтый троллейбус. Открылись двери. Вышли и зашли люди. Много людей. Последними заходили две старушки. Одна как бы подталкивала вперед другую, помогая подняться на ступеньку.

Ни с той, ни со второй женщинами Алина знакома не была, но другие свидетели вспоминали в суде о том, что 72-летняя Людмила Ивановна, несмотря на преклонный возраст и группу инвалидности, всегда старалась поддержать тех, кому еще труднее, чем ей. Она вообще была человеком светлым и своим оптимизмом заряжала других. Инна Ивановна, которую она в тот день заботливо пропустила вперед, была ее подругой. Без Людмилы Ивановны женщина и на улицу-то почти не выходила, поскольку даже с посторонней помощью каждый шаг дается ей с трудом – а тут высокая ступенька.

Инна Ивановна едва успела зайти внутрь, когда двери троллейбуса вдруг захлопнулись, и машина начала движение.

"Женщине, которая стояла на улице, дверьми прищемило руку. А первая женщина тоже зашла внутрь не до конца. Мне показалось, что ее тоже зажало дверью, – рассказала Алина. – Женщина, у которой зажало руку, стала кричать: "Остановите!". Стоявшие на остановке люди тоже начали кричать. Но троллейбус начал движение, женщина стала бежать, потому что не было возможности освободить руку. А потом она упала на проезжую часть, и троллейбус наехал задним колесом на ее ногу. После этого троллейбус остановился".

 

У водителя - своя версия

Еще на первом судебном заседании водитель троллейбуса, 38-летняя Юлия К., заявила, что до сих пор не понимает, как вообще могла произойти трагедия.

"Я посмотрела, что по борту не было никого, и нажала на кнопки закрытия дверей. Двери закрылись – я видела это только по лампочкам, потому что со стороны салона мне этого не было видно, так как было очень много народу в салоне. Много детей у кабины, так что у меня обзор полностью был закрыт. А со стороны троллейбуса с расстояния, что я видела, не было людей. Не видела я бабушек. Просто чистый борт. До сих пор я пытаюсь понять, как все это могло произойти", – сказала она.

По словам подсудимой, это был обычный рабочий день. Усталости она не чувствовала, накануне спала хорошо, перед рейсом прошла медосмотр. И как всегда, была внимательна и осторожна. Что касается стажа, то права водителя троллейбуса Юлия получила еще в 2004-м.

Она вообще на хорошем счету у руководства. Ее считают добросовестным и исполнительным работником. Да и гаишники не штрафовали ни разу. Лишь один раз пожурили за то, что говорит по мобильному. После этого она купила гарнитуру.

"Я не снимаю с себя ответственности. Это произошло все-таки в мою смену, я сидела за рулем опасного транспорта и именно под мой троллейбус попала Людмила Ивановна. Я искренне сочувствую и соболезную, но все-таки считаю, что делала свою работу правильно. Признаю свою вину частично, потому что я не нарушала правил дорожного движения", – отметила подсудимая.

Юлия, к слову, вообще отрицает тот факт, что троллейбус переехал человека, и грешит на якобы не чищенные от снега и льда поребрики.

"Бежал человек – поскользнулся и упал, – предположила она. – Травма ноги? Возможно, она порезалась о борт троллейбуса, когда падала. Если бы троллейбус проехал по бабушке, то от ноги вообще бы ничего не осталось".

"Это, конечно, полная глупость, – убеждена дочь погибшей Елена Петровна. – Моя мама даже быстро ходить не могла, не то что бегать. А Инна Ивановна вообще за две-три секунды один маленький шажок только может сделать. К тому же мама очень аккуратная была, осторожная и ни за что не стала бы впрыгивать в троллейбус, потому что понимала, что придет следующий. Торопиться ей было некуда. Если бы подсудимая посмотрела в правое зеркало, то она бы все увидела и мама моя была бы жива".

 

Сколько стоит жизнь человека?

Получившая многочисленные травмы, Людмила Ивановна попала в больницу. Через месяц после аварии ее навестила Юлия. Как объяснила сама подсудимая, она принесла женщине фрукты и хотела узнать, чем помочь. Но пострадавшая, якобы, не захотела с ней разговаривать.

Елена Петровна в добрые намерения подсудимой не верит. Она считает, что водитель навестила ее маму лишь после того, как дознаватель поинтересовался у Юлии, ходила ли та в больницу.

Людмила Ивановна умерла спустя три с половиной месяца после аварии. По словам Елены Петровны, все те дни мама мучилась от боли. Смотреть на это было невыносимо, хотя на лучшее надеялись до последнего.

Давая показания в суде, дочь погибшей изо всех сил пытается держаться, но то и дело срывается на плач.

"Мы с мамой всю жизнь прожили вместе. Я живу в той же квартире, все напоминает о ней. Эти бабушки, с которыми она во дворе гуляла, которые к ней приходили, – я их вижу каждый день. До сих пор я не могу свыкнуться с тем, что произошло. Мы с ней в больнице строили планы. Прикидывали, как все разместить, чтобы, если она не сможет ходить, коляска смогла проехать. Теперь только коляска и осталась".

Выражаясь сухим юридическим языком, свои нравственные страдания Елена Петровна оценила в 1 миллион рублей. В случае, если суд удовлетворит этот иск, деньги придется выплачивать водителю.

Представители стороны ответчика неоднократно просили потерпевшую обосновать сумму морального вреда. Как отметила начальник юридического отдела МУП "Городской транспорт", даже для муниципального предприятия, на котором трудится подсудимая, заявленная сумма в 1 миллион рублей "просто несоизмеримая", а для самой Юлии "это просто нереальные деньги". Напомним, водитель одна воспитывает больного ребенка и живет на зарплату в 18 тысяч рублей в месяц. Из них 8 тысяч она платит за съемное жилье, а 10 тысяч – за кредиты, которые вынуждена брать снова и снова, чтобы хоть как-то сводить концы с концами.

С другой стороны, сама начальник юротдела предприятия затруднилась сказать, какая сумма была бы, на ее взгляд, приемлемой. Да и как вообще можно оценить жизнь человека?

"Почему-то такой резонанс из-за того, что заявлен миллион, и в интернете, и везде, – не понимает Елена Петровна. – Верните мне кто-нибудь мою маму, и только тогда сможете мне говорить, что много, а что мало!".

При этом вопрос наказания (а водителю может грозить несколько лет лишения свободы) потерпевшая оставляет на усмотрение суда.

"По-человечески – мама-одиночка, маленький ребенок. Конечно, не хотелось бы, чтобы наказали строго. Но у меня не стало мамы, самого близкого человека. Не знаю, на усмотрение суда", – сказала она.

Мы продолжим следить за развитием событий.

Лидия Панасюк

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Аналитика

11.12.2017 12:03
Обществоведение
Адвокаты экс-главы Карелии и бывшего директора музея "Кижи" Андрея Нелидова подозревают, что их подопечный стал жертвой разработки спецслужб.
08.12.2017 14:53

Чтиво

07.12.2017 11:20
Личное мнение
В чем заключается мудрость принятого МОК решения об отстранении России от Олимпиады из-за допинга? Мнение Олега Реута.

Опрос

Часто ли вы летаете самолетами из Карелии?