ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Обществоведение
15:52, 05 Ноября 2013

С рюкзаком по Азии

Суматра… Место, где мужчины до сих пор носят юбки (саронги) и не стригут ногти, женщины ходят в хиджабах, все без исключения едят руками, а европейцы для них – неведомые существа с другой планеты.

"Четыре белых обезьяны"

– Ты летишь в Индонезию? О, Бали – это здорово!
– Нет, на Бали я как раз и не собираюсь.
– Хмм, а тогда куда?
– Индонезия, она большая!

Индонезия – самое крупное островное государство мира, по количеству населения занимает четвертую строчку, уступая лишь Китаю, Индии и США. Помимо этого 85% жителей страны исповедуют ислам, что накладывает весьма серьезный отпечаток на их быт, традиции и жизненный уклад в целом.

Остров Суматра стал нашей отправной точкой в путешествии по Индонезии и, мы на все сто процентов прочувствовали, насколько сильно наше мировосприятие отличается от мировосприятия местных жителей. Нельзя сказать, что те были недружелюбны – скорее, наоборот, и порой это ой как здорово напрягало!

«Эй, мистаааа, хав а юююю?» Эти обращения сыпались на нас со всех сторон всякий раз, когда наша дружная четверка выходила на улицу. Каждый житель того или иного населенного пункта пытался приветствовать, завязать разговор (хотя никто не знал английского), дети громко смеялись, мужчины откровенно разглядывали наши голые коленки, а женщины недовольно кривили губы, но при этом все равно приветственно махали руками.

Создавалось впечатление, что ты находишься на сцене какого-то огромного зрительного зала, или даже то, что ты – рок-звезда, вышедшая на прогулку по городу. Все эти окрики иногда сопровождались скрытым или явным желанием сфотографировать кого-нибудь из нас на мобильный телефон или же сфотографироваться на нашем фоне.

«Я теперь понимаю, что чувствуют животные в зоопарке, когда на них таращится толпа, – грустно вздыхает мой спутник. – Мы тут прямо как белые обезьяны!»

И каждый раз, приезжая в новый населенный пункт, мы шутили: «Ну что, цирк четырех белых обезьян приехал, встречайте!» Действительно, за все время путешествия по Западной Суматре мы фактически не видели европейцев. Когда мы делились впечатлениями с хозяевами хостелов, где останавливались, те только посмеивались: «Конечно, таких как вы, не каждый день на улицах встретишь. Но вы здесь в полной безопасности, остальное не имеет значения».

Ну а как же тот же остров Бали? Там-то много приезжих? «Это уже не Индонезия, – с некоторой презрительностью говорили жители Суматры. – Они на индонезийцев-то не похожи: ходят все прилизанные, в европейской одежде. Скоро родной язык забудут, лишь бы только приезжим угодить. Мы рады гостям, но у нас своя культура, нас есть чем гордиться, а этим – уже нечем».

 

Особенности суматрианского колорита

Водители автобусов, торговцы, хозяева уличных кафе – практически все мужчины на Суматре щеголяют массивными перстнями с крупными камнями. Кто побогаче, у того перстень поувесистее, да камень подороже, а для тех, кто победнее, сойдет и бижутерия. При этом подавляющее большинство не стрижет ногти, а аккуратно подпиливает их, придавая округлую форму. Выглядит это, мягко говоря, непривычно, но вот такая вот местная мода.

Женщины одеваются согласно мусульманским обычаям, обязательно носят хиджабы. Но дамы они и на Суматре дамы, поэтому каждая старается как можно красивее подвязать головной убор, при этом, как я предполагаю, способов у них не меньше, чем у француженок для завязывания шарфов.

Что касается нас, северян, прилетевших из межсезонья прямо в экваториальную весну (а мы находились по другую сторону Земного шара), то поначалу мы вышли в люди в майках и шортах. «Вы – туристы, что с вас брать, – объясняли нам потом индонезийцы. – Местная девушка в таком наряде вряд ли смогла хотя бы пару шагов на улице сделать. У нас так не принято». При таком раскладе желание искупаться по-нашему, по-европейски, в купальниках, мы решили отложить до более лучших времен. По понятным причинам.

Кстати, вопрос, который безумно интересовал местных – это взаимоотношения между нашей четверкой, а точнее, кто кому и кем приходится. Сначала мы говорили чистую правду, мол, мы – друзья и коллеги. Однако эта информация вводила островитян в глубокий ступор.
– А где твоя мама, – спрашивала у меня девушка, торгующая кукурузой на улице.
– Дома.
– А муж?
– У меня нет мужа.
– Значит, эта девушка (показывая на подругу) – твоя сестра?
– Нет, это подруга.
– А как же ты приехала сюда без родственников, как они тебя отпустили и что они скажут, когда ты вернешься?

Девичья добродетель и вообще институт семьи и брака на Суматре – что-то из разряда священного. По местным обычаям негоже женщине путешествовать одной, без опеки. И, наученные опытом, в дальнейшем мы объявили себя братьями-сестрами, чем успокаивали индонезийцев. Получив ответ, что мы – члены семьи, наши новые знакомые удовлетворенно кивали. Больше их ничего не интересовало.

А вот что нас сильно интересовало, помимо достопримечательностей, природы и вулканов, так это местная кухня. Готовят на Суматре изумительно, но… уж очень перебарщивают с перцем и специями. (Отмечу: за месяц мы посетили пять стран Юго-Восточной Азии и еда острая везде, но не до такой степени, как в Индонезии. И еще один момент – здесь было проблематично сказать туристическое «no spicy», мол, не надо так перчить. Во-первых, не поймут, т.к. население не говорит по-английски, во-вторых, многие ингредиенты заранее вымачиваются и готовятся со специями).

В обычных «едальнях», где питаются местные, меню как такового не приносят, зато приносят много-много разных тарелочек с самой разнообразной пищей: мясо, рыба, овощи и еще какие-то неведомые нам, северянам, продукты. В качестве гарнира – рис. Что примечательно, все это великолепие кушается исключительно руками. «Вы едите железом? Фу, привкус пищи только портите этим железом», – высказали свое мнение местные. Впрочем, вилки и ложки (последнее используется и в качестве ножа), нам приносили сразу, как только мы садились за стол. Несмотря на такую непохожесть, никто и никогда нам ничего не навязывал.

 

Не туристическое место

Полное отсутствие туристической инфраструктуры мы прочувствовали сразу, и это говорило о том, что Западная Суматра пока еще не готова принимать гостей. Точнее, принимать-то она принимает, но не так, как большинство приезжих привыкло.

В частности, в небольшом городке Сунгай Пенух, расположенном недалеко от красивейшего вулканического озера Керинчи, взять машину на прокат или же заказать такси, чтобы туда добраться, невозможно: услугами автоперевозчиков местные не пользуются, а пришлых здесь практически не бывает. Нет спроса – нет предложений.

Что касается увеселительных заведений, тут все просто: их нет. Даже в так называемых туристических зонах. В славном городе Бенгулу, расположенном на самом побережье Индийского океана, мы видели нечто, напоминающее бары, но то ли нам не повезло, то ли была какая-то причина, в общем, все они были закрыты. Возможно потому, что тоже не пользуются спросом.

Кстати, об алкоголе. Тут его тоже нет. Крепкое спиртное в мусульманской стране под запретом, а пиво можно приобрести, но, как говорится, «места надо знать». «В нашей деревне есть только один человек, который продает виски, – рассказывает наш новый индонезийский приятель. – Но у него его почти никто не покупает. А зачем? Мы предпочитаем «натуральный продукт». Под «натуральным продуктом» молодой человек имел в виду определенные растения и грибы, после которых человек может впасть в эйфорию, но, стоит отметить, ни одного индонезийца «под кайфом» мы ни разу не видели.

Если алкоголь на Суматре не одобряется, то курение здесь процветает – курят везде и всюду, даже в автобусах дальнего следования. Естественно, это прерогатива мужчин, но начинают они здоровью вредить с самого раннего возраста, лет с 10-12. Впрочем, сами индонезийцы курение дурной привычкой не считают, скорее наоборот – сигареты с кретеком (гвоздикой) здесь почему-то считаются больше полезными. (Кстати, Индонезия считается одной из самых курящих стран мира – по статистике, тут курят двое из трех мужчин).

Вспоминая о том же пляже в Бенкулу, городе, который у местных считается туристическим центром, первое, на что я обратила внимание – чистая береговая линия. Там, где турки, египтяне или тайцы уже давным-давно развернули бы бойкую торговлю, царит естественная природная красота. Правда, чуть поодаль, есть самодельные палатки, где продают свежие кокосы и иногда жареную кукурузу, но не более того. По вечерам на пляже много народу, но купаются только детишки, взрослые просто тихо любуются закатом. А так как разница между сумерками и глубокой теменью исчисляется минутами, после 18.00 пляж пустеет, все расходятся по домам.

Словом, туристы, которые ждут от Западной Суматры какого-то веселья, комфорта и «все включено», могут пока туда не торопиться. Возможно, все это со временем придет, ведь еще лет десять назад таким же девственным в туристическом плане был Вьетнам, который сейчас является альтернативой Турции и Египту.

Но Суматра пока остается самобытной с ее нетронутой цивилизацией природой (половина острова – национальные парки) и сердечными людьми. И именно этого мы от нее и ждали. Попрощавшись с Суматрой, мы направились на другой индонезийский остров - Яву, чтобы оттуда полететь на Филиппины, но это уже совсем другая история.

Юлия Ермакова

Комментарии

Гость

Чтиво

Сегодня 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?