ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Тема недели
09:07, 18 Декабря 2013

Воскрешение "умирающего" Бойнича

Бывший вице-премьер правительства Карелии и министр здравоохранения региона получил год условного срока по так называемому "делу о томографах" и не скрывает радости, надеясь в высшей инстанции оспорить и это решение.

Злоупотребления полномочиями на дружеской ноге

Уголовное дело "о томографах" – первое из двух возбужденных в отношении бывшего министра здравоохранения Карелии и вице-премьера Валерия Бойнича. Материалы дела насчитывают 78 томов, расследование длилось три года. И только в январе 2013-го городской суд приступил к рассмотрению.

По версии следствия, Бойнич в 2008 году, действуя в интересах своей знакомой, обеспечил победу одной из фирм в проводимом министерством здравоохранения и социального развития аукционе на поставку медицинского оборудования, в том числе компьютерных томографов, по необоснованно завышенной цене.

В тот год Карелия вошла в числе регионов России, где стала реализовываться программа по снижению количества сосудистых заболеваний. Для этого из федерального центра была выделена субсидия – 241,5 миллиона рублей – на строительство и оснащение сосудистых центров и закупку необходимого оборудования. На все про все отводился год. В 2009 году денег можно было уже не увидеть.

Минздрав Карелии, как ответственное ведомство, должно было сформировать техническое задание для конкурса по закупке необходимого оборудования. Однако начались трудности с выяснением стоимости медицинской аппаратуры. Вот как ранее на заседании суда, несколько путанно охарактеризовал ситуацию Бойнич:

"Из-за того, что не было этой информации, любые контакты с фирмами, которые могли бы поставить нам эту информацию и цены подсказать (прайс-листов не выдавали, в открытых источниках цен нету, сколько это стоит неизвестно), на любой запрос говорят о том, что заключайте с нами контракт, в рамках контракта будем все рассказывать, так как это является коммерческой тайной".

В республиканской больнице сказали, что у них нет специалистов, которые могут составить техническое задание, подходящее для аукциона. Его надо будет дополнить, заявили они. В то же время сотрудник одной из фирм, дистрибьюторов General Electric в России, некто Алымов обратился к знакомой Бойнича – Кириленко, с которой, как было заявлено в суде, тогдашний чиновник был в дружеских отношениях – и сказал ей о желании поставить оборудование в Карелию, которое было указано в постановлении правительства. Он попросил ее познакомить с кем-нибудь из органов государственной власти. Бойнич связывался с Алымовым несколько раз, после чего отправил в Москву на встречу свою заместительницу. Та пообщалась с представителем компании, а также с несколькими другими фирмами. У всех она взяла рекламные проспекты по оборудованию, в том числе по томографам.

После этого начинаются множественные телефонные переговоры. Между Алымовым, Бойничем, его заместителем и Кириленко. Когда зачитывают выдержки из переговоров на суде, Бойнич не скрывает, что нервничает. Иногда даже зажмуривается. По версии следствия, к лету под контролем Алымова было готово техническое задание (если вкратце, то оно составлено из аналогичных конкурсов, размещенных в Ивановской области и Башкортостане с внесенными изменениями). После этого размещены лоты аукциона. Активные переговоры по тому, какие коррективы вводить в конкурсную документацию вела заместитель Бойнича. Она по электронной почте высылала варианты Алымову, чтобы, как утверждает обвинение, он внес в них необходимые ему коррективы. Но, по словам Бойнича, представитель организации, которая намеревалась поставлять оборудование и участвовать в конкурсе, выступал лишь независимым экспертом, что несколько противоречит законодательству.

В конце весны 2008 года бывший вице-премьер уехал в Египет, где тут же слег с аппендицитом. По его словам, в это время он «был при смерти», не вел никаких переговоров и не просил никого вносить правки в документацию.

"Вечером 6 мая у меня обостряется приступ аппендицита, с которым я лежал в стационаре в Египте. Я поехал отдыхать и в первый день заболел. И дальше я был исключен из развития событий на протяжении полутора месяцев. Что происходило в министерстве? У меня была одна мысль, одно желание – если я выживу – уволиться из министерства, потому что уже было понятно, что работать в таком состоянии невозможно. Все, что касается хирургического вмешательства с осложнениями – у меня развился тяжелейший перитонит, документы об этом есть. Данные в период с 28 апреля по 30 мая умирающий Бойнич, как говорит сторона обвинения, передал заместителю. Они содержали характеристики для того, чтобы отдать предпочтение фирме GE по приобретению оборудования. Это просто взять и сказать человеку: "Ты умирал, но ты как бы на смертном ложе еще посылал смски, мол, давай – внеси несущественные характеристики".

По версии следствия, переговоры Бойнич вел в конце мая и в июле. Представители карельского управления ФСБ предоставили суду соответствующие записи переговоров.

Аукционы были объявлены в июле 2008 года. Но ни одна из заявившихся фирм не смогла претендовать на участие – условия и технические характеристики не позволяли. А та самая компания, чей представитель лично консультировал Минздрав, – не была допущена из-за ошибок в оформлении, хотя заявку принес лично Алымов. Итак, аукционы были признаны несостоявшимся.

"В ходе телефонного разговора с Кириленко 16 августа 2008 года Бойнич заявляет: «Тот человек, который приезжал к нам несколько раз, и который все это готовил – с его же подачи, все за его подписью приходит с недочетами, что он еще от нас хочет?…"

«Поскольку документы, поступившие на аукцион от ООО «Медика», заявка на аукцион была привезена лично Алымовым, суд приходит к выводу, что в данном случае речь идет именно об Алымове», – говорит судья Пальчун.

Вскоре данная компания прислала письма о допущенных ошибках и сразу предложила заключить госконтракты по нескольким лотам. Контракт был заключен 28 августа 2008 года. Аналогичный договор был заключен и в сентябре.

«Указанные действия свидетельствуют, что участники рынка, реализующие оборудование, сопоставимое по техническим характеристикам и цене, не смогли участвовать в аукционе. Указанные действия ограничивают конкуренцию между хозяйствующими субъектами и существенно нарушают их права и законные интересы. В результате в республике не состоялся аукцион, оборудование приобреталось по контракту, заключенному с единственным поставщиком», – пояснил суд, добавив, что в случае торгов цена была бы гораздо ниже. Итак, в этой части обвинения и позиции суда все более или менее ясно.

 

А как же ущерб?

В материалах дела имеется информация, что цены на оборудование являются сугубо индивидуальными и зависят от комплектации оборудования, продолжительности сервисного обслуживания и т.д. Прайс-лист для конечного пользователя не существует. Индикативные цены (ориентировочная стоимость), которые могут быть использованы как источник информации для формирования максимальной и начальной цены конкурса, появились лишь в январе 2011 года. Как указали в суде, аналогичная информация содержится в письме компании Siemens.

«С учетом изложенного, суд приходит к выводу, что Бойнич не был обязан проводить мониторинг цен на оборудование на рынке. Несмотря на это, сотрудники министерства собрали определенную доступную информацию относительно цен, на основании чего сформировали начальную и максимальную цены лотов. Стоимость лотов не превысила установленный лимит в 241,5 миллиона рублей. Более того, получилась экономия выделенных средств, которые были возвращены в бюджет Российской Федерации», – огласил суд.

Между тем, по мнению стороны обвинения, в результате совершенных Бойничем действий, медицинской оборудование было приобретено по необоснованно завышенной цене, превышающей его реальную стоимость не менее чем на 73 миллиона рублей, в результате чего государству причинен ущерб. При этом сторона обвинения обосновала свой вывод, предоставив копии контрактов, которые заключала та же фирма на поставку такого же оборудования, но с другим регионом.

Однако суд пришел к выводу, что в различных случаях оборудование либо не было аналогичным, поставленному в Карелию, либо было куплено по сопоставимым ценам.

 

Превышения полномочий Бойнич не допустил

Еще одна статья, по которой обвинялся бывший министр – «превышение должностных полномочий». Обвинение посчитало – когда компания не выполнила условия государственных контрактов, то Бойнич не стал инициировать процедуру их расторжения и взыскивать с данной организации в установленном порядке неустойки, а, напротив, подписал к оплате счета-фактуры. В итоге чиновник перечислил фирме почти 207 миллионов рублей, а Минздрав «в полном объеме» не реализовал свое право потребовать неустойку за нарушение условий государственных контрактов.

Фактически в 2008 году были нарушены сроки поставки оборудования, его установки и сроки обучения персонала. В каждом случае были какие-то задержки. В частности, осенью Кириленко сообщила Бойничу, что компания, с которой заключены государственные контракты, испытывает финансовые трудности, связанные с покупкой тех приборов, которые Карелия закупила для своих медучреждений, потому что производитель требует 100-процентную предоплату. Поэтому Кириленко попросила Бойнича оказать преференции фирме и оплатить оборудование не в соответствии с госконтрактами. В документах было прописано, что оборудование оплачивается по факту. То есть, его должны были доставить, установить, проверить и научить персонал пользоваться. Но Бойнич согласился оплатить «заранее», предварительно выяснив, смогут ли они в конечном счете получить оборудование по контракту. Осенью Бойнич обсуждал со своей заместительницей возможность поэтапной оплаты. Поэтому сторона обвинения пришла к выводу, что Бойнич нарушил закон, начав перечислять деньги фирме, нарушившей условия контракта. Кроме того, следствие считало, что Бойнич знал, что в документах о приемке оборудования стоят подложные даты, что в суде не подтвердилось.

Согласно предъявленному обвинению, до 1 мая 2009 года Бойнич не предпринимал меры по взысканию неустойки или расторжению контрактов. Но 12 ноября 2008 года в адрес ООО «Медика» было направлено уведомление о наложении штрафных санкций в виде неустойки за нарушение договорных условий. Дело даже было рассмотрено в Арбитраже, который признал обоснованность штрафов, но снизил их размеры.

«Суд полагает необоснованным предъявление Бойничу обвинение в том, что им не предприняты меры к расторжению контракта. В действительности есть существенные нарушения поставщиком условий контракта. Заказчик мог инициировать расторжение контракта. Вместе с тем, по показаниям свидетеля Алымова, которому суд не имеет оснований не доверять, томографы – это дорогостоящие приборы, которые производятся под нужды заказчика, в определенной заказчиком комплектации в течение двух-трех месяцев. В связи с окончанием года, когда должна была быть реализована целевая программа, заказчиком были установлены очень сжатые сроки», – сказала судья Ольга Пальчун.

Кроме того, выяснилось, что ко времени поставки оборудования в некоторых медучреждениях Карелии не было специалистов для обучения и работы с ними.

Суд в итоге из всего обвинения оставил только статью «по злоупотреблению». Ущерб не признан, превышение не доказано. А потому по сути предъявленного обвинения – 1 год условно.

Бойнич и адвокаты не скрывали радости, сказали, что, скорее всего, будут оспаривать и сегодняшнее решение в Верховном суде Карелии. С вероятностью в 100% можно сказать, что и прокуратура будет подавать апелляционную жалобу. Так что данное дело Бойнича переходит в следующую инстанцию. А нам остается ждать, чем закончатся обвинения по тем же статьям, но уже в деле о закупках лекарственных средств.

Борис Романов

Комментарии

Гость

Аналитика

11.12.2017 12:03
Обществоведение
Адвокаты экс-главы Карелии и бывшего директора музея "Кижи" Андрея Нелидова подозревают, что их подопечный стал жертвой разработки спецслужб.
08.12.2017 14:53

Чтиво

07.12.2017 11:20
Личное мнение
В чем заключается мудрость принятого МОК решения об отстранении России от Олимпиады из-за допинга? Мнение Олега Реута.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?