ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Обществоведение
15:15, 23 Декабря 2015

"Если мы сейчас сдадимся, завтра нас уничтожат"

Дальнобойщики Карелии не собираются прекращать забастовку. Новый год они поедут встречать в подмосковные Химки. Вместе с другими грузоперевозчиками, разбившими там "лагерь протеста", они будут требовать отмены "Платона". "Власти бросили нам вызов. Если мы сейчас сдадимся и отступим, завтра нас просто уничтожат", - говорят водители.

Уже более месяца карельские дальнобойщики не выходят в рейсы в знак протеста против введения системы "Платон".  Вместе с коммунистами они провели в Петрозаводске несколько пикетов и митингов, а на днях вернулись из подмосковного города Химки, где поучаствовали во всероссийской акции.

Взимание платы за проезд грузовиков по федеральным автодорогам – это третий по счету налог, которым государство пытается обложить перевозчиков – они платят акциз, транспортный налог, а теперь еще и "налог Ротенберга" (так дальнобойщики прозвали новую систему). В Карелии многие грузоперевозчики регистрироваться в системе "Платон" отказались и теперь бастуют вместе с водителями из других регионов.

"Платон" окончательно загубит наш бизнес, нам будет нечем кормить семьи, мы останемся безработными и без средств к существованию. Да еще и с кредитами. И таких как мы – десятки тысяч по России. По телевизору реальную ситуацию скрывают: или молчат, или поливают нас грязью. Между тем, положение сейчас критическое – волна протеста идет по всей стране, и мы не остановимся, пока власти нас не услышат".

Фото: vk.com/club107536993

Обо всем этом карельские дальнобойщики рассказали, придя в редакцию "Столицы на Онего". В инициативную группу протестующих входят несколько человек – Сергей Падалка, Артем Федоров и Иван Лутай, с ними мы и поговорили о том, что реально происходит в связи с акцией протеста и каковы масштабы "Антиплатона".

 

"Там реально страшно"

- Вы, как я понимаю, недавно вернулись из Москвы, где участвовали во всероссийской акции протеста. В сети пишут о том, что сотрудники ДПС не пускают дальнобойщиков в Химки, разворачивают фуры, и даже случаи задержания были. Как вы прошли этот заслон, и что там сейчас творится в "лагере протеста"?

Артем Федоров: Мы впятером ездили в Москву, хотели увидеть, что там происходит своими глазами, потому что информация идет очень разная. Там сейчас на севере Москвы разбит лагерь в Химках, а на юге - на Каширском шоссе. И еще один новый лагерь сейчас формируется в Котельниках. Мы были только в Химках и на Каширке. Ездили туда на легковых машинах, так как на грузовых смысла нет, – никого не пускают.

В "лагере протеста" в Химках

То, что говорят, якобы в Химках всего 15 машин стоят, и это какие-то "серые перевозчики" – это все ложь. Там стоят только те фуры, которые успели зайти на стоянку. Потом это место перекрыли машинами ДПС. Сейчас они еще поставили временные знаки по нагрузке на ось, соответственно, ни один грузовик туда уже не может проехать. Легковым машинам они не могут запретить въезжать, так как там большой торговый центр.

На Каширском шоссе стояло порядка 40 машин, они туда успели заехать, так как там стоянка частная и платная. Инспекторы ничего с ними не могут сделать. Экипажи ДПС стоят по периметру везде, и в Химках, и на Каширском шоссе.

Реально там сейчас сотни, если не тысячи дальнобойщиков, которые постоянно меняются: одни приехали, другие уехали. В основном, по нескольку представителей от каждого региона. Там сейчас вся Россия представлена. Это делается для того, чтобы была координация действий и достоверная информация об акции протеста. Люди стоят от каждого региона, и в свой регион передают сообщения. Чтобы информация не через СМИ шла, где 90% - это неправда, - а была достоверной. Когда человек там на месте дежурит, и ты его лично знаешь, ты уверен, что информация – объективная.

Иван Лутай: На самом деле там очень сложная обстановка. Там реально страшно. Телефоны глушат, интернета нет. Милиционеры в гражданских машинах оцепили лагерь, стоят, наблюдают. ОМОН тоже стоит. И грузовики-эвакуаторы наготове, постоянно караулят. Любой повод, любое нарушение, и все – с землей сравняют! Только этого и ждут.

- Правда, что неравнодушные москвичи помогают бастующим дальнобойщикам?

Иван Лутай: Правда. От москвичей я, если честно, в шоке, никогда не думал, что они такие. Очень отзывчивые люди.  Бабушка приходит, приносит где-то собранные деньги, кастрюлю борща, письма с пожеланиями "Держитесь, ребята!".  Еще там собирали деньги дальнобойщику, которому стало плохо в Химках. Сейчас собираются средства на всех пострадавших во время забастовки. Там один человек простыл, ноги отморозил, у него диабет, пошла гангрена. Жена приехала, его в реанимацию увезли.

- Существует ли какой-то единый центр у этой акции протеста, или это все стихийно происходит?

Артем Федоров: Как такового единого центра у акции протеста нет. Есть сарафанное радио. И представители от регионов специально сидят в Химках и на Каширском шоссе, чтобы доносить правдивую информацию, что, где и как. Координации как таковой нет, хотя есть люди, которые вызвались быть лидерами движения дальнобойщиков. И сейчас у нас идет процесс объединения регионов. Но надо понимать, что это не для того, чтобы ударить единым фронтом по Москве. А чтобы организоваться в общероссийский профсоюз и законными методами влиять на власть, доносить до власти нашу позицию. У нас было несколько различных организаций, небольшой профсоюз, которому уже 17 лет, есть еще ассоциация дальнобойщиков. И сейчас представители этих организаций общаются с властями.

- Понятно, что основное требование – это отмена "Платона", то есть чисто экономические претензии к власти  озвучивают дальнобойщики.  Однако вашу акцию все равно считают политической. Были со стороны оппозиции попытки присоединиться или даже возглавить протест?

Иван Лутай:  У нас нет политических требований. У нас требования чисто экономические – отмена "Платона" и транспортного налога. Но там, в Москве действительно есть куча желающих увести дальнобойщиков в политическое русло. Там даже специальные провокаторы работают. А мы никаких революций не хотим.

- Почему тогда сотрудничаете с КПРФ, проводите совместные акции?

Сергей Падалка: Коммунисты первые вышли в Госдуму с предложением ввести мораторий на систему "Платон". Единая Россия этот законопроект заблокировала, но все равно поддержка нас со стороны КПРФ была и есть. И поэтому мы здесь в Карелии тоже пришли к коммунистам, чтобы бороться вместе. Мы провели несколько совместных акций, огромную поддержку нам оказывает депутат Госдумы Борис Кашин.

 

"Ни один дальнобойщик не верит, что эти деньги пойдут на дороги!"

- Недавно по государственному телеканалу показали передачу "Честный детектив", в которой рассказывалось, что протестующие дальнобойщики – это те, кого лишили возможности участвовать в "серых схемах". То есть, что это всего лишь кучка, извините, мошенников, которых система "Платон"  выведет из тени.  Вы наверняка смотрели. Где же правда?

Сергей Падалка: Центральные СМИ умалчивают правду, а если и говорят что-то, то представляют дальнобойщиков в негативном свете. Мы якобы возим паленую водку в Осетии, неучтенный лес в Иркутске, санкционные продукты и т.д.  В ответ я бы посоветовал руководству нашей страны открыть федеральные "Правила перевозок" и найти там хоть одно слово о том, что водитель должен контролировать, чистый он груз везет, или нет. Я плачу налоги правоохранительным органам, силовым структурам, каждый из нас платит им зарплату, чтобы они контролировали эту сферу и выполняли свою работу.

Что касается "серых схем", то заверяю вас - ни один уважающий себя грузоперевозчик не повезет левый груз, потому что если поймают, у тебя арестуют машину! Мы даже не беремся за ценные грузы, если нам страховку не предоставляют. Я, например, никогда не возьмусь везти элитный алкоголь за 17 миллионов рублей, если он не застрахован.

Сергей Падалка

Артем Федоров: Сначала нас стали обвинять в том, что мы - разрушители дорог. Почему-то до 15 ноября 2015 года мы не были разрушителями, потом стали. Теперь, оказывается, мы все еще и в "серых схемах" участвуем. Но это тоже неправда. Мы все платим налоги. Мы не можем их не платить! Ко мне тогда придет налоговая инспекция. Если я не заплачу акциз, я не заправлю машину и никуда не поеду. Как я могу не платить? Я плачу! Как все!  Мы зарегистрированы в налоговой, берем грузы только согласно заявке, выставляем счета, деньги получаем только на расчетный счет. В нашей сфере вообще нет налички. И мы все зарегистрированы как индивидуальные предприниматели.

- Ваши оппоненты говорят: да чего эти дальнобойщики встали на дыбы, взяли бы, "вбили" этот "Платон" в стоимость своих услуг, и делу конец…

Сергей Падалка: Что значит "вбили"?! Я плачу транспортный налог, акциз, плачу налоги как индивидуальный предприниматель, владельцы большегрузных иномарок  платят еще лицензионный сбор. А сейчас меня хотят заставить платить еще и налог Ротенбергу. Ребята, а вам не кажется, что многовато? Если взять в среднем по году, то с одной единицы транспорта мы с учетом "Платона" заплатим 600 тысяч рублей налогов. Без "Платона" – порядка 300 тысяч рублей. То есть эта система практически в два раза увеличивает нагрузку на нас, перевозчиков.

И вопрос сегодня стоит принципиальный:  выживут грузоперевозчики, или нет. За что мы, собственно, боремся? Первое, мы уже даже не говорим, что не готовы платить. Мы хотим знать, за что платить!  Сейчас с нас хотят взять деньги за нормальные дороги, которых в России фактически нет!  Их нет!  Второе. Хотите ввести "Платон"? Хорошо! Снимите тогда акциз и транспортный налог. Мы будем платить за  "Платон". Но, опять же, когда сделают дороги. И третье. Почему мы должны платить 10,6 миллиардов в год  за обслуживание этой системы какому-то господину Ротенбергу?! Если бы это была государственная компания или даже налоговая инспекция, волнений было бы намного меньше.

То есть, почему мы принципиально против "Платона"? Потому что эта система  непрозрачная и экономически не выгодна нашему государству. Такое ощущение, что она нацелена только на то, чтобы убить какую-то часть перевозчиков. По прогнозам нашей ассоциации, это порядка 450 тысяч машин. Экономисты подсчитали, что транспортное средство за год приносит бюджету миллион рублей. Своими налогами, и тем, что я на трассе оставляю, когда иду в кафе, покупаю запчасти и т.д. Если мы сейчас убьем, пусть даже 200 тысяч транспортных средств, которые из-за "Платона" не смогут выйти на трассу, это будет 200 миллиардов убытков для бюджета! И 200 тысяч безработных, которые встанут на биржу и будут просить пособие.

Артем Федоров: Когда вводили акциз, государство обещало нам, что отменит транспортный налог.  Тогда тоже едва не дошло до массовых забастовок, но наше правительство сказало:  ребята, мы будем постепенно снижать транспортный налог и постепенно сведем его к нулю. Хорошо, поверили. И что? Транспортный налог в итоге никто не отменил и даже снижать не пытался.  Людей просто обманули. Они посмотрели: ага, перевозчики схавали, давайте-ка им еще что-нибудь вкрутим! И вкрутили!  А когда у человека отнимают последнее, он уже не будет терпеть! У него все отняли, ему терять нечего! Нас загнали в угол!

Артем Федоров

Может показаться, что мы просто стали неугодны и не нужны нашему государству. Помните, в 2004 году государство отменило лицензирование грузоперевозок и сказало: ребята, покупайте машины и работайте! Люди начали активно развивать эту отрасль, стали самодостаточными. Мы ведь ничего не просили у государства. Но так как у нас сейчас кризис в стране, власть решила, что слишком много транспортных средств. Переизбыток надо как-то убирать, вот и придумали "Платон".  Я думаю, что только из-за этого. Ни один дальнобойщик сегодня не верит, что эти деньги пойдут на дороги!

Иван Лутай:  Мы никто в "Платоне" не зарегистрировались. И не ездим уже месяц. При этом никто во власти не подсчитал, сколько сейчас фур по всей России стоит, и сколько не собирается акцизного налога. С введением "Платона" государство потеряло в разы больше, чем надеялось получить. Ведь оно не продало нам топливо.

Иван Лутай

 

"У нас в стране все везется на фурах! Абсолютно все!"

- Как вы считаете, введение "Платона" и ваша забастовка приведут к тому, что цены подскочат? Прежде всего, на продукты?

Сергей Падалка:  Так они уже подскочили. И именно из-за этого. Я работаю в сфере грузоперевозок с 2002 года. У меня три рефрижератора. Я вожу продукты питания. Очень долго, уже на протяжении многих лет обслуживаю "Ленту". То есть каждая крупинка сахара, которую вы покупаете в "Ленте", привезена моими машинами.

И то, что сегодня говорит Минтранс, будто бы из всех грузовиков только 8% занимаются перевозками продуктов питания, это наглая ложь. Они предоставляют усредненные данные десятилетней давности. Но есть ассоциации, которые ведут эту статистику. Правдивая информация – 26% большегрузных транспортных средств занимаются перевозкой продуктов питания. Вот и подумайте, насколько у нас подорожают продукты, если 26% всего парка, где 2 миллиона транспортных средств, занимаются продуктами.

Совместный митинг дальнобойщиков и карельских коммунистов

У нас в стране все везется на фурах! Абсолютно все! Все продукты. По железной дороге – только крупа и сахар. Все! Ни один скоропортящийся продукт по железной дороге не везут. Потому что это очень дорого и очень долго.

Вот нам говорят, а что вы паритесь, ну, "вбейте" этот "Платон " в услугу, и живите спокойно. Но мы так не можем. И мы понимаем, что аппетит приходит во время еды. Если мы дадим власти слабину сейчас, нас потом задушат этим "Платоном".

Иван Лутай: И не нужно забывать, что мы сами - потребители. Мы же сами потом пойдем в магазин и там заплатим ту же разницу. И старики наши за хлебом пойдут!

 

"Мы будем бороться до конца!"

- Вы уже месяц бастуете. Не пришел момент разочарования? Ведь, похоже, никто не спешит отменять "Платон". Президент уже подписал соответствующий закон – система все равно будет введена.

Сергей Падалка:  Да, мы уже месяц бастуем. Могу сказать, что разочарования нет. Потому что движения-то какие-то идут. Когда в сентябре-октябре впервые ввели "Платон", ставки были совсем другие!  Когда вся Россия встала на предупредительную акцию протеста и пошла волна, ставки снизили, причем ощутимо. Перевозчики от своих требований не отказались. Государство снизило штрафы. Волна все равно пошла дальше. Сейчас решается вопрос по постоплате: сначала едешь, потом платишь. То есть нельзя сказать, что ничего не добились. Именно поэтому борьба будет продолжаться.

- Что вы собираетесь делать дальше?

Артем Федоров:  Мы будем бороться до конца. Тут без вариантов.  Если мы сдадимся, нас просто не будет, нас уничтожат. Не сейчас, так через год, через два. Есть дальнобойщики, которые сейчас носятся по трассе и пытаются заработать на сегодняшний день. Но это не выход. Они не понимают, что вызов брошен. И если мы проиграем, уничтожат всех, и не только тех, кто стоит в Химках.

Иван Лутай: Настроения на Новый год нет никакого. У меня масло в машине течет, я ее  отремонтирую и поеду обратно в Химки. Надо всем собираться и ехать туда. Потому что дома, сидя на диване, мы ничего не получим.  Дети на Новый год без праздника остаются… И никого это не волнует!  Они ждут, что мы до Нового года дотерпим, а потом – сольемся. Так мы не сольемся!

Дальнобойщики съехались в Москву со всей России

Наталья Захарчук

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Чтиво

15.12.2017 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?