ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Тема недели
00:00, 02 Февраля 2004

Сдаётся тайга

В Карелии началось перераспределение основного богатства региона. В правительстве республики надеются найти эффективных лесопользователей.
Нынешний год может стать определяющим в судьбе большинства традиционных лесопользователей Карелии. У них истекает срок лесной аренды, а выделять лесфонд республиканские власти намерены только по конкурсу. Одним из главных его условий является наличие у потенциального арендатора производственных мощностей по глубокой переработке древесины. Кроме того, претендент на лесные ресурсы должен иметь устойчивое финансовое положение и пройти обязательную регистрацию в налоговых органах на территории региона.

Для половины карельских леспромхозов эти условия практически невыполнимы. Ориентированные ещё с советских времён на примитивную заготовку древесины и не имеющие в силу своей убыточности оборотных средств на техническое перевооружение многие предприятия просто не способны конкурировать в борьбе за лес. Прогноз очевиден: республику ждёт лесной передел.



“Революция” в лесу


Глава Карелии Сергей Катанандов неоднократно подчёркивал, что лес является основным богатством республики и должен приносить ей больше доходов. В настоящее время на долю лесопромышленного комплекса приходится 46 процентов валового регионального продукта, однако в формировании карельского бюджета эта доля составляет всего 10 процентов.

Разумеется, такое положение дел не могло устраивать республиканское руководство, и в прошлом году правительство Карелии разработало программу действий по совершенствованию управления ЛПК. По словам одного из её авторов, вице-премьера Юрия Пономарёва, документ направлен на повышение эффективности ЛПК как базовой отрасли карельской экономики и во многом носит революционный характер.

Среди мер, предусмотренных программой - создание в течение ближайших полутора лет региональной вертикально интегрированной структуры на базе независимых пока от внешнего капитала Сегежского и Кондопожского ЦБК и акционерного холдинга “Кареллеспром”, контрольный пакет которого находится в руках республиканских властей. Как считает Юрий Пономарёв, этот шаг должен защитить стратегические предприятия Карелии от поглощения их отечественными и международными финансово-промышленными группами. К тому же, объединение двух целлюлозно-бумажных комбинатов и крупнейшей лесозаготовительной компании республики будет способствовать более эффективному и комплексному использованию местного лесфонда, поскольку Сегежский ЦБК потребляет в основном сосновую древесину, Кондопожский – еловую, а “Кареллеспром” является ведущим оператором на сырьевом рынке региона.

Правительственная программа предполагает также передачу в доверительное управление холдингу “Кареллеспром” акции 10 леспромхозов и других предприятий ЛПК, находящиеся в республиканской собственности. Тем самым карельские власти рассчитывают превратить компанию в "проводника государственной политики в лесной сфере". В правительстве надеются, что успешная хозяйственная деятельность "Кареллеспрома" поможет развитию депрессивных районов республики, традиционно ориентированных на заготовку древесины.

Однако едва ли не самым значимым положением программы стали условия получения карельского леса в долгосрочную аренду по конкурсу. По сути, документ поставил крест на дальнейшем экспорте из республики древесного сырья, объемы которого составляют сейчас около 2,5 млн. кубометров в год. Получить в Карелии лесной участок на длительный срок теперь можно лишь имея собственную лесопереработку.

Арендатору придётся участвовать и в решении социальных проблем лесных посёлков. Победитель конкурса обязан поставлять дрова местной администрации и отчислять на её счёт денежные средства в размере 10 процентов попённой платы.

Леспромхозы создавались в СССР как временные поселения, которые должны были закрываться по мере освоения сырьевой базы. Но людям пришлось жить в лесных поселках на протяжении нескольких десятилетий. Теперь их дома разваливаются, а построить новое жильё большинство лесозаготовителей не в состоянии из-за низкого уровня зарплаты. У людей нет денег даже на дрова. Социальные проблемы огромны, и если мы их не решим, лесная отрасль просто не сможет развиваться”, - пояснил Юрий Пономарёв, - Конечно, мы обременяем арендаторов дополнительной нагрузкой, но в конечном итоге их доходы с лихвой покроют социальные затраты”.

Кроме того, авторы программы уверены, что передача лесов в долгосрочную аренду будет стимулировать строительство лесных дорог и освоение труднодоступных участков лесфонда. В настоящее время карельские лесозаготовители вынуждены вывозить около 60 процентов древесины по “зимнику”, поскольку летом попасть на многие делянки практически невозможно. Из-за бездорожья в республике ежегодно остаются неосвоенными почти 3 миллиона кубометров древесины или треть расчётной лесосеки.

Первая схватка


Как считают в карельском правительстве, борьба за лесные ресурсы региона будет достаточно жесткой. Это продемонстрировали первые конкурсы, состоявшиеся в республике в прошлом году. По их результатам в долгосрочную аренду были переданы 1,8 миллиона кубометров леса, что составляет примерно пятую часть расчётной лесосеки Карелии. Победителями конкурсов стали несколько крупных лесопромышленных предприятий республики - "Запкареллес", “Шуялес”, "Медвежьегорский леспромхоз" и “Юшкозерский леспромхоз”, а также молодая компания "Cведвуд-Карелия", созданная шведским концерном Swedwood для реализации проекта строительства лесопильного завода в Калевальском районе. По оценке председателя госкомитета Карелии по лесному и горнопромышленному комплексам Владимира Юрьева, передача леса в долгосрочную аренду этим предприятиям позволит ежегодно получать в бюджет до 700 миллионов рублей.

Казалось бы, республиканским властям нужно торжествовать по поводу успешного начала реализации их программы, но, как выяснилось, первый блин едва не вышел комом. Буквально накануне принятия решения о выделении лесфонда в Калевальском районе, на который претендовали “Сведвуд-Карелия” и “Юшкозерский леспромхоз”, в посёлке Юшкозеро прошел митинг протеста местных лесозаготовителей против планов шведов арендовать карельский лес. Рабочие леспромхоза всерьёз опасались, что появление в районе иностранцев приведёт к закрытию их предприятия, и грозились даже поджечь технику “варягов”, если те начнут заготовку древесины. При этом, участники акции подчёркивали, что “Юшкозерский леспромхоз” является традиционным лесопользователем Карелии, и правительству республики необходимо считаться с интересами местного населения.

По мнению Владимира Юрьева, инцидент в Калевальском районе был организован московскими хозяевами леспромхоза из ЗАО “Рострабанк”, которые пытались таким образом оказать влияние на конкурсную комиссию. “Нынешние владельцы лесозаготовительных предприятий бессовестно пользуются понятием “традиционный лесопользователь”, которое во многом себя уже изжило. У леспромхозов уже неоднократно менялись собственники, и всякий раз они действовали в своих личных интересах, которые никак не сочетались с интересами республики и местного населения”, - сказал председатель комитета по лесному и горнопромышленному комплексу.

Как бы там ни было, республиканским властям пришлось выделять лес обоим претендентам. Причем, в правительстве даже закрыли глаза на то, что “Юшкозерский леспромхоз” работал более или менее стабильно только в прошлом году, а ранее предприятие лихорадило, как большинство карельских леспромхозов. Это не совсем соответствовало одному из основных условий конкурса, согласно которому потенциальный арендатор должен вести безубыточную хозяйственную деятельность на протяжении последних трёх лет. Но накал страстей нужно было остудить.

Иностранцев – в глухомань


По мнению ряда экспертов, зарубежные компании – в первую очередь из Финляндии и Швеции – могут стать основными конкурентами карельских лесозаготовителей в борьбе за лес. Республиканские власти допустили иностранцев к участию в конкурсах, что заметно повысило инвестиционную привлекательность региона. Возможностью арендовать карельский лес уже воспользовался упомянутый выше концерн Swedwood, и по некоторым сведениям, к конкурсу готовится также финско-шведская промышленная группа Stora Enso, построившая в прошлом году крупный лесопильный завод в Приладожье. Помимо соседей по Северной Европе интерес к аренде карельского леса проявили фирмы из Германии, Испании и даже Китая.

Республика для них - это не только источник сырья, но и плацдарм для экспансии на огромный российский рынок. Отечественные аналитики видят в этом проявление глобальной тенденции на перенос производственных активов ведущих компаний мира в страны с развивающейся экономикой, к которым относится и Россия.

Однако существует одно обстоятельство, которое заставляет финнов и шведов действовать более решительно. В ближайшие годы целлюлозно-бумажную и мебельную промышленность Скандинавии ожидает дефицит лесного сырья. Увеличение в 2004 году вывозных таможенных пошлин на необработанные лесоматериалы в России приведет к сокращению экспорта "кругляка". В такой ситуации финские и шведские компании будут вынуждены размещать свое лесопильное производство на соседней территории, где имеются значительные лесные ресурсы. И вот здесь-то их интересы неизбежно пересекутся с интересами местных лесопромышленников.

Как считает генеральный директор Сегежского ЦБК Василий Преминин, предприятиям лесного комплекса Карелии будет крайне сложно конкурировать с иностранцами в борьбе за сырье, если финансовые возможности претендентов станут в ней решающим аргументом. “Наш “традиционный лесопользователь” лишь на первый взгляд работает неэффективно и серьезной конкуренции иноземному инвестору составить не может. В силу cвоей “традиционности” местные лесозаготовители решают множество жизненно важных проблем: содержат дороги, тратятся на лесовосстановление, несут социальную нагрузку и т.д. Но ведь они не сами взвалили на себя эту ношу! Тогда нужно условиться: или государство все эти неявные налоги учитывает в конкурсах, или освобождает от них, и тогда можно реально спросить, насколько эффективен “традиционный лесопользователь”. Если все сосчитать, то может оказаться, что наш лесопользователь вполне конкурентоспособен в состязании с другими участниками конкурсов, если конечно его соперники готовы взять на свои плечи все эти дополнительные нагрузки”, - заметил Василий Преминин.

Примечательно, что на одной из пресс-конференций гендиректор Сегежского ЦБК предложил передавать иностранным арендаторам преимущественно труднодоступные участки лесфонда с тем, чтобы зарубежный капитал способствовал развитию в республике лесных дорог и другой инфраструктуры. Пока же иностранцы предпочитают размещать свои лесопромышленные предприятия вблизи российско-финляндской границы, где у них практически не возникает транспортных проблем.

Всеобщая интеграция


Как признают республиканские власти, большая часть леспромхозов Карелии сегодня нерентабельна. Исключение составляют лишь крупные предприятия, располагающие собственной переработкой, и приграничные хозяйства, ориентированные на экспорт. “Заниматься только заготовкой древесины невыгодно: предприятия несут большие издержки, связанные с приобретением машин, тракторов, топлива и запчастей, а также с оплатой электроэнергии и других услуг естественных монополий, которые не покрывают доходы от реализации сырья. Леспромхозам приходится буквально сводить концы с концами. Только при объединении заготовки и переработки появляется добавленная стоимость, которую можно направить на развитие предприятий. Создание подобных интегрированных структур позволит быстро развивать и лесозаготовку, и деревообработку. У крупных объединений значительно больше финансовых возможностей, а в случае недостатка средств они вполне смогут рассчитывать на кредиты для приобретения новой техники или переоборудования деревообрабатывающего производства”, - сказал вице-премьер Карелии Юрий Пономарев.

В этой связи вице-премьер видит будущее отрасли в объединении лесозаготовительных и лесоперерабатывающих предприятий в лесопромышленные холдинги, способные достойно конкурировать в борьбе за лес. По такому пути уже пошел Сегежский ЦБК, который приобрел контрольные пакеты акций нескольких леспромхозов на севере республики. Деятельность этих предприятий также убыточна, но их убытки покрывает комбинат, поэтому участвовать в конкурсе за право аренды лесфонда леспромхозов будут не сами лесозаготовители, а их собственник.

Впрочем, генеральный директор Сегежского ЦБК Василий Преминин убеждён, что даже его предприятию получить необходимый объем лесных ресурсов будет крайне затруднительно. По оценке Преминина, для стабильного развития комбината ему нужно арендовать весь лес в радиусе 300 км от Сегежи. Только в этом случае ЦБК сохранит позиции одного из крупнейших в мире производителей мешочной бумаги и сможет выполнить амбициозный план модернизации и увеличения собственного производства в 2,5 раза, под который ему была открыта в прошлом году кредитная линия Сбербанка на 410 миллионов евро.

Однако в правительстве Карелии не намерены создавать “тепличные” условия для какого-либо одного предприятия ЛПК в ущерб остальным, даже, несмотря на то, что продукция целлюлозно-бумажной промышленности является основным экспортным товаром региона. “Мы считаем, что это нецелесообразно с точки зрения экономической безопасности республики. Целлюлозно-бумажная промышленность развивается циклично. Длина каждого цикла составляет примерно 3-5 лет, и за периодом взлета неизбежно следует период провала, иногда довольно глубокого. Если мы cтанем ориентироваться только на производство бумаги, эти провалы будут крайне негативно отражаться на нашей экономике”, - объяснил позицию карельского правительства вице-премьер Юрий Пономарёв.

По его мнению, решение сырьевой проблемы целлюлозно-бумажных комбинатов заключается в их скорейшей интеграции с “Кареллеспромом”, как это было предусмотрено республиканской программой действий по совершенствованию управления ЛПК. Минувшим летом стороны подписали меморандум об объединении, но с тех пор новых шагов в этом направлении предпринято не было.

Призрак “толстосума”


Как утверждает Юрий Пономарев, начало реализации правительственной программы уже привело к снижению экспорта из Карелии “круглого” леса на 7 процентов. При этом переработка древесины увеличилась в регионе на 10 процентов. Таких темпов роста деревообрабатывающей отрасли в прошлом году не было ни в одном из “лесных” субъектов федерации.

Однако в планы республиканских властей могут быть внесены серьезные коррективы. В ближайшее время федеральное правительство планирует обсудить новый вариант Лесного кодекса страны. В документе, подготовленном министерством экономического развития РФ, приоритет в распределении лесных ресурсов отдан аукционам, что, по словам вице-премьера Карелии Юрия Пономарева, нанесет серьезный удар по развитию ЛПК.

“В Москве не учитывают ситуацию в регионах. Лесная отрасль сейчас - самая отсталая в отечественной промышленности именно в силу огромной социальной нагрузки, которая лежит на предприятиях ЛПК. К сожалению, в проекте нового Лесного кодекса эти вопросы совершенно неучтены”, - сказал Юрий Пономарев, - “В случае принятия проекта Минэкономразвития леса получит тот, кто больше заплатит денег. В этой связи велика вероятность, что “толстосумы” попросту скупят лес, как это произошло с нефтью, и им совершенно не будет дела до социальной сферы лесных поселков”.

Московские веяния вынуждают карельские власти торопиться. В правительстве республики уже заявили, что большая часть конкурсов пройдет в ближайшие месяцы, до истечения срока прежней аренды. Похоже, здесь всерьез опасаются призрака “толстосума”.

Валерий Поташов

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Чтиво

15.12.2017 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?