ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Тема недели
00:00, 15 Марта 2004

ИТОГО…

Как голосовала Карелия.
В понедельник с утра депутаты ЗС, отложив все дела, решали наиважнейший вопрос, - посылать Путину поздравительную телеграмму от карельского парламента, или нет. Александр Палыч Лукин говорил: «Да, ну! Будет, как слону дробина». Мрыхин и Левин с ним не соглашались: «А почему бы ни послать!? Каждому приятно!» В итоге решили – послать обязательно, и тут же отдали отмашку срочно составить текст. Так с легкой руки парламентариев Карелия присоединилась к общему поздравительному гулу всех неравнодушных к победе президента. И – по праву. Республика на выборах не ударила лицом в грязь и еще раз подтвердила имидж «благополучного региона». Общая явка составила 56,45 процентов. Свои голоса за Владимира Путина отдали 74, 14 процентов избирателей, больше, чем в среднем по стране.



Кому не спится в ночь глухую


Участки закрылись, как положено, в восемь. Уже к девяти часам вечера в карельский Центризбирком начал потихоньку стекаться народ, - журналисты, штабисты, доверенные лица кандидатов. За час до этого стали известны показатели явки по республике. К десяти обещали первые данные об итогах голосования. Дефицита мест в конференц-зале ЦИКа даже к полуночи не было. Традиционного выборного ожидания - с дрожью в коленках и неровным дыханием в спину соседа – нет, как нет. Ни людей лишних, ни толкотни, ни телефонных звонков. Все – на редкость спокойно, и даже скучно. Предсказуемость результата начисто лишила острых переживаний всех тех, кому в такую ночь по статусу положено волноваться.

Интерес к ходу голосования с самого начала проявили только карельские «глазьевцы» в лице Олега Васильева, лидера местного отделения Социалистической единой партии и Татьяны Соколовой, представителя Олега Малышкина. Они всю ночь, дежуря в Центризбиркоме, с неподдельной тревогой всматривались в меняющиеся каждое мгновенье строчки на большом мониторе. Ближе к полуночи в ЦИК заглянул председатель карельского отделения Партии Жизни Владимир Лаврентьев. Посмотрел на цифры, что напротив Миронова – и тут же ушел. Глава штаба Путина в Карелии Виктор Давыдов предпочитал звонить по телефону. Не спать ночью из-за выборов президента штабистам в этот раз совсем не хотелось. С вечера глазницы окон офиса ЛДПР, что на проспекте Ленина, были пусты. В покинутой партийцами штаб-квартире «Единой России» на Дзержинского не дремал только сторож. Отдельные огоньки мелькали в здании правительства, там, где бдели президентский полпред Валентин Шмыков и начштаба Путина Виктор Давыдов.

Итоги голосования подвели быстро. Карелия отказалась от участия в эксперименте с электронными урнами, поэтому подсчет везде велся вручную («В этих электронных ящиках погрешность – 1 процент, все равно потом пересчитывать!» - отмахнулся от технического прогресса Александр Истомин). Еще до полуночи картина была абсолютно ясна.

Лекарство от скуки


В день голосования с утра было очевидно, что искусственно «натягивать» явку в Карелии не придется. Петрозаводчане текли на избирательные участки нескончаемым потоком, не говоря уже о жителях глубинки, где выборы – главное развлечение выходного дня. К двум часам пополудни явка по Карелии составляла чуть более 34 процентов избирателей (пик активности). К 16 00 проголосовало уже 43 процента. Пятидесятипроцентный барьер республика преодолела к 18 00. В итоге участие в президентских выборах приняли 56, 45 процентов избирателей, что выше показателя думских выборов (в декабре на участках побывало 52,77 процентов голосующих).

Конечно, Карелии не удалось добиться среднероссийской явки (65 процентов), а тем более - приблизиться, к Башкирии (89 процентов) или Татарстану. Даже традиционно вялый на выборах Питер выбился вперед – 57,5 процентов явки (да и как иначе, - нельзя же не прийти порадеть за земляка). Однако получившегося результата вполне достаточно для непопадания нашего губернатора в «черный список», а для исполнительной власти республики это – главное.

Неудивительно, что рекордсменами по явке стали три самых депрессивных района Карелии – Калевальский (70 процентов), Беломорский (62,8 процентов), Муезерский (61,26 процентов). Неожиданно высокой оказалась активность избирателей в Костомукше (обычно этот город ходит на выборы неохотно). Самая низкая явка была зарегистрирована в Прионежье (51,36 процентов) и Кеми (52,72 процентов).

В Петрозаводске желание некоторых избирателей попасть к урнам для голосования доходило до предельных границ. В середине дня в Центризбирком позвонил малоимущий без определенного места жительства и потребовал выдать ему 6 рублей на проезд в троллейбусе до избирательного участка № 105 (этот «специализированный» пункт для приема голосов от лиц без прописки и переселенцев находился в Державинском лицее на улице Чернышевского). Выдать деньги бомжу отказались, поэтому судьба его голоса осталась неизвестной. А вот полторы сотни его товарищей – бомжей и переселенцев без прописки смогли-таки добраться до «105 километра» (так прозвали этот избирательный участок в Центризбиркоме) и бросить бюллетени в урны.

Кстати, стало известно, что сама процедура голосования на этом «специализированном» участке еще за сутки находилась под угрозой срыва. Узнав из газет, что в школу на выборы придут лица БОМЖ, администрация потребовала переноса участка из спортивного зала в рекреацию. В противном случае, - обещала отказать в аренде площадей вовсе. Двигали ею, прежде всего, гигиенические соображения и боязнь за здоровье учащихся. Центризбиркому пришлось пойти навстречу директору Державинского лицея, - выборы проводились только на первом этаже.

Есть повод выпить за…


Итоги голосования в Карелии замечательны по нескольким причинам. Во-первых, республика проголосовала за Путина лучше, чем в среднем по России, и лучше, чем четыре года назад (это общефедеральная тенденция). Сейчас у нас – 74, 14 процентов, в России – 71,2 процентов. Это – безусловный плюс, который зачтется в копилку местной власти. Нашлись и у нас территории, где процент голосов, отданных за действующего президента, до неприличия высок. До Башкирии с ее 92 процентами Карелии, конечно, далеко, но и у нас есть Калевала с 82 процентами, и Муезерка с 78,35 процентов. Примечательно, что самые высокие показатели голосования за Владимира Путина – у наименее развитых районов республики, со сложной обстановкой в экономической и социальной сфере и традиционно сельским населением (исключение составляет только Костомукша). Говорит это, в принципе, об одном, - для местных жителей действующий президент так и остался президентом надежды. Самые низкие показатели Путину выдал прогрессивный Петрозаводск (около 70 процентов). Произошло это, во многом, за счет оттока голосов к Ирине Хакамаде.

Результат, который получила в Карелии Ирина Муцуовна, также показателен. В нашей республике, имеющей свою историю либеральных предпочтений, ей удалось выйти на третье место, опередив Сергея Глазьева. Разрыв достаточно большой: у Хакамады – 5, 48 процентов, у Глазьева – всего 2, 68. Такой высокий результат Хакамаде обеспечили именно петрозаводчане, которые на двух участках выдали ей соответственно 7,80 и 8, 15 процентов голосов. Неплохо также проголосовала продвинутая Костомукша – 5, 28 процентов. В целом, результаты голосования за демократического кандидата в городах Карелии близки к тем, что показали Питер и Москва (в российской столице Хакамада вообще вышла на второе место после Путина). Отсталые территории республики голосовали за Хакамаду плохо, - в той же Калевале она набрала всего 2, 88 процентов голосов.

Значительно ниже общероссийских показателей итоги голосования в Карелии за Николая Харитонова, - 10, 13 процентов (по России кандидат набрал 13, 80) и Сергея Глазьева – 2, 68 процентов (по России – 4, 1 процентов). Это объясняется традиционной слабостью республиканского коммунистического лагеря и левого движения в Карелии вообще, а также - отсутствием авторитетного лидера. Проценты голосов, отданные за Олега Малышкина, Сергея Миронова и кандидата «против всех» сродни общероссийским. Протестное голосование в Карелии по сравнению с думскими выборами сократилось почти в три раза.

Дела, как сажа бела


До сих пор в карельский Центризбирком не поступило ни одной письменной жалобы на замеченные нарушения законодательства во время проведения президентских выборов. Ни одна не ушла и в зарегистрированный в Москве Центр альтернативного подсчета голосов (его создали объединившиеся Глазьев, Харитонов и Хакамада). Объясняется это просто, - жаловаться фактически некому. Институт наблюдателей, можно сказать, отсутствовал. Когда члены Центризбиркома лично проехались по некоторым участкам, чтобы посмотреть, как идет голосование в Петрозаводске, - им удалось обнаружить только двоих, - от коммунистов и Глазьева. На подавляющем большинстве участков наблюдателей не было вовсе. Кандидаты никого не выставляли.

Не взлетим, так поплаваем


Сегодня, когда с момента подведения предварительных итогов выборов прошло менее суток, политологи и социологи уже вовсю комментируют результаты. Мы от оценок воздержимся. Скажем только, что положительные стороны во всем случившемся, безусловно, есть. Когда на экране телевизоров появились первые цифры, высветившиеся против фамилии Сергея Миронова, глава Центризбиркома Карелии Александр Истомин в присутствии журналистов не удержался: «Где пистолет у этого человека? И почему он до сих пор не застрелился?». А еще чуть позже, на первой после выборов планерке в Законодательном Собрании Карелии депутат Мосунов выступил с инициативой проведения в стенах парламента еженедельных брифингов: «Подобное стремление к нулю со стороны Миронова не может не волновать! Давайте же как-то встряхнемся, иначе и нас, депутатов местного уровня, тоже начинают воспринимать, как Миронова. Кто нам мешает улучшать имидж представительной власти и хоть как-то активизироваться?!» У депутатов не нашлось, что возразить.

Наталья Захарчук

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Чтиво

15.12.2017 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?