\'\'Самая главная цель – привести нашу структуру в соответствие с федеральной. Ее разработчики, безусловно, достигают, и логика в этом есть. Большинство карельских министерств и комитетов будут зеркально отображать своих старших собратьев в Москве. Так и общаться с начальством легче, и не возникает поводов для претензий со стороны федеральной власти, которая в своих приказах на этот счет недвусмысленна. Ну, а что касается эффективности такой структуры и возможности сэкономить на изменении состава и функций министерств, - речи об этом пока не ведется. А жаль… Практика прежних лет показывает, что перестановкой стульев дело реструктуризации власти не только начинается, но и заканчивается. Вряд ли с изменением числа министерств сократятся расходы на их финансирование. Во всяком случае, в Карелии этого ждать не приходится. Хотя есть в этой перетасовке как минимум еще один плюс – новая структура позволит власти избавиться от одиозных личностей в правительстве, таких, как Борис Житний или Игорь Зоточкин. Да и сама по себе ликвидация Министерства печати выглядит вполне оправданным шагом, особенно если учесть, что на федеральном уровне эта структура давно упразднена." />
ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Тема недели
00:00, 21 Июня 2004

Работают за двоих, кушают за десятерых

Чиновников станет меньше, и сидеть они будут по-другому, но расходы на госуправление не изменятся. Новая структура исполнительной власти Карелии, предложенная Сергеем Катанандовым и одобренная парламентом в первом чтении, не предполагает экономии. У нее – другие цели…

Самая главная цель – привести нашу структуру в соответствие с федеральной. Ее разработчики, безусловно, достигают, и логика в этом есть. Большинство карельских министерств и комитетов будут зеркально отображать своих старших собратьев в Москве. Так и общаться с начальством легче, и не возникает поводов для претензий со стороны федеральной власти, которая в своих приказах на этот счет недвусмысленна. Ну, а что касается эффективности такой структуры и возможности сэкономить на изменении состава и функций министерств, - речи об этом пока не ведется. А жаль… Практика прежних лет показывает, что перестановкой стульев дело реструктуризации власти не только начинается, но и заканчивается. Вряд ли с изменением числа министерств сократятся расходы на их финансирование. Во всяком случае, в Карелии этого ждать не приходится. Хотя есть в этой перетасовке как минимум еще один плюс – новая структура позволит власти избавиться от одиозных личностей в правительстве, таких, как Борис Житний или Игорь Зоточкин. Да и сама по себе ликвидация Министерства печати выглядит вполне оправданным шагом, особенно если учесть, что на федеральном уровне эта структура давно упразднена.



Не уменьем, так числом


Новая модель структуры исполнительной власти почти не вызвала в парламенте дискуссий. Отдельные споры возникли только по поводу целесообразности объединения отдельных министерств и ликвидации комитетов, но и они были вялыми, - практически все парламентарии оценили логику разработчиков и не стали протестовать.

Уже на первый взгляд новая структура подразумевает сокращение госуправления. Согласно проекту, в Карелии останется 8 министерств вместо существующих 10 и 6 госкомитетов вместо ныне действующих 8. На одну единицу уменьшится и число «иных органов власти» (имеется в виду архивное управление).

Ликвидация коснется двух министерств – Министерства труда и Министерства по делам печати, информатизации и связям с общественностью. О закрытии последнего в течение полугода говорили весьма активно. Можно предположить, что и без всякой реструктуризации Минпис все равно бы приказал долго жить. Уж слишком агрессивно была настроена общественность против этого изначально ненужного министерства с функциями цензора, которое в течение двух лет сосало бюджетные деньги, не принося особенной пользы, если, конечно, не считать таковой уголовные дела, которые министр Зоточкин пытался инициировать против журналистов. Теперь «Министерства правды» не будет, а судьба министра Зоточкина покрывается туманом (в кулуарах его уже обзывают «самоликвидатором», намекая, что к уничтожению Министерства приложил руку сам Зоточкин, - своими действиями, вызывающими отторжение общественности). Функции бывшего Минписа частично перейдут к Министерству культуры, которое даже изменит свое название, - к существующему имени прибавится приставка «и по связям с общественностью». Звучит это, конечно, дико, но Минкульт тут не причем. Приставка о наличии PR-функций смотрелась бы также нелепо, присовокупи ее к любому другому министерству. Но почему-то никто не отговорил губернатора избавиться от «связей с общественностью» вообще, и теперь они останутся бельмом на глазу у Минкульта. Кстати, с новой моделью властной структуры, это министерство становится едва ли не самым заметным с точки зрения функционального разнообразия. Тут тебе и все традиционные обязанности, плюс еще книгоиздательская деятельность, пресловутые «связи», архивное управление (тоже переходит под крылышко культуры) и даже «информатизация». Кстати, именно о целесообразности передачи последней функции в парламенте и возникли споры. Депутат Илья Шегельман вполне справедливо отмечал, что «информатизацию» лучше бы включить в экономический блок, - это ведь и покупка компьютеров, и налаживание информационной сети в республике. Так причем здесь Минкульт? Выступавший с презентацией новой модели Павел Чернов не смог толком объяснить логику разработчиков, но дал понять, что «вопрос решенный».

Говорят, что на ранней стадии разработки новой модели Сергею Катанандову предлагали также ликвидировать комитет по национальной политике, и вот его-то функции как раз отдать Минкульту, что выглядит вполне логично. Но губернатор не согласился, и можно догадаться почему – в национальной республике просто обязана существовать отдельная вывеска, символизирующая заботу власти о сохранении национальных культур.

Можно ожидать, что изменение функций Минкульта и повышение его престижа приведут к кадровым перестановкам. Вряд ли весь груз ответственности ляжет на хрупкие плечи Галины Брун, которой, как говорят, не суждено остаться в кресле министра.

Функции Министерства труда возьмет на себя единое Министерство здравоохранения и социального развития. Ему же теперь придется заботиться о физкультуре и спорте, поскольку соответствующий комитет тоже ликвидируется. Туристическую сферу решено передать в экономический блок. Это не вызвало никаких нареканий, наоборот, - депутаты оценили не просто логику разработчиков, но и похвалили их за дальновидность, - все-таки туризм – дело сложное, и требует серьезного экономического подхода. Другая ситуация сложилась с физкультурой и спортом. Депутат Мрыхин, например, утверждал, что спорт – это тоже бизнес, значит и его логично определить в экономический блок. Депутаты Елена Ворошило вместе с Ириной Петеляевой настаивали на том, что физкультурой должно заниматься Министерство образования и по делам молодежи, - республике нужно воспитывать олимпийский резерв. В итоге все осталось так, как предложил Сергей Катанандов. Объясняя позицию губернатора, Павел Чернов уверил парламент, что такую структуру диктует федеральная власть: на высшем уровне именно так все распределено, а значит, и нам лучше подчиниться.

В новой структуре не будет комитета по рыбному хозяйству, его функции перейдут к Минсельхозу, который теперь будет называться «Министерство сельского хозяйства, рыбной промышленности и продовольствия». Таким шагом губернатор убивает сразу двух зайцев, - избавляется от дискредитировавшего себя Бориса Житнего и повышает управленческую роль Владимира Собинского. Последнее, кстати, происходит только на бумаге. Программа приватизации на 2005 год предусматривает продажу всех государственных совхозов. Непонятно, чем после этого будет заниматься министр Собинский, которому даже рыба не поможет казаться при деле, - эта отрасль в Карелии разрушена под руководством Бориса Житнего еще раньше, чем сельскохозяйственная.


А вы, друзья, как не садитесь,
все ж дорого бюджету пригодитесь


Конечно, у депутатов сразу же возникли вопросы, а приведет ли сокращение министерств к уменьшению числа чиновников и расходов бюджетных средств, выделяемых на госуправление. Павел Чернов ничего вразумительного по этому поводу не сказал. Да, сокращение аппарата будет, но оно напрямую с реструктуризацией власти не связано. Сейчас в госуправлении насчитывается 1240 человек. В прошлом году сократили 75, в этом планируется уволить 100, а, может быть, даже 150 служащих. Но расходы на госуправление сокращаться в этом году уже точно не будут. Хорошо еще, что само изменение структуры не повлечет за собой дополнительных трат (а ведь могло бы быть и по-другому, - намекнул премьер-министр).

Внедрение новой структуры власти в республике будет проходить поэтапно. Сейчас обсуждали, в основном, социальный блок. Потом очередь дойдет до экономического. За этим последуют кадровые решения, как ожидается, не без интриг. Стульев-то становится меньше, на всех – не хватит.

Наталья Захарчук

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Чтиво

15.12.2017 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?