ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Тема недели
00:00, 26 Июля 2004

Купил, продал… В тюрьму?


Уголовное дело, возбужденное против Дмитрия Макеева, может стоить ему не только должности в Петросовете. За злоупотребление служебным положением ему могут дать три года тюрьмы.



Депутаты карельского парламента заинтересовались прокурорской проверкой, проведенной в отношении деятельности генерального директора государственного унитарного предприятия «Лесинвестэкспорт», депутата Петросовета Дмитрия Макеева. На последнем заседании Законодательного Собрания было принято сразу несколько обращений в правительство и прокуратуру с просьбой разъяснить, какой ущерб мог быть нанесен бюджету действиями директора, в случае, если с его стороны имелись нарушения закона.

Любопытство депутатов созрело не на пустом месте. Недавно стало известно, что на государственном предприятии, которое возглавляет Макеев, возбуждена процедура банкротства. Инициатором ее стал сам Дмитрий Эдуардович, написавший соответствующее заявление о неспособности предприятия расплачиваться с кредиторами. Рассмотрение дела в Арбитражном суде состоялось через десять дней после окончания прокурорской проверки. Чуть позже прокуратурой республики в отношении генерального директора было возбуждено уголовное дело по статье 201 УК РФ – «Злоупотребление служебными полномочиями». На днях об этом сообщили председателю Петросовета Геннадию Масликову, в заместители которого выдвигается фигурант. Реакция депутатского корпуса пока неизвестна. Однако ни у кого уже не вызывает сомнений, что сам факт уголовного дела способен внести кардинальные изменения в политическую ситуацию, сложившуюся в Петросовете.


Личный вклад


Прокурорская проверка в отношении деятельности Дмитрия Макеева на посту директора ГУП «Лесинвестэкспорт» проводилась в рамках надзора за исполнением законов при реализации республиканских Инвестиционных программ. Известно, что «Лесинвестэкспорт» является агентом по обеспечению заготовки и реализации древесины по договору с УКСом Госстроя Карелии. Говоря проще, - служит посредником при продаже леса между государством и коммерческими структурами, имея процент от каждой произведенной сделки.

В ходе проверки выяснилось, что Дмитрий Эдуардович в нарушение ограничений, установленных федеральным законом являлся членом правления и одним из основных акционеров фирмы АО “Finnish World of Wood LTD”. Ему принадлежало 50 процентов акционерного общества. В прокуратуре выяснили, что Макеев учредил собственную фирму в Финляндии в октябре 2001 года совместно с компаньоном по фамилии Мюллер.

Примечательно, что членом правления фирмы был не только сам Дмитрий Эдуардович, но и его супруга Татьяна Владимировна. То есть Макеев совмещал работу в качестве директора государственного предприятия с коммерческой деятельностью.

И совмещал, как следует из документов, с явной выгодой. Так, 17 декабря 2001 года Государственное унитарное предприятие «Лесинвестэкспорт» в лице генерального директора Д. Макеева и акционерное общество “Finnish World of Wood LTD” заключили и впоследствии реализовали экспортный контракт о продаже лесоматериалов, полученных при освоении лесосечного фонда, выделенного Управлению капитального строительства при Госстрое РК на финансирование объектов Инвестиционной программы. По договору с Управлением капитального строительства агентом по обеспечению заготовки и реализации древесины являлось возглавляемое Макеевым государственное предприятие «Лесинвестэкспорт».

Получателем же леса в контракте была определена финская фирма Стора Энсо, с которой бы заключен соответствующий договор уже АО “Finnish World of Wood LTD”, одним из основных акционеров которой, напомним, был все тот же Макеев.

Согласно определению прокуратуры данная сделка грубо нарушает Закон «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» и может быть признана не действительной. Дело в том, что 22 статья данного закона ограничивает возможность руководителя унитарного предприятия заключать сделки, если он может быть заинтересован в ее совершении. А заинтересованным руководитель унитарного предприятия признается в том случае, если он, его супруг или прочие родственники являются стороной сделки, в частности владеют двадцатью или более процентами акций предприятия, являющегося стороной контракта.

Дмитрию Макееву, как вы помните, принадлежало отнюдь не 20, а целых 50 процентов акций фирмы “Finnish World of Wood LTD”, с которой он заключил сделку в качестве директора государственного унитарного предприятия.

По закону Макеев, становясь учредителем коммерческой фирмы, должен был поставить об этом в известность собственника возглавляемого им государственного предприятия, - то есть, Мингоссобственности. Однако Дмитрий Эдуардович этого не сделал, поэтому правительство теоретически оставалось в неведении по поводу деятельности учрежденной им фирмы.

В ходе проверки прокуратура не интересовалась особенно ни суммой экспортного контракта, ни стоимостью, по которой лесоматериалы продавались Макеевым в Финляндию. Экономическая сторона дела, не исключено, станет предметом отдельного рассмотрения правоохранительных органов. Пока же обнаруженных фактов оказалось достаточно для того, чтобы рекомендовать собственнику «принять необходимые меры организационного характера», чтобы устранить грубые нарушения закона.

На основании проведенной проверки прокуратура потребовала от властей республики решить вопрос о прекращении действия трудового договора с генеральным директором «Лесинвестэкспорта» господином Макеевым. И дало на это месячный срок, который истек 12 июня. Между тем, как стало известно нашему корреспонденту, трудовой договор не расторгнут до сих пор. Понятно, что исполнение решения прокуратуры вызвало бы серьезный скандал. Еще бы, ведь за грубые нарушения закона с работы пришлось бы уволить кандидата от власти на пост заместителя председателя Петросовета.

Связано ли банкротство «Лесинвестэкспорта» с проведенной прокурорской проверкой? Согласитесь, что поверить в случайность последовавших друг за другом событий весьма нелегко.

Дмитрий Макеев лично подписал заявление в Арбитражный суд Карелии о признании банкротом ГУП «Лесинвестэкспорт». Суд пошел заявителю навстречу. В рекордные сроки, а точнее уже на следующий день, 26 мая 2004 года было принято решение о возбуждении производства по делу о банкротстве и о введении на предприятии процедуры наблюдения. Именно это, по заявлению прокурора республики Владимира Панасенко, заставило его ведомству поторопиться с возбуждением уголовного дела, потому что «потом вообще бы ничего не было…»


Если кирпичи падают, значит, это кому-нибудь нужно


Уголовное дело в отношении Макеева возбуждено три недели назад. Обвинение пока не предъявлено, однако сам Дмитрий Эдуардович напрямую связывает результаты прокурорской проверки с последующим началом уголовного процесса. Понятно, что степень вины директора предприятия, либо его невиновность определит суд. Но, как бы там ни было, само дело, возбужденное именно сейчас, когда решается быть или не быть Макееву заместителем председателя Петросовета, стало для депутата крайне неприятным сюрпризом.

Время играет против Макеева, поскольку голосование по выборам второго лица депутатского корпуса должно состояться осенью, а следствие к тому моменту вряд ли закончится, и дубина уголовного дела будет висеть над его головой. Теоретически любой из нынешних политических союзников может отказать ему в доверии и дистанцироваться подальше только по причине нежелания быть «привязанным» к нехорошей истории с уголовным душком. Уголовное дело уже стало заботой председателя Петросовета Геннадия Масликова, который, напомним, лично выдвигал кандидатуру Макеева в свои замы. Комментируя сообщение прокуратуры нашему корреспонденту, Геннадий Александрович сказал, что ничего еще толком не знает, и поэтому в ближайшие дни намерен встретиться либо с прокурором республики Владимиром Панасенко, либо со следователем, чтобы узнать во всех подробностях круг претензий к Макееву. «Такое бывает не каждый день, и событие, конечно, важное, - сказал Масликов по телефону корреспонденту «Столицы». – Я думаю, что оно, так или иначе, повлияет на политическую ситуацию в городском Совете. Сам Дмитрий Эдуардович должен как-то отреагировать, да и депутаты, наверное, должны будут подождать со своим решением…» Реакция других депутатов нам пока неизвестна. И правительство тоже молчит.





____________________________________________________________

Дмитрий МАКЕЕВ:
«Я никому никогда не доверяю.
Только себе самому …»


Что думает по поводу уголовного дела и его влияния на ситуацию в Петросовете сам Дмитрий Макеев? «Столица» поинтересовалась лично.


- Дмитрий Эдуардович, не кажется ли Вам, что уголовное дело – повод, чтобы отказаться от своих претензий на кресло заместителя председателя Петросовета?

- Нет, не кажется. Во-первых, мою кандидатуру выдвигал не я сам, а депутаты. Я только не заявил самоотвод. А сняться сейчас я не имею права. Та сессия, на которой произошло выдвижение, если вы помните, осталась незаконченной из-за срыва кворума. В бюллетенях было и осталось две фамилии. При всем моем желании, я не могу сейчас вычеркнуть себя из числа претендентов, - депутатам все равно придется отдать свой голос за одного из кандидатов в заместители. Рано или поздно, но это произойдет. Обратного пути ни у меня, ни у моих коллег по Петросовету нет. Я из борьбы не уйду. Меня поддерживает депутатское большинство, так почему я должен опускаться до того уровня, когда позицию определит меньшинство… С чего бы это? А, во-вторых, уголовное дело в нашей стране вообще не является поводом, чтобы отказывать кому-то в доверии. Дела возбуждались и против других депутатов. Легче перечислить, у кого их не было. Но чем они закончились? Олег Фокин, например, после незаконного уголовного преследования выиграл суд и получил компенсацию за причиненный ему моральный вред.

- Вы считаете, что и Вас преследуют незаконно?

- Законно или нет, решает суд. А мне пока даже обвинений никто не предъявлял.

- Однако круг претензий к Вам прокуратурой обозначен. Вы считаете их необоснованными?

- Я возглавляю «Лесинвестэкспорт» на протяжении пяти лет. Взял его, что называется, с чистого листа, - даже уставного фонда не было. За эти годы «Лесинвестэкспорт» превратился в крупное предприятие, численный состав работников которого достиг сорока человек. Я жил и живу своей работой, и могу сказать только одно, - всегда действовал на основании Устава, и федеральное законодательство не нарушал. Моей задачей всегда было получение прибыли предприятию. И эту задачу, я считаю, - вместе с коллективом решал нормально. В числе претензий, которые предъявляются прокуратурой, значится то, что я был учредителем коммерческой фирмы, одновременно являясь руководителем государственного предприятия. Нынешним законодательством это запрещается. Но речь ведь идет о ситуации, которая была в 2001 году. В то время директорам государственных предприятий быть учредителями и акционерами других фирм еще разрешалось. Руководить ими, действительно, было нельзя. Но я и не руководил... Так что ошибок за собой не вижу. Дополнительный пункт в закон ввели 3 декабря 2002 года, а у меня трудовой контракт с правительством заключен весной 2003-го.

- Но Вы же были членом правления «Finnish World of Wood LTD»…

- Руководить и быть членом правления, - это разные вещи.

- А Ваша супруга?

- Она числилась в финской фирме только формально, поскольку у нее не было разрешения на работу заграницей. Руководил фирмой господин Мюллер. Мою супругу вписали в правление только для того, чтобы она могла осуществлять контроль за финансовыми потоками. В любой фирме должен быть свой человек.

- Вы не доверяли своему финскому компаньону?

- Я никому никогда не доверяю. Только себе самому. Есть такое правило: не воруют там, где нет возможности.

- Почему Вы, учредив фирму за границей и введя в правление свою супругу, не поставили в известность Мингоссобственности, как того требует закон?

- Я не придал тогда этому особого значения, и не поставил в известность Мингоссобственности. Не собираюсь это отрицать. Но ведь это была коммерческая деятельность, выгодная для предприятия. Фирму в Финляндии я создавал только в интересах «Лесинвестэкспорта». В то время было очень сложно войти в рынок. Возле Стора Энсо крутилось бесчисленное множество российских фирм, которые стремились наладить отношения с финнами и забрать под себя все квоты. Местным производителям было трудно застолбить себе место на этом рынке, притом, что березовый баланс в России не перерабатывается. Поэтому и понадобилось создать фирму с финским и нашим участием. Мы и на рынок вышли, и процесс могли контролировать. Преимуществ много. Самое главное, - гарантированный возврат валютной выручки… Сколько бывало случаев, когда финны кидали наших! А что касается способов навариться на этом деле, так вы не там эти способы ищите. Чтобы навариться, не нужно создавать фирму с финским участием. В любом финском предприятии налогов больше, чем в российском. С чего там навариваться? Если уж уходить от налогов, то уходить через оффшоры. Сегодня они есть и в России, и за рубежом их охотно открывают: Кипр, Гибралтар и где угодно. Можно открыть фирму в любое время и не платить вообще никаких налогов…

- Знали ли в нашем правительстве об экспортном контракте между «Лесинвестэкспортом» и «Finnish World of Wood LTD»?

- Я не знаю, было ли им известно. Но ведь контракты проходят официальную регистрацию. У нас был паспорт сделки, плюс банк, таможня, валютный контроль, - все проверяется, и все необходимые процедуры контракт прошел.

- По какой стоимости «Лесинвестэкспорт» продавал лесоматериалы фирме «Finnish World of Wood LTD»? А та, в свою очередь, реализовывала их финской фирме Стора Энсо? И каков был общий объем сделки?

- Мы поставили в Финляндию березовые балансы. Объем я сейчас уже точно не помню. Могу сказать только, что вся выручка по этому контракту поступила, все объемы мы поставили, и цены были высокие, примерно 31-32 евро за куб. Это стандартная цена, которую все знают, и цели занижать ее у нас не было. Если б я и захотел занизить цену, у меня бы все равно ничего не вышло, поскольку цены на березовые балансы согласуются межправительственным соглашением. И по этому контракту они тоже были согласованы.

- В представлении прокурора черным по белому написано, что директор государственного предприятия Макеев имел в этой сделке личную заинтересованность. Вы и это будете отрицать?

- Моя личная заинтересованная проявилась только в стремлении получить прибыль для «Лесинвесэкспорта». Мы эту прибыль получили, налоги заплатили, зарплату людям выдали. Чем же это невыгодно для республики?

- Вы считаете, что Ваша сделка учитывала цели инвестиционной программы, под финансирование которой выделялись значительные объемы лесных ресурсов?

- Этот экспортный контракт никакой связи с инвестиционной программой вообще не имеет. Мы просто покупали лес у поставщиков и продавали в Финляндию, как это делают сотни других фирм. Не нужно забывать, что «Лесинвестэкспорт» - коммерческое предприятие. У нас очень много контрактов, не связанных с инвестиционной программой. Мы оказываем транспортные услуги, поставляем мебель, был даже большой подряд на расчистку трассы Петрозаводск-Кондопога.

- Как получилось, что «Лесинвестэкспорт» - крупный лесной посредник между государством и коммерческими структурами, который уже по определению должен быть прибыльным предприятием (хотя бы за счет комиссионных процентов), оказался банкротом? И почему Вы инициировали возбуждение процедуры банкротства сразу же после появления представления прокуратуры? Согласитесь, поверить в случайное совпадение этих фактов, очень трудно…

- Меня всегда удивляет, когда «Лесинвестэкспорт» называют «крупным посредником»… Мы перевариваем в год не более 150 тысяч кубометров леса. Это меньше, чем рядовой карельский леспромхоз. Расчетная лесосека в республике, если помните, - 9 миллионов кубов в год. Так «Лесинвестэкспорт» - это менее 1 процента от общего объема. Я понимаю, что политической оппозиции выгодно преподносить, будто наше предприятие самое крупное и самое богатое, и миллиарды переваривает. Но все это чушь. Так, закулисная плетень. А что касается банкротства, могу сказать, - причина только одна. В этом году УКСу леса не выделили вообще, и мы, как агент, стали не нужны, отсюда и банкротство. Если бы лес выделили, - мы бы продолжали сейчас работать. Но правительство посчитало, что это нерентабельно. Было специальное совещание, балансовая комиссия заседала, и вынесла такое решение. Никакой самодеятельности с моей стороны в этом отношении не было. Все логично, и заранее определено. Инициатором банкротства выступил я, а не собственник, потому что тогда именно собственнику пришлось бы отвечать по всем долгам. А, если предприятие ликвидировать совсем, то нужно еще и зарплату полгода выплачивать. Зачем же отягощать республиканский бюджет? Кстати, когда писалось заявление о банкротстве, насчет прокурорских претензий я, действительно, ничего не знал. Документы мы все готовили заранее, в рамках планово-экономической деятельности.

- Еще до возбуждения уголовного дела прокурор республики Владимир Панасенко рекомендовал Госстрою расторгнуть с Вами трудовой договор. В настоящее время Вы являетесь директором «Лесинвестэкспорта»?

- На предприятии в связи с возбуждением дела о банкротстве введено внешнее наблюдение. Это не означает, что директор уволен, либо отстранен от руководства.
Трудовой договор со мной не расторгнут. Почему? Спросите у правительства.

- Какими Вы видите перспективы уголовного дела?

- Перспективы, по-моему, весьма сомнительны. Я же описал вам ситуацию. Никакие бюджетные средства никуда не ушли. Я все делал в интересах предприятия. А как доказать мой злой умысел?

- Связываете ли Вы появление уголовного дела с политической ситуацией в Петросовете? Почему оно возникло именно сейчас?

- Все неслучайно. Я думаю, что уголовное дело носит заказной характер. Оно, действительно, политическое… Все ангажировано и все покупается. Отсюда и повышенное внимание к уголовному делу. Если бы не большой политический и финансовый интерес, до нашего маленького предприятия никому бы дела не было.

- Кто же заказчики?

- А вот Вы проведите собственное расследование, и узнаете.

- Не жалеете, что, выбирая между Петросоветом и парламентом, сделали ставку на должность заместителя председателя городского депутатского корпуса? А вдруг не получится?

- Ну и что? Я избирался на своем округе уже трижды, и имею опыт политической борьбы. Жизнь-то на этом не остановится…

Наталья Захарчук


Комментарии

Гость

Аналитика

11.12.2017 12:03
Обществоведение
Адвокаты экс-главы Карелии и бывшего директора музея "Кижи" Андрея Нелидова подозревают, что их подопечный стал жертвой разработки спецслужб.
08.12.2017 14:53

Чтиво

07.12.2017 11:20
Личное мнение
В чем заключается мудрость принятого МОК решения об отстранении России от Олимпиады из-за допинга? Мнение Олега Реута.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?