\'\'

Народные сходы прошли в деревнях Лахденпохского, Суоярвского, Прионежского районов и в гарнизоне Бесовец. Законодательное Собрание в буквальном смысле завалено гневными письмами в адрес членов правительства и депутатов, реализующих в республике реформу местного самоуправления. Виной всему - новый закон «О городских и сельских поселениях», начало реализации которого на территории Карелии, позволит каждому жителю глубинки в одно прекрасно утро сказать, - мы проснулись в другой республике." />
ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Тема недели
00:00, 27 Сентября 2004

Сверху вниз революция

Карельская глубинка бунтует. Пожалуй, впервые за долгие годы жителей села охватила единая протестная волна против действий исполнительной власти.




Народные сходы прошли в деревнях Лахденпохского, Суоярвского, Прионежского районов и в гарнизоне Бесовец. Законодательное Собрание в буквальном смысле завалено гневными письмами в адрес членов правительства и депутатов, реализующих в республике реформу местного самоуправления. Виной всему - новый закон «О городских и сельских поселениях», начало реализации которого на территории Карелии, позволит каждому жителю глубинки в одно прекрасно утро сказать, - мы проснулись в другой республике.



Без меня, меня женили


Самое печальное, что закон, призванный коренным образом изменить облик республики с точки зрения структуры управления, принимается без широкого обсуждения, силами только лишь правительства и парламента. На последнем заседании Законодательного Собрания формальный автор инициативы, заместитель начальника губернаторской администрации Анатолий Моисеев прямо заявил, что спрашивать мнение населения разработчики не собираются: «Никаких референдумов проводиться не будет. Законодательство не обязывает нас в подобных случаях узнавать мнение каждого жителя». Что же касается народных сходов и выступлений инициативных групп – это, по убеждению Моисеева, еще не всеобщий глас народа.

Закон, действительно, получился скандального свойства. Он вызвал волну негативных эмоций у самых разных людей, - начиная от посвященных и просвещенных депутатов, заканчивая жителями самых глухих карельских деревень. В настоящее время пройдено уже три чтения документа в Законодательном Собрании, остается четвертое, и с нового года он вступит в законную силу. Кажется, ничто уже не сможет остановить его победного шествия по республике, - ни бунты, ни жалобы.

Закон «О городских и сельских поселениях» рассматривается в рамках проводимой в нашей стране реформы местного самоуправления. Формальная идея этой реформы – приблизить власть к населению. Однако на практике оказывается, что власть не только не приближается к народу, а, скорее, наоборот, отдаляется от него на многие километры.

Оговоримся сразу, главное понятие закона – «поселение» - не имеет никакого отношения к понятию «населенный пункт». «Поселение» - это местное самоуправление, то есть, наличие сельсовета, администрации, устава и бюджета, то, что в Европе получило название «коммуна». Изначально администрация главы республики предлагала создать в Карелии 94 городских и сельских поселения.

Автор проекта закона Анатолий Моисеев вложил в документ ряд основополагающих идей. Во-первых, поселений в Карелии не должно быть много. Во-вторых, самостоятельные поселения (читай, власти на местах) будут создаваться только там, где в поселках и на близлежащих территориях проживает не менее тысячи человек. В-третьих, самые отдаленные точки поселения должны находиться в пределах пешеходной доступности, если в районе нет автобусного сообщения.

Именно идеология закона, а не отдельные его пункты, не устраивают жителей республики, во всяком случае, тех, кто сегодня участвует в протестном движении. Коллективные письма, которыми завален парламент, написаны, в основном, жителями тех поселков, где правительство изначально не собиралось создавать поселений.

Даешь сепаратизм!


Первыми взбунтовались жители поселков Лахденпохского района. Согласно новому закону, на этой территории собирались создать всего два поселения – лахденпохское городское и куркиеккское сельское. Глава местного самоуправления Михаил Максимов против инициативы правительства не возражал, однако сельские жители, узнав, что для поисков правды им, где бы они ни жили, в Хийтоле или Элисенвааре, придется ездить в Куркиекки, встали на дыбы. Несколько сотен жителей Хийтолы написали письмо в карельский парламент с просьбой не присоединять их поселок к Куркиекки, а дать им самостоятельную власть, - свой сельсовет. Вдогонку в Законодательное Собрание ушло аналогичное письмо от обитателей Элисенваары, которые просили о том же. Спустя несколько дней встречное послание в парламент направили жители поселка Куркиекки, которые не захотели присоединения к себе Хийтолы и Элисенваары. Масла в огонь подлил мэр, который сказал, что в случае мелкого дробления, поселения в Хийтоле и Элисенвааре не смогут прокормить себя, поскольку поселки являются экономически несамостоятельными. Население такая мотивация не только не успокоила, но наоборот, еще больше разозлила. Свои позиции сельчане отстаивали на народных сходах, где, кроме всего прочего, звучало много нелестных слов по отношению к исполнительной власти, придумавшей реформу.

Еще жарче страсти пылают в Вепсской национальной волости. Это и не случайно, ведь в результате бюрократических игр коренной малочисленный народ – вепсы, могут лишиться всех сегодняшних преимуществ. Волостной совет принял решение просить депутатов парламента оставить на территории района три сельских поселения - Шокшинское, Шелтозерское и Рыбрецкое. Однако правительство стало настаивать на одном – Вепсском сельском поселении, мотивируя свое решение необходимостью экономить, ведь три поселения – это тройные расходы. Не было принято во внимание даже мнение депутата Галины Погудаловой, которая справедливо отмечала, - если поселение будет одно, тем более, сельское, значит, оно не сможет образовать национальный муниципалитет, и у вепсов не будет своей административно-национальной единицы. Таким образом, в Карелии нарушится закон «О малочисленных коренных народах», который дает вепсам право на свое муниципальное образование и гарантирует представительство в региональном парламенте. Представительства в Законодательном Собрании вепсы лишились еще в 2002 году, а сейчас могут лишиться и волости, как таковой.

В Суоярвском районе бунтуют жители поселка Вешкелица. Инициативная группа выразила протест против принятия закона «О городских и сельских поселениях» в целом. Правительство предложило отнести Вешкелицу к Суоярвскому городскому поселению, что, по мнению местных жителей, ухудшит и без того сложную социально-экономическую ситуацию, - если не будет у них собственной сельской власти, останутся они и вовсе никому не нужны. Сельчане предложили создать в поселке свое сельское национальное поселение. Инициативу эту поддержал и мэр Владимир Григорьев.

До сих пор не понятно, что будет с гарнизоном Бесовец, где сейчас тоже неспокойно. Депутат ЗС Александр Кривкин предложил выделить гарнизон Бесовец в отдельное сельское поселение, а поселок присоединить к Шуйскому. Однако заместитель командира расположенной в Бесовце войсковой части Владимир Бильдеев с таким вариантом категорически не согласен. Шумят и жители поселка, которым бы хотелось остаться в рамках Петрозаводского городского поселения. Свое обращение они, как и жители других карельских сел, направили в парламент на имя председателя Николая Левина.

Власть далеко, добраться нелегко


Все участники протестного движения в подавляющем большинстве считают, что наличие в поселке сельсовета – это лучше, чем его отсутствие. И в этом, безусловно, есть своя логика. Достаточно вспомнить сельсоветы советских времен, которые достаточно успешно решали бытовые проблемы населения, но ушли в небытие вместе с советским строем. Теперь же главным вопросом для сельчан станет – как добраться до местной власти. Ведь 8-10 километров – это уже большое расстояние, а именно столько будет отделять жителей некоторых поселков от администрации их поселения, если закон примут в сегодняшнем виде. Допустим, что старенькой бабушке, живущей в поселке Хийтола, нужно выписать на зиму три кубометра дров. За подписью чиновника ей придется ехать в «столицу» поселения. Если вспомнить, каково автобусное сообщение между глухими поселками в Карелии, станет очевидным, что дров несчастной старушке не дождаться никогда. «Это в Швеции паром приплывает даже за одним человеком, а у нас останешься один, и никто за тобой не приедет», - рисовала мрачную перспективу реализации нового закона Галина Погудалова.

Есть у нового закона и оборотная сторона медали. В результате появления у нас хотя бы сотни поселений (а теперь, после волны протеста их может быть и больше), как на дрожжах вырастет армия муниципальных служащих со всеми их льготами, немалыми зарплатами и пенсиями. Сейчас в большинстве поселков администраций нет. Есть только назначенные районной властью управляющие, которые содержат при себе одного, в крайнем случае, двух помощников для ведения бухгалтерии и делопроизводства. Сейчас управляющих не более 60 по всей Карелии. По новому же закону количество муниципальных служащих вырастет в разы, поскольку в каждом поселении будет образована своя администрация, работающая на постоянной основе со штатом более пяти человек. Дополнительные расходы потребуются на написание уставов, оплату работы юристов, бумагу и прочее. Возникает закономерный вопрос, - где взять на это деньги в нищей, дотационной Карелии?

Уже сегодня ясно, что созданные поселения будут очень ограниченны в средствах. Исключение составят разве что Петрозаводск, Кондопога, Костомукша. Между тем, решать «поселенческой» власти придется самые актуальные для народа проблемы – бытовые. Уборка мусора, содержание дорог, ремонт школ и клубов, - в общем, вся «коммуналка». А вот, скажем, такой вопрос, как количество класс-комплектов в школе, будет решаться этажом выше, - на районном уровне.

Кому все это нужно?


Идея правительства об ограничении числа поселений, можно сказать, рухнула. На головы разработчиков посыпались людские обращения, и депутаты еще на прошлой неделе стали штамповать поправки в закон в соответствии с просьбами жителей поселков. Напрасно автор законопроекта Анатолий Моисеев заколесил по республике, пытаясь убедить народ, что наличие поселения не улучшит их жизнь. Пустое… Поскольку закон изначально стали принимать без участия в обсуждении широкой общественности, информации у людей по этому вопросу либо мало, либо вообще нет. В результате правительство получило то, чего никак не ожидало, - массовое сопротивление реформе. И хотя народный гнев во многих поселках, как говорят, срежиссирован желающими занять свое место в новой структуре местного самоуправления, в общем хоре негодования нет-нет, да и раздается очевидный вопрос: кому и зачем понадобилась эта новая, громоздкая, как старый диван, структура власти? Если отбросить пафосную идею о близости к населению, на поверхности остается одно, - власть высшего уровня решение самых сложных жизненных проблем стремится переложить на чужие плечи, отдавая все на откуп местной, маленькой власти. Попутно решается и пакет политических задач. Не стоит забывать, что разрастающееся чиновничество с его всеобъемлющим административным ресурсом – это социальная база «Единой России». Чем больше чиновников, тем более предсказуемы выборы. Если их, конечно, вообще скоро не отменят.

Константин Нежин

Комментарии

Гость

Аналитика

11.12.2017 12:03
Обществоведение
Адвокаты экс-главы Карелии и бывшего директора музея "Кижи" Андрея Нелидова подозревают, что их подопечный стал жертвой разработки спецслужб.
08.12.2017 14:53

Чтиво

07.12.2017 11:20
Личное мнение
В чем заключается мудрость принятого МОК решения об отстранении России от Олимпиады из-за допинга? Мнение Олега Реута.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?