\'\'Новый закон «О госслужбе» сейчас горячо обсуждается в парламенте. Депутаты понимают, что в период, когда всю страну охватило протестное движение против правительственных реформ, этот документ в любом случае будет иметь политическое значение. Однако навлечь на себя дополнительный гнев народа они, похоже, не боятся.

На прошлой неделе законопроект рассматривался на заседании комитета по госустройству. В ходе дебатов был поднят извечный вопрос: а соответствуют ли огромные зарплаты чиновников той доле ответственности, которую они несут перед народом за свои действия. Ответ оказался очевиден." />
ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Политкухня
12:59, 09 Февраля 2005

Мешок денег и никакой ответственности

Новый закон «О госслужбе» сейчас горячо обсуждается в парламенте. Депутаты понимают, что в период, когда всю страну охватило протестное движение против правительственных реформ, этот документ в любом случае будет иметь политическое значение. Однако навлечь на себя дополнительный гнев народа они, похоже, не боятся.

На прошлой неделе законопроект рассматривался на заседании комитета по госустройству. В ходе дебатов был поднят извечный вопрос: а соответствуют ли огромные зарплаты чиновников той доле ответственности, которую они несут перед народом за свои действия. Ответ оказался очевиден.



Весь сыр-бор разгорелся из-за того, что в первоначальном проекте этого закона, предложенном главой республики, чиновникам, работающим, скажем, в аппарате Законодательного Собрания, назначалось денежное довольствие ниже, чем того же ранга специалистам, служащим в администрации губернатора. Новый орган исполнительной власти, обслуживающий главу республики, ставился в привилегированное положение, и это должны были почувствовать на собственных кошельках даже мелкие клерки. Представители губернаторской администрации, когда у них спрашивали, откуда такая несправедливость, не стесняясь, отвечали, что орган, где они трудятся, - «особый», поскольку обслуживает деятельность высшего должностного лица, да еще и все правительство фактически контролирует. Так что высокие зарплаты оправданы и характером функций, и объемом работы, и степенью ответственности.

Такой подход, понятно, не устроил часть депутатского корпуса. Алексей Мосунов подготовил ко второму чтению закона поправку, которая провозглашала равенство специалистов исполнительной и законодательной ветвей власти.

«Ни в одном другом регионе такого нет, я лично проверял, - комментировал свою инициативу депутат. – Чем консультант парламента отличается от консультанта губернаторской администрации?! Да ничем. И зарплаты у этих чиновников должны быть равны. Зачем мы будем поднимать администрацию главы республики выше всех?! Это волюнтаризм!».

Авторы законопроекта с этим не согласились. Зам начальника губернаторской администрации Анатолий Моисеев заявил, что депутаты «занимаются уравниловкой». В конце концов, с идеологией поправки вроде бы согласились, однако возник самый главный вопрос: если делать денежное довольствие одинаковым, на кого равняться, - на тех чиновников, что должны были получать большую зарплату, или на тех, что меньшую? Ответ отдельных депутатов был очевиден, - конечно, зарплаты нужно поднимать!

Напрасно противники такого решения говорили, что увеличение зарплат госслужащим, которое в этом случае произойдет, хотя и выльется в «небольшую сумму» (речь ведь идет не обо всех чиновниках, а только о служащих аппарата Законодательного Собрания, - депутатов повышение не коснется), повлечет за собой нежелательные политические последствия. Да и что значит «небольшая сумма» для нищего карельского бюджета? В аппарате парламента Карелии работает пятьдесят с лишним человек. Каждому, если повезет, прибавят, в среднем, по тысяче рублей в месяц. По итогам года набежит около миллиона рублей.

«Сейчас не время поднимать чиновникам зарплату, даже на копейку, посмотрите, как народ реагирует на монетизацию!» - предупреждал коллег Анатолий Папченков. Слова его, впрочем, не возымели большого действия. Так, они были в штыки встречены Андреем Мазуровским, который напомнил присутстствующим о той огромной ответственности, которая лежит на наших управленцах: «Это же высшее звено управления! И такая ответственность! Если мы не будем платить госслужащим достойные деньги, они все уволятся!» На что Папченков ответил: «Вы думаете, если им больше платить, они воровать перестанут!?» В качестве красноречивых примеров депутат привел деятельность двух госслужащих из управленческого звена – осужденного за взятку высшего чиновника МВД Гарифуллу Гиниятуллина и подозреваемого в подобном же преступлении председателя Дорожного комитета Альбека Гиззатулина. «Мы говорим про повышение зарплат и про ответственность чиновников. А кто из нашего правительства понес персональную ответственность за развал и закрытие Сунской птицефабрики?! Кто ответил за фактическое уничтожение поселка Янишполе в Кондопожском районе?!» - вопрошал Папченков.

В итоге голоса депутатов на комитете разделились поровну. Почти все согласились с тем, что зарплаты специалистов парламента и администрации губернатора должны быть равны. Но вот как их приравнять, - то ли увеличить в сторону денежного довольствия катанандовских чиновников, то ли уменьшить в сторону аппаратчиков ЗС, - так и не решили. Поправка об увеличении зарплат не прошла. Однако лоббисты ее предложили устроить переголосование, для чего провести еще одно заседание комитета по госустройству на следующей неделе. Тогда, как ожидается, явка членов комитета на заседание будет больше, и перевес сил может оказаться другим (в пользу тех, кто ратует за повышение чиновничьих окладов).

Наталья Захарчук

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Аналитика

11.12.2017 12:03
Обществоведение
Адвокаты экс-главы Карелии и бывшего директора музея "Кижи" Андрея Нелидова подозревают, что их подопечный стал жертвой разработки спецслужб.
08.12.2017 14:53

Чтиво

07.12.2017 11:20
Личное мнение
В чем заключается мудрость принятого МОК решения об отстранении России от Олимпиады из-за допинга? Мнение Олега Реута.

Опрос

Часто ли вы летаете самолетами из Карелии?