ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Политкухня
00:59, 29 Ноября 2004

Как мы проснулись в другой стране

В решающую ночь в штабе Артура Мяки тихо горевали о личном проигрыше кандидата, в штабе Ирины Петеляевой – наоборот, пили шампанское, радуясь второму месту. Понимание того, что и «Яблоко», и СПС как носители идей русского либерализма отправились на историческую свалку, пришло не сразу. Почему выбор страны оказался именно таким? Можно ли назвать эти выборы честными? И что ожидает страну с управляемой Думой, способной штамповать любые, предложенные властью законы, и менять, как угодно Конституцию? Эти вопросы в числе первых мы задали известным российским аналитикам - директору Всероссийского центра изучения общественного мнения, социологу Юрию Леваде и ведущему исследователю Московского центра Карнеги, политологу Лилии Шевцовой.



А, может, все – обман, и только сон пустой?


Коммунисты, растерявшие за последние недели перед выборами фактически половину своих избирателей, сразу заговорили о фальсификации итогов голосования и заявили о начале собственного пересчета голосов. Но социологи и политологи в эту затею не верят. Никаких широкомасштабных фальсификаций на выборах не было, - считают они. Это не 1996 год, и люди, действительно, стройными рядами отправились голосовать за Единую Россию, Родину и ЛДПР, и получили ту Думу, которую сами выбрали. «Результаты выборов вполне адекватны», - комментирует Лилия Шевцова. – Фальсификации просто не понадобились, сейчас они уже не играют никакой роли».

«Мне трудно представить, чтобы подтасовка была таких масштабов, - говорит Юрий Левада. - Люди, которые знают механику выборов, мне не раз говорили, что можно исказить 2-3 процента, но исказить половину голосов – это нереально. Значит, причину надо искать в другом».

Если на выборах и был какой-то обман, то кроется он совсем не в подтасовке голосов. Наблюдатели от ОБСЕ в своем заключении черным по белому написали, что главное нарушение закона о выборах они увидели в безграничном использовании административного ресурса в пользу одной партии – Единой России. Российский Центризбирком и Александр Вешняков это заявление проигнорировали. На этом выступления международной общественности по поводу российских выборов закончились.

Кто не пришел, тот не пожалел


На выборы пришла только половина избирателей России. Именно она решила судьбу Госдумы. Явка – ниже, чем предполагали аналитики. Проигравшие правые посчитали, что именно их электорат 7 декабря остался дома, и как они не пытались выгнать его на улицу, ничего поделать не смогли. Социологи с этим не согласны. «Я думаю, что большая часть не голосующих, - это просто социально пассивные люди, которых не интересует политика, а важно только собственное благополучие, - считает Юрий Левада. - Демократов среди них немного».

Ввалился в комнату медведь, и как начал, как начал реветь


Нельзя сказать, что итоги выборов оказались для аналитиков неожиданными. Победу Единой России над коммунистами предсказывали абсолютно все социологи. Правда, не с таким разгромным счетом. В чем феномен Единой России? Причин успеха немного – это всепоглощающий административный ресурс и личная поддержка популярного президента. Конечно, сказалось и финансовое благополучие партии власти, а также поддержка СМИ и чиновничье рвение, с которым партийные деятели работали на выборах, находясь одновременно на основной должности, (многие теперь продвинутся по службе, и получат дополнительные государственные ранги).

«Насчет единороссов все довольно просто, - считает Юрий Левада. - Все силы государства были брошены на их поддержку, и мы все это прекрасно видели по телевизору. Плюс - местные ресурсы: не обеспечите победу партии власти, дотаций не дадим. Обеспечили, как видите… Главный ресурс партии власти – это президент как таковой. И эта пушка во время предвыборной кампании стреляла как минимум трижды. Первый раз - когда президент вопреки всяким правилам заявил, что поддерживает одну партию. Представьте, люди говорят: мы – за президента и на этом ставят точку, и считают, что этого достаточно… И ведь на самом деле – достаточно. И не только потому, что они так считают, а еще и по другой причине - дальше сказать нечего».

Еще – сказалась историческая любовь народа к начальству. «Единую Россию, как партию в стране вообще мало кто воспринимает, - говорит Лилия Шевцова. - Единая Россия – это своеобразный отдел администрации по работе с обществом. Для избирателя – это тот самый чиновник, который обеспечит город или поселок теплом, выдаст зарплату и т.д. Народ в этом смысле обвинять нельзя, - он устал и готов на все, лишь бы выжить и успокоиться».

Все кричат «уродина», а она нам нравится, хоть и не красавица


Гораздо неожиданнее выглядит провал коммунистов и успех новоиспеченного, выскочившего, словно джин из бутылки, блока Родина. Впрочем, и то, и другое – вещи взаимосвязанные. «Около двух месяцев назад Единая Россия с компартией шла голова к голове, - они набирали по 26 процентов, - рассказывает Юрий Левада. - А дальше «единороссы» стали резко набирать очки, а компартия весьма неожиданно и очень быстро их терять. И главная причина – блок Родина, который увел за собой большую часть коммунистического электората».

«Кремлевская команда в свое время уже занималась клонированием, и в этом деле весьма преуспела. Но никогда еще успех не был столь ошеломляющим, как с Родиной, созданной для того, чтобы отобрать голоса у коммунистов - комментирует Лилия Шевцова. - Самый первый опыт был у Березовского, который в 1999 году сочинил Единство. Но и это творение было на грани фола. Затем последователи Березовского в Кремле сочинили Возрождение России, Жизнь, Партию пенсионеров, Народную партию. Теперь – Родину. Этот блок создан буквально из ошметок, в него, как в пунш, сбросили остатки всех продуктов. И это творение так выскочило из пробирки, что даже сами создатели ужаснулись. В последние дни у творцов появилось желание незаметно удушить этого Франкенштейна в лице Глазьева, но ничего не вышло. Слишком поздно…»

Аналитики считают, что Родина понравилась избирателям, потому что «более активная, шумная, громко говорящая популярные лозунги». Конечно, сыграла свою роль и позиция коммунистов: левые на протяжении всей кампании вели себя тихо, ничего конкретного власти не противопоставляли.

«Прошлая попытка раскола коммунистов (когда из партии ушел Селезнев), ни к чему не привела, за ним ушли только доли процента, - рассказывает Юрий Левада. - Эта попытка оказалась более удачной, потому что опиралась не на конкретного человека, а на то, что он говорит, - на ключевые лозунги. Мы Родину, скажу честно, недооценили. По последним спросам она немного переходила отметку в 5 процентов. Но то, что блок наберет почти в два раза больше, это прямо из опросов не было видно. Мы сами удивлены…»

«Жириновский» – навсегда?


В Карелии ЛДПР выступила даже лучше, чем по России в целом. Партия в республике заняла второе место, опередив и коммунистов, и «яблочников», и Родину. Жириновский, как и десять лет назад триумфатором входит в Госдуму.

«То, что Жириновский прочно засел в Думе и никуда не денется, было ясно, - рассказывает Юрий Левада. - Еще было ясно, что народ его не разлюбил, и что его явно не бросила власть, которой он на всякий случай служит, и будет служить. На первый взгляд казалось, что он потускнел, и как будто бы немножко поднадоел. Но в последние дни Владимир Вольфович устроил пару блестящих спектаклей под камерами всех телеканалов, которые сыграли свою решающую роль. Потому что любой даже самый шутовской спектакль Жириновскому всегда на пользу. Мы рассчитывали, что у него будет около 9 процентов, он набрал почти 12. Что ж, винить потом будет некого».

Сказ про то, как Яблоко и СПС скушали друг друга


Самый большой минус новой Госдумы – в ней больше не будет тех, кого принято называть гражданскими партиями. Аналитики считают, что причина провала либеральных партий – в них самих, и в нынешних вождях, которые всем надоели и не сумели привлечь на свою сторону даже традиционный демократический электорат. Главные ошибки СПС и Яблока лежат на поверхности. Конечно, они должны были объединиться. «СПС и Яблоко ссорились совершенно безобразно, - считает Юрий Левада. - Увы… Слишком много времени ушло на выяснение отношений между собой. Они жили по законам внутривидовой борьбы, а не по законам политики и здравого смысла. Они жили, как в лесу, и сыграли на самоуничтожение».

Аналитики считают, что демократы предложили народу черствый хлеб и вчерашние щи. Кроме этого, как никогда были заметены вождизм, захвативший в свои объятья партийное руководство, и соглашательская позиция в отношениях с властью. Когда от Явлинского и Немцова ждали рассуждений о наступлении на свободу слова в России, уничтожении независимого телевидения, безграничного использования административного ресурса, возвращении к однопартийной системе и попрании всех гражданских свобод, они говорили о ядерных отходах и других космических проблемах, совершенно неинтересных избирателям.

«Слабость нынешних правых в том, что у них нет настоящего демократического электората, - считает Юрий Левада. - Они его и не создавали все эти четыре года. Сегодняшний правый электорат – небольшой, но очень пестрый. Он сильно отличается от того, что существовал при первой волне реформаторов. Из старого электората, который симпатизировал Демократическому выбору, только 6 процентов осталось сейчас. Большинство же новых людей, которые сегодня выбирают СПС и Яблоко, плохо знают, кем были когда-то Гайдар и Чубайс. И довольно негативно к ним относятся, и к тем реформам, которые они проводили, я имею в виду разрушение плановой советской системы и становление рыночного хозяйства. Это характерно и для большинства населения, и для большинства избирателей СПС. Правые ошибочно надеялись на то, что их опора не внизу, а наверху. Они ждали, что когда-нибудь их призовет к управлению власть, как это было при Ельцине. Теперь эту ошибку придется исправлять. Не знаю кому – нынешнему, а, может, следующему набору руководителей».

Яма, в которую мы себя закопаем


На сегодняшний день ясно, что все прошедшие в Думу партии – это отсеки партии власти. Почему опасна новая Госдума, и насколько она опасна? Мнения на этот счет единодушны: все будет зависеть от президента, который, зависнув между этажами, нажмет, наконец, кнопку лифта «вверх» или «вниз».

«Мы получили Думу, управляемую властью, - комментирует Юрий Левада. - Оппозиция в ней очень не велика, или, я бы сказал, отсутствует. В прошлой Думе был только Жириновский со своей фракцией, которая осуществляла простую и всем понятную функцию: она собирала голоса недовольных людей, упаковывала их, перевязывала веревочкой и дарила власти. Результат возмущенного голосования они забирала себе в карман, и во всех решающих случаях поднимала руки так, как велела власть. Жириновцы за все важные решения всегда голосовали абсолютно лояльно. Сейчас таких партий в Думе оказалось целых три. С Единой Россией все понятно… У Рогозина и Глазьева нет такого драматического таланта, как у Жириновского, поэтому они просто подражают его стилю. При этом задача и способ ее решения остаются теми же самыми. Добавляются только свои лозунги: «наших бьют», «долой олигархов», «дели награбленное».

Аналитики считают, что опасность такой Думы преувеличена. «Само по себе это еще не очень страшно. Дума ведь не правит, не решает ничего ни во внешней политике, ни во внутренней. Да, правительство и президент теперь могут использовать ее, как хотят. Любую резолюцию и любой закон, который потребуется, через нее можно пропустить. Вплоть до изменений в Конституцию. Любопытно другое. Этот способ упаковать возмущенный электорат, безусловно, хорош, и сейчас технологически удобен. Но будет ли он удобен политически и на более отдаленном отрезке жизни? Накормить, обогреть, и сделать зажиточными, - это сложно. Гораздо проще натравить на богатых и заставить радоваться тому, что у кого-то что-то забрали. Но проблемы-то с этим не исчезают и не решаются... Да, пока Дума – это большой ресурс для партии власти. Но что с ним делать дальше? Я сдержанно отношусь к высказываниям, что у нас будет совсем другая страна, у власти останутся одни бесноватые и жириновщина, а на политической сцене – никакой оппозиции. Если оппозиции нет явной, значит, открывается дверь для контроппозиции, сверхоппозиции. Чем меньше открытой полемики, тем большее значение имеет борьба под ковром. Мне кажется, что прошедшие выборы открывают не просто новую Думу и новый характер отношений во власти, они начинают новый политический период. Чтобы воспроизвестись у власти, Путину нужны конкретные сильные управленческие шаги, а, значит, еще не все потеряно…»

«Есть несколько вариантов того, что президент станет делать с новой Думой, - считает Лилия Шевцова. - Путин либо станет стабилизатором, либо продолжит умеренные реформы (знаете, как сейчас - лодка не плывет, но и не тонет), либо сделает небольшой демократический прорыв, например, создаст партийное правительство. Но если он не остановит набирающих силу национал-популистов, то Родина и ЛДПР приведут его к тоталитарной парадигме и диктаторской модели власти, не в 2004-м, так в 2008 году».

Броуновское движение, или что будет с нашими демократами


Людей, интересующихся политикой, сегодня больше всего заботит вопрос: какова дальнейшая судьба Яблока, СПС и коммунистов, фактически проваливших выборы. Прогнозы аналитиков на этот счет – неутешительные.

«Нужно трезво смотреть на вещи: Яблоко и СПС без парламентской трибуны четыре года не продержатся, они просто не выживут, - считает Лилия Шевцова. - Демократы, конечно, останутся, но я не уверена, что с нынешними фамилиями… Я считаю, что российские либеральные партии нужно создавать заново. Но это должны делать другие люди, не Явлинский и не Чубайс. Думаю, что нынешние правые просто исчезнут, разбредутся и найдут себя на новых должностях, в иных сферах. Эта Госдума новых лидеров уже не воспитает. Они воспитываются не в коридорах власти, а на событиях и ситуациях».

«У Яблока и СПС есть выбор: либо уйти в управленческую элиту, либо остаться в демократической оппозиции, - рассуждает Юрий Левада. - Последний шанс – выдвинуть единого кандидата на президентские выборы. Необходимо, чтобы этот кандидат был элементарно внятен, только в этом случае демократический электорат осмыслит себя таковым и проголосует за него. Я не знаю имя это единого кандидата. Но считаю, что это не должен быть ни Чубайс, ни Немцов и ни Явлинский. Кто-то другой… А потом - создавать новую партию, может быть даже без участия Яблока и СПС, дееспособную и по-настоящему оппозиционную».

Прогнозы относительно коммунистов – более оптимистичны.

«Я не думаю, что коммунистическая партия может исчезнуть, - считает Юрий Левада. - Она может сменить лидера, хотя до сих пор подходящей кандидатуры не просматривалось. Может быть, части этой партии разойдутся в разные стороны. Скажем, одна предпочтет быть консервативной, а другая отпочкуется».

События последних дней показали, что надежды политологов на объединительные процессы в наших либеральных партиях вряд ли оправдаются. На сегодняшний день известно, что вопреки желанию и советам известных российских демократов, Григорий Явлинский стоит на позициях невозможности объединения с правыми силами. Сразу после выборов в интервью радио «Эхо Москвы» Григорий Алексеевич недвусмысленно заявил, что «Яблоко» будет участвовать в президентских выборах самостоятельно, вне союза с другими партиями. Таким образом, единого демократического кандидата в президенты не будет, а «яблочного» – выберет съезд. Девяносто девять процентов, что это будет сам Явлинский. Ошибки думского марафона ничему не научили…

Наталья Захарчук

Автор благодарит Клуб региональной журналистики «Из первых уст» за помощь в организации встречи с Юрием Левадой и Лилией Шевцовой.

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Аналитика

08.12.2017 15:20
Капитал
Новый жилой комплекс на Древлянке строится для людей с повышенными требованиями к комфорту, но остается доступным по цене.
08.12.2017 14:53

Чтиво

07.12.2017 11:20
Личное мнение
В чем заключается мудрость принятого МОК решения об отстранении России от Олимпиады из-за допинга? Мнение Олега Реута.

Опрос

Часто ли вы летаете самолетами из Карелии?