ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Капитал
13:09, 24 Декабря 2003

Сладкая ты моя…

По оценке ученых Карельского научного центра Российской академии наук, республика располагает значительным ресурсным потенциалом дикорастущих ягод. Достаточно сказать, что биологические запасы черники, брусники, клюквы и морошки, которые считаются самыми “собираемыми” ягодными растениями Карелии, cоставляют свыше 120 тысяч тонн. Наибольший урожай приходится на чернику – около 60-70 тысяч тонн, наименьший на клюкву – 6-10 тысяч тонн.

Как свидетельствуют многолетние наблюдения, биологические запасы ягод осваиваются в республике всего на 10-15 процентов. Между тем, сбор лесных и болотных даров давно приобрел в Карелии характер “национального” бизнеса.



Ягодная стихия.


Еще в 80-е гг. прошлого столетия местное население начало активно сдавать ягоды потребкооперации в обмен на дефицитный импортный “ширпотреб”, а с 90-х гг. это занятие стало едва ли не единственной возможностью жителей лесных поселков и глухих деревень заработать на хлеб. По данным Госкомстата Карелии, почти четверть граждан республики или 187,4 тысячи человек живут сейчас за чертой бедности. Можно с уверенностью сказать, что большинство этих людей являются основными поставщиками ягод для заготовительных пунктов, точного количества которых не знают даже в региональном правительстве.

“Ягодный бизнес развивается сегодня стихийно, практически без контроля государства”, - сетует вице-премьер Карелии Юрий Пономарев, - “Закупка ягод никак не лицензируется, и бюджет теряет от этого огромные суммы”.

Рентабельность ягодного бизнеса оценивается специалистами в 200-400 процентов. Неслучайно заготовкой даров природы в республике занимаются не только местные предприниматели, но и бизнесмены из Финляндии, Швеции и Норвегии, куда традиционно экспортируются карельские ягоды. О том, насколько “навариста” обычная морошка, можно судить по разнице цен: в Карелии эту ягоду принимают по 100-150 рублей за килограмм, а на рынке в Хельсинки она стоит 20 евро. По данным таможенной статистики, из республики ежегодно вывозится за рубеж около 8-9 тысяч тонн дикорастущих ягод стоимостью свыше 7 миллионов долларов.

Впрочем, как свидетельствует администратор ведущей заготовительной компании Карелии “Ягодалес” Дмитрий Сакара, в последнее время интерес к лесным дарам стала проявлять отечественная пищевая промышленность. С пуском новых линий по производству соков предприятия Москвы, Санкт-Петербурга, Самары и других промышленных центров страны начали активно закупать карельскую бруснику и клюкву. Дмитрий Сакара убежден, что в ближайшие годы сырьевой экспорт ягод из России постепенно будет снижаться. “Оптовая цена, по которой приобретают ягоды крупные отечественные компании, не слишком отличается от той, которую предлагают поставщикам иностранные фирмы. Но при этом нет таможенного оформления и другой бумажной волокиты, связанной с отправкой товара за границу”, - поясняет коммерсант.


Рисковое дело. .


По мнению вице-премьера Карелии Юрия Пономарева, в республике также необходимо развивать собственную переработку даров природы. “Как и в лесном бизнесе, нам нужно переходить к производству товаров с высокой добавленной стоимостью: соков, морсов, джемов и желе. В противном случае львиная доля доходов от заготовки карельских ягод будет по-прежнему уходить за пределы региона”, - замечает Пономарев.

Еще в 2000 году в Пряжинском районе республики планировалось построить крупный завод по производству ягодных концентратов, соков и йогурта. Мощности предприятия должны были перерабатывать более 2 тысяч тонн лесных и садовых ягод в год. Завод создавался на средства коммерческой фирмы "Кареллесопродукт" при поддержке звероводческого хозяйства "Пряжинское". Для нового производства было приобретено современное финское оборудование, однако из-за недостатка финансирования этот проект пришлось похоронить при 90-процентном уровне реализации. С тех пор никто из местных бизнесменов не пытался рисковать деньгами, чтобы наладить массовую переработку карельских ягод в Карелии.

“Для создания перерабатывающего производства необходимо располагать значительными оборотными средствами. Достаточно сказать, что линия по электронной сортировке и очистке ягод стоит около полумиллиона долларов. Кроме того, предприятие должно располагать своей базой – морозильным складом, а это не только дополнительные финансовые издержки, но и всевозможные согласования – с санитарной службой, пожарными, водоканалом и т.д”, - говорит администратор ООО “Ягодалес” Дмитрий Сакара.

Несколько лет назад его фирма воспользовалась кредитом, чтобы установить шведское сортировочное оборудование, и теперь поставляет на российский рынок свежезамороженную лесную ягоду, соответствующую европейским стандартам. Однако о производстве соков и концентратов Дмитрий Сакара даже не помышляет.
“Этот бизнес в России поделен между 5-6 крупными компаниями, и новому игроку будет практически невозможно пробиться на рынок”, - считает Сакара.


Вкус в натуре.


В советские времена чуть ли не каждый хлебозавод Карелии выпускал варенье из лесных ягод. Покупали его в основном приезжие, поскольку местное население предпочитало собственные заготовки. С появлением рынка абсолютно безликие банки, наполненные натуральным таежным продуктом, не выдержали конкуренции с яркой упаковкой ароматизированных импортных джемов, и промышленная переработка ягод в республике практически полностью прекратилась. В настоящее время дары карельской природы в небольших объемах используют лишь 2 петрозаводских предприятия – ликеро-водочный завод “Петровский” и молочный комбинат “Славмо”.

На молкомбинате в год перерабатывают всего около 100 тонн ягод. Их хватает для производства йогурта, биопростокваши и джемов. Кроме того, в 2001 году на предприятии была запущена универсальная упаковочная линия шведской компании “Тетра-Пак”, позволившая начать выпуск стерилизованного молока и морса. Сейчас предприятие производит около 300 тонн морса из брусники, клюквы и черной смородины, которые реализуются в основном в Москве и Санкт-Петербурге. Кроме того, в ближайшее время на “Славмо” собираются освоить производство клюквенного лимонада.

“В Карелии лесными ягодами никого не удивишь, здесь все ходят в лес, а вот столичные жители этого удовольствия лишены”, - говорит генеральный директор комбината Cергей Масляков. По его мнению, ягодная продукция из республики могла бы занять свою нишу на отечественном рынке соков и прохладительных напитков благодаря своим натуральным компонентам. Однако для широкой экспансии карельского морса необходимо значительное увеличение объемов его производства, а это потребует вложения нескольких миллионов рублей. Для регионального предприятия, занимающегося в первую очередь выпуском молочной продукции, сумма значительная, но Сергей Масляков уверен, что деньги на выгодное дело удастся найти, как удалось собрать более миллиона долларов собственных средств на приобретение универсальной упаковочной линии.

“А вот на мировом рынке конкурировать будет сложно, - замечает неожиданно гендиректор “Славмо”, - В Канаде освоено промышленное выращивание клюквы, и карельским бабушкам с этим трудно будет тягаться. Правда, дикая ягода все равно вкуснее”.

Валерий Поташов.

Комментарии

Гость

Чтиво

Сегодня 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?