\'\'По пути пришлось потрястись по разбитым грунтовкам, проложенным еще финнами в те времена, когда эти приладожские края принадлежали сопредельному государству. Но по мере приближения к цели дорога становилась лучше, потом пошел асфальт, а сам поселок оказался просто славным и ухоженным: во всем чувствовалось, сказочное богатство, по крайней мере по сравнению с десятками других точек на карте Карелии. А какой там был клуб - что ваш кинотеатр «Калевала»! И уже в те в советские времена местное начальство позволяло себе разъезжать на классово чуждом новеньком немецком автомобиле «Ауди 100».
Благополучие отдельно взятой деревни объяснялось просто: там располагался один из некогда известных карельских зверосовхозов.

С тех пор многое изменилось: нынче от некогда прибыльного карельского звероводства остались одни слезы. А ведь лет 10-12 назад Карелия давала седьмую часть всей пушной продукции страны, и рентабельность звероводческих хозяйств доходила до 200 процентов. Сохранись эта ситуация до наших дней, норко-песцовые бонзы уже бы на «Роллс-Ройсах» раскатывали… Впрочем, отдельные пушные оазисы еще теплятся, но самой отрасли в том виде и объеме, в каком она существовала исторически – увы! – нет." />
ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Капитал
13:09, 12 Ноября 2003

Звериный оскал

По пути пришлось потрястись по разбитым грунтовкам, проложенным еще финнами в те времена, когда эти приладожские края принадлежали сопредельному государству. Но по мере приближения к цели дорога становилась лучше, потом пошел асфальт, а сам поселок оказался просто славным и ухоженным: во всем чувствовалось, сказочное богатство, по крайней мере по сравнению с десятками других точек на карте Карелии. А какой там был клуб - что ваш кинотеатр «Калевала»! И уже в те в советские времена местное начальство позволяло себе разъезжать на классово чуждом новеньком немецком автомобиле «Ауди 100».
Благополучие отдельно взятой деревни объяснялось просто: там располагался один из некогда известных карельских зверосовхозов.

С тех пор многое изменилось: нынче от некогда прибыльного карельского звероводства остались одни слезы. А ведь лет 10-12 назад Карелия давала седьмую часть всей пушной продукции страны, и рентабельность звероводческих хозяйств доходила до 200 процентов. Сохранись эта ситуация до наших дней, норко-песцовые бонзы уже бы на «Роллс-Ройсах» раскатывали… Впрочем, отдельные пушные оазисы еще теплятся, но самой отрасли в том виде и объеме, в каком она существовала исторически – увы! – нет.



Если у вас нет собаки…


Эти воспоминания всплыли, когда я читал в финской прессе о недавнем деянии экстремистов из международной организации Animal Liberation Front (ALF), т.е. «Фронта освобождения животных». Активисты-анималисты под покровом ночи налетели на пушную ферму в местечке Лахнакоски, что недалеко от города Коккола, пооткрывали клетки, выпустив на волю более 7800 норок – и были таковы. Целые сутки вся округа ловила зверьков, и большинство норок вновь было рассовано по клеткам, но переполох поднялся нешуточный. Министр внутренних дел Кари Райямяки заявил, что разбойничьи рейды, проводимые под лозунгом защиты животных, являются серьезными преступлениями, которые можно назвать экологическим терроризмом, поскольку они явно спланированы и окрашены идеологически.

Подобное случается во всех странах, где практикуется пушное звероводство: только в Финляндии с 1995 года боевики из ALF атаковали зверофермы около 60 раз. Чаще всего они просто выпускали зверьков, но бывало, войдя в раж, поджигали фермы, портили мех несмываемой краской – словом, безобразничали от души. Невинными шалостями назвать это никак нельзя: выпуская животных, экохулиганы тоже обрекают их на верную погибель, поскольку вскормленные в неволе норки не умеют добывать себе пропитание, попадают под колеса машин, и так далее.
Есть у этих акций еще одна особенность: полиции крайне редко удается поймать кого-либо из экстремистов. После одной из атак на звероферму в Нидерландах голландскому министру юстиции даже задали ехидный вопрос: «Если полиция не может выйти на след даже активистов ALF, что тогда говорить об «Аль-Каеда»?»

В целом экономика пушного дела в Финляндии выглядит так: в год производится около 2 миллионов шкурок норки и примерно 2,3 миллиона шкурок лисы. С этими показателями наши соседи впереди планеты всей по лисьему меху, а по норке в Европе уступают только Дании и Нидерландам.
Но меховая индустрия вызывает все больший гнев борцов за права братьев наших меньших. В Великобритании, например, звероводство запрещено законом – и там давно никто не налетает на пушные фермы, за неимением таковых.
И тут вспоминаются поразительные по глубине строки из философской кинопесенки: «Если у вас нет собаки, ее не отравит сосед…». Может, и хорошо, что в Карелии загнулось звероводство? Зато наши фермы не подвергаются атакам экотеррористов из ALF, или какой-нибудь другой радикальной «зеленой» тусовки. Мне почему-то кажется, что если бы республика сохранила свое некогда славное пушное богатство, то такие случаи происходили бы и на нашей территории. Ведь бывало же, что «гринписовцы» приковывали себя цепями к вековым соснам где-то под Костомукшей, предварительно пригласив на место проведения акции в защиту старовозрастных лесов съемочные группы нескольких телекомпаний. Кстати, та акция оказалась достаточно эффективной, и после нее у карельских лесопромышленников появились проблемы с экспортом древесины в Европу.

Все норки в гости будут к нам?…



Впрочем, у нас все еще впереди: какое-то время назад прошел слух, что финские производители пушнины уже раздумывают, а не перенести ли бизнес в Ленинградскую область и в Карелию? Даже звучали весьма впечатляющие цифры: якобы, Северо-Запад России может рассчитывать на 60 миллионов долларов инвестиций для возрождения звероводческой отрасли.

Определенная логика в подобных разговорах есть. Ведь разбойничьи акции ALF – это наиболее крайние проявления, а в арсенале «зеленых» есть и политические методы борьбы: в Европарламенте уже обсуждается вопрос о запрете клеточного звероводства. Говорят, голландские короли пушнины уже перебазируют свои фермы в Польшу, так что, возможно, дойдет очередь и до Финляндии. Куда податься финским зверофермерам? Правильно, в Карелию. Значит, и борцы за освобождение норок и песцов последуют за зверьками, которых они любят до смерти.

А может ли наша пушная отрасль возродиться сама, без импорта европейского капитала? Есть в наших краях мечтатели, которые грезят о миллионах ценных шкурок карельских зверьков, вновь массово продающихся на мировых аукционах. Например, год назад наше Законодательное собрание приняло целую программу развития звероводства на 2003 год, на что предполагалось выделить из бюджета 16 миллионов рублей. Это много или мало? С чем сравнить эту сумму? Для начала переведем ее в евро: это получится около 460 тысяч. А теперь вновь сошлемся на финскую прессу. Фермер Бенгт Хагстрем, чье хозяйство пострадало от налета фронтовиков-анималистов в ночь с 21 на 22 сентября, подчитал свои убытки: сумма потерь может превысить 300 тысяч евро – это притом, что 7000 норок были отловлены и возвращены в клетки. Вот вам и красноречивая иллюстрация: пожалуй, 460 тысяч евро на всю пушную сферу Карелии, которая некогда состояла из 20 зверосовхозов – маловато будет. Видимо, все-таки придется ждать помощи извне. Придет ли она? Может, самим сделать первый шаг, и написать письмо с коммерческим предложением бедному Бенгту Хагстрему?

Все это было бы смешно…



Напоследок расскажу случай из журналистской практики, напрямую связанный со звероводством – дело ваше, верить или нет.
Лет 15 назад работал я в редакции новостей Карельского радио. В первых числах апреля почта доставила очередной ворох многочисленных в те времена районных газет. В одной из них, кажется, в сортавальской, я наткнулся на славную первоапрельскую шутку: звероводы совхоза «Кааламский», что в поселке Кааламо, пошли на смелый эксперимент, и занялись разведением австралийской коалы. Вопреки скептикам, коала настолько хорошо прижилась в наших суровых условиях, что жители поселка даже подумывают о переименовании его в Коаламо, а название зверосовхоза поменять на «Коаламский».
И каково же было мое удивление, когда я увидел эту байку в выпуске новостей, приготовленном к эфиру! Я спросил у редактора выпуска, ветерана карельского радио (кстати, он работает там и поныне), стоит ли смешить людей, ведь День дурака уже прошел? Но он стоял на своем, уверяя, что все это серьезно - просто я ничего не смыслю в перспективах развития звероводческой отрасли. Что ж, по крайней мере, тут он был прав.
Догадайтесь, прошла ли в эфир новость о приладожской коале?
Пока вы соображаете, поделюсь невеселым выводом: получается, что шуток на звероводческие темы в Карелии уже давно никто не сочиняет. Хотя сама тема, как будто бы, еще не закрыта…

Андрей Лось

andrey_los@hotmail.com


Комментарии

Гость

Чтиво

07.12.2017 11:20
Личное мнение
В чем заключается мудрость принятого МОК решения об отстранении России от Олимпиады из-за допинга? Мнение Олега Реута.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?