ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Обществоведение
14:53, 06 Октября 2004

Чего еще нам ждать от Путина?

«А чего же вы хотели? Закрытие независимых телеканалов, наезд на олигархов, построение вертикали власти и сегодняшняя отмена губернаторских выборов, - все это есть в моей книжке, все это еще пять лет назад прочитывалось в строках, надиктованных мне Путиным… Так я уже ничему не удивляюсь, и вам не советую!» - начинает свой рассказ журналист.



Я его слепила из того, что было


Книга «От первого лица», написанная Наталией Геворкян в соавторстве с двумя другими журналистами, вышла в свет в самом начале 2000 года, перед президентскими выборами. Автор не скрывает, что писала ее по заказу Кремля.

- Конечно, это была кремлевская идея. Они делали Путина президентом, а в стране никто про него ничего не знал, да и я сама, если честно, ничего не знала. Ну, был такой начальник ФСБ, потом неожиданно стал премьер-министром, вот, в общем-то, и все. Когда меня пригласили в Кремль и предложили написать книгу, я почти сразу согласилась, но потребовала три месяца: месяц в Дрездене, месяц в Питере, и месяц в Москве. Да ты, что? - закричали на меня. У нас выборы на носу, а ты какие-то месяцы просишь! И предложили такую же схему, какую использовал Валя Юмашев, когда сочинял книжки про Ельцина, - Ельцин рассказывает, Валя Юмашев оформляет. Я говорю, - с Ельциным, и я бы написала, но с каким-то неведомым дядей?! И предложила честный вариант, - давайте сделаем большое интервью. Я задаю вопросы, он отвечает и несет полную ответственность за свои слова… Вот так и сидели мы друг против друга долгими часами. И все, что сказал мне Путин тогда, практически не редактировалось. Книга была готова за 28 дней, и в Кремле ее приняли, скрепя сердце. Зато и вещь получилась поразительная. В ней – все, что Путин делал на протяжении жизни и, самое главное, - его мироощущение. Так что теперь для меня в президенте уже ничего неожиданного нет. Посмотрите, все прочитывается даже не между строк, а напрямую, - начиная от вертикали власти и заканчивая наездами на олигархов, построением губернаторов, и даже попытка отменить выборы там есть и будущее Лужкова. Именно поэтому мне за свою книжку ни на секунду не стыдно, - она получилась такой, какой я хотела, без вмешательства со стороны.


Я умирала от скуки!


С первых же минут общения оказалось, что Владимир Владимирович – сложный, а главное, - очень скучный собеседник. Хотя о прошлом он вспоминал охотно и, как могло показаться, - вполне искренне.

- Путин мне не понравился с самого начала. Простите за откровенность, но мне было скучно. На пятом часу беседы я уже потихоньку изнывала, а то, что страна совершает ошибку, поняла с первой минуты. Я сразу сказала об этом Юмашеву, когда он пришел ко мне со словами: «Скажи, Наташ, правда, милый?!

Я ответила: «Знаете, ребята, мне, честно сказать, пофигу, но приведите хотя бы пару аргументов, объясните, почему он, и чем он мил». Юмашев пробурчал только: «Все-таки, согласись, что именно такой нам теперь, наверное, и нужен». «Значит, нужен никакой?» - парировала я. И только тогда поняла, до какой степени Валя Юмашев вместе с Таней Дьяченко и Волошиным управляли страной.

Работая в «Московских новостях», я почти семь лет занималась тем, что описывала деятельность КГБ. Мне казалось, - если люди больше узнают об этой организации, знания победят страх, и они перестанут панически бояться слова «Лубянка». За это время я повстречалась и побеседовала, не совру, наверное, с десятью тысячами сотрудников КГБ, многие из которых были подполковниками. Так вот тогда, перед выборами, передо мной сидел просто один из этих десяти тысяч. Какое он должен был произвести на меня впечатление? Уж точно, не умнее остальных. И уж точно, - не харизматичнее. В КГБ, поверьте, были и более яркие фигуры. И сразу абсолютно все стало понятно. Проговорив пару минут, я вспомнила 96-й год, когда спрашивала у сотрудников КГБ, за кого они будут голосовать, и какой хотят видеть страну. Они ответили гениально: хотим, чтобы водка ночью продавалась, как сейчас, а власть была такой, как раньше. Пришел Путин, и мечта каждого КГБшника практически сбылась. Хотя, на самом деле, такого не бывает, - рынок и тоталитарная власть это слишком несопоставимые вещи. Крен в одну из сторон неизбежен, и мы это наблюдаем уже сейчас.

Какой он есть на самом деле


Наталия Геворкян уверена, что президента никто России искусственно не «лепил». Он на самом деле такой, какой есть.

- Никакого пиара Путина, если помните, не было. Вернее, пиар заключался в отсутствии пиара. Путин – не продукт деятельности имиджмейкеров. Его просто выбрали, селекционировали, и у меня до сих пор есть куча вопросов к участникам этого отбора и к критериям, которые они использовали. Честное слово, он именно такой, какой есть, каким мы его ежедневно видим и слышим. И для меня в его сегодняшних действиях и заявлениях ничего шокирующего нет. Неужели кто-то ожидал другого? Неужели кто-то думал, что он, действительно, рыночник? Неужели кто-то думал, что у нас есть честные и неподкупные сотрудники КГБ? Я не понимаю, на чем эти надежды покоились. На том, что Путин молодой? Похож на Примакова, такой же, но с перламутровыми пуговичками? А вы вспомните, - у Путина до момента возвращения из Германии не было ни одного человека в подчинении, ни одного, кем бы он руководил! Он был шестеркой в резедентуре в Дрездене. Горбачев управлял Ставропольским краем, был опыт руководства и у Ельцина. А через что прошел Путин? Да, вытащили, сделали шефом ФСБ, подполковником. А чего это вдруг, за какие заслуги? Вся разведка прекрасно знает, что никаких заслуг не было.

Половина из того, что он говорит, - это чьи-то разработки, доработки, предложенные варианты. Это нормально, - президенту помогают. Но на чем должна основываться самостоятельность его мышления, я до сих пор не понимаю. Ни глубоких экономических знаний, ни опыта руководства крупными предприятиями… Единственная заслуга Путина на посту премьер-министра, это то, что он начал войну в Чечне. Именно он и никто другой. Никто почему-то не замечает, но в книге об этом прямо пишется.

Я говорю Путину: «Ельцин же не является верховным главнокомандующим, он не может начать войну, он даже контртеррористическую операцию не имеет права начать. А у нас войска накануне выборов стали бомбить Грозный…» И Путин мне отвечает: «Ельцин нам не мешал». Я уточняю: «Так вы что, единолично принимали решение о начале бомбежек? Вся ответственность на вас?» Он говорит: «Да, получается, что на мне». До сих пор никто не может сказать, собирался ли тогда Совет безопасности. Документов никаких нет и подписи верховного главнокомандующего тоже. Так чего удивляться, что сегодня, через четыре года мы имеем Ингушетию и теракты?

Почему его все так любят


Журналист не скрывает, что ей непонятны истинные причины всенародной любви к Путину и его заоблачные рейтинги.

- Четыре года назад я еще мало-мальски понимала, почему все вдруг так возлюбили Путина. А сейчас… Мне кажется, что мы просто не располагаем реальными цифрами статистики. Посмотрите на социологические опросы. Нравится вам президент? Очень нравится. Теперь давайте по пунктам, это нравится – не нравится, а это – тоже не нравится. А вообще? А вообще очень нравится. Пропаганда, конечно, тоже играет свою роль. Она действует на людей, хотя, если честно, у меня нет объяснений, почему все так готовы обманываться. Сейчас только и говорят, что о сильной власти, но мы-то понимаем, - никакая она не сильная. Посмотрите, что в стране делается… Просто созданный однажды штамп, сегодня уже работает сам по себе.. Я сейчас почти постоянно живу в Париже и отсюда очень хорошо видно, что никакой сильной России нет. В Европе, где нет нашей пропаганды, к Путину относятся весьма негативно. И никто из европейских руководителей не скрывает, что его не хотят принимать в свой клуб. Да и в России ситуация меняется, причем резко. Хотя это вполне естественно на втором сроке правления. Конечно, хотелось бы видеть у руля страны не среднестатистическую личность, какой представляется мне Путин, а настоящего лидера, очень рационального, очень неэмоционального, очень технологичного, сильного экономиста с широким бэкграундом и широким кругозором. Я не считаю, что Россия такая уж своеобычная, странная, что ей необходим кто-то особенный. Россия – не другая, ей просто необходим технологичный правитель. А сейчас… Я уверена, что, в конечном счете, какой-нибудь Сорос сделает для нашей страны больше, чем Путин.

В России я задыхаюсь


Почти сразу после выхода в свет книги о Путине, Наталия Геворкян рассорилась с Кремлем и была, что называется, отлучена от двора. Виной всему, - критические статьи о президенте, которые журналист опубликовала в «Коммерсанте».

- Странные люди работают в Кремле. Я никогда не была кремлевским журналистом, но после выхода в свет книжки они меня записали в лучшие друзья, и посчитали почему-то, что теперь я никогда в жизни и слова плохого не напишу о Путине. После первого визита президента в Берлин и Мадрид я написала две резких заметки. После этого прервались все мои контакты с Кремлем, мне перестали звонить, и всем чиновникам дали команду ко мне на пистолетный выстрел не приближаться. И с героем своей книги я уже несколько лет не виделась.

Сейчас я работаю в парижском корпункте «Коммерсанта» и бываю в России наездами. Да, я беглец… Вспоминаю, как тягостно мне было в начале. Перед отъездом во Францию было такое ощущение, как в 70-х, - душно, плохо, не комфортно жить и работать. От сегодняшней ситуации в стране я в буквальном смысле заболеваю. И когда возвращаюсь в Париж после поездки домой, французские друзья знают, - меня лучше не трогать.

Шарик, который лопнет


То, что происходит в России при режиме Путина, журналист называет «гробить страну».

- Когда я смотрю на то, что происходит сегодня в России, у меня складывается впечатление, что еще чуть-чуть, и страна лопнет, разорвется, как шарик. Все сжалось до предела, и, как говорил мой приятель, - скоро мы будем молить Бога, чтобы кто-то в Кремле еще задержался у власти и сумел удержать эту страну. Нам надо жить, растить детей, предвидеть завтрашний день, планировать, черт возьми, покупку квартиры или отпуск на следующий год… Но мы ничего не можем сейчас, когда есть ЮКОС, когда есть теракты, когда есть Чечня.

Скажу сразу, - я не верю в то, что возможен возврат в прошлое, к тоталитарному государству. Путин не сможет сломать вектор движения к демократическому, рыночному обществу с нормальной свободой слова. Опора его истончается, и люди, пусть и потихоньку, но начинают это понимать.

Наталья Захарчук

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Чтиво

15.12.2017 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?