ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Обществоведение
12:15, 14 Июня 2005

Маленькие детки, большие бедки

Республиканская прокуратура закончила проверку состояния детских домов Карелии. Выводы неутешительны: почти везде – вопиющие нарушения прав детей. Голод, холод, нищета…

Если просто читать сухие цифры отчета, и то становится жутко. Жутко по-настоящему. Ведь строчка о том, что в Пудожском детском доме «воспитанники не обеспечиваются одеждой и обувью» означает одно: сироты просто-напросто мерзнут в каком-нибудь стародавнем трепье. А за словами  о том, что в Питкярантском Центре социально-трудовой адаптации «не выполнены нормы питания по молоку, творогу, сметане, маслу, овощам, фруктам и т.д.» стоит безрадостная картина детского голода. Не лучше и условия, в которых содержатся ребятишки: голые полы, рваные обои, годами не крашеные окна... Это про детский дом в Каменном Бору (Сегежский район).

Главная причина, конечно, недостаток финансирования. Что примечательно, денег на брошенных детей не выделяют не только нищие муниципальные бюджеты, но и более благополучный республиканский. Сегодня наши министры любят говорить о необходимости строжайшей экономии бюджетных средств. Главным объектом экономии, судя по отчету прокуратуры, чиновники выбрали детей-сирот. И если в каком-то из детских домов Карелии жизнь еще можно назвать нормальной, то это, во многом, благодаря руководству самих учреждений, но никак не помощи государства.

На прошлой неделе наш корреспондент побывал в республиканском специализированном Доме ребенка (он находится в Петрозаводске, на Древлянке). И убедился во всем воочию.  

Воспитатели и нянечки республиканского Дома ребенка называют своих подопечных «моя доченька» или «мой сыночек». На самом деле родителей у этих малышей нет. Вернее, есть, но где-то далеко, в другой жизни. Почти все живущие здесь дети - социальные сироты, брошенные мамами и папами либо сразу в роддоме, либо чуть позже, когда проявились их детские болезни. Примечательно, что не все они родились в неблагополучных семьях, - просто однажды появившись на свет с букетом врожденных заболеваний, малютки оказались никому не нужны.

Здесь живут только больные дети. Аутизм и синдром Дауна, детский церебральный паралич и пороки сердца – самые распространенные диагнозы, поставленные малышам врачами. А еще – органические поражения центральной нервной системы, нарушения психики, задержка развития и проблемы опорно-двигательного аппарата.

Почти половина поступающих сюда малышей страдают острым недостатком веса. Новорожденные, как правило, не дотягивают и до двух килограммов, а есть и такие, что весят по 800 грамм. И их выхаживают.

Всего здесь чуть более сотни ребятишек. Самым маленьким – месяц, они только-только из роддома, самым большим – три с половиной годика. Как только малыши празднуют трехлетие, их отправляют в другие детдома и так дальше и дальше, в большую жизнь. Но заканчиваются мытарства, как правило, одинаково – в Ладвинском доме-интернате (там живут взрослые с нарушениями психики). 

Подкидышей здесь немного. В основном, дети поступают в Дом ребенка уже со всеми документами, - у них есть имена и фамилии, свидетельства о рождении и медицинские карточки.

Усыновляют довольно часто. В основном, конечно, иностранцы. Реже – русские. По словам главного врача Ольги Давыдовой, за один только прошлый год из Дома ребенка в зарубежные семьи забрали 53 малыша, в наши, российские – только 16.

«У иностранцев принципиально другое отношение к детям, - рассказывает Ольга Васильевна. – Наши стараются выбирать только красивых и относительно здоровых. А  родители из других стран берут в семьи самых несчастных и больных. Для них дети – все равно дети, независимо от болезней. И в этом – разность воспитания, культуры, государственной политики и, конечно, экономических возможностей».

Живет этот единственный в Карелии Дом ребенка, как и все социальные учреждения, тяжело. Хоть и финансируется из республиканского бюджета, но денег, конечно, недостаточно. Государственное финансирование так невелико, что средств хватает только на питание, зарплату воспитателям и кое-какие хозяйственные нужды. Малышей кормят в среднем на 46-49 рублей в день. На год руководство Дома ребенка просило выделить 1 миллион 700 тысяч рублей. Из республиканского бюджета дали только миллион четыреста. Это значит, что деньги уже к четвертому кварталу просто кончатся, и нужно будет просить дополнительно…

«Мы стараемся готовить так, чтобы укладываться в нормы, - говорит Ольга Васильевна. – И, в общем-то, получается. Малыши и мясо едят, и фрукты, и молочное. Но качество продуктов, которые нам привозят настолько низкое, что иногда плакать хочется: картошка - половина на выброс, мясо – либо одни костяшки, либо только жир».

Еще хуже обстоят дела с лекарствами. И это, несмотря на то, что все малыши здесь – хронически больны. Их надо лечить. Но вот чем? И как? Государственное финансирование поставок лекарств – 6 рублей в день на ребенка. Иногда мало даже на одну таблетку… 

Примерно 5 тысяч в месяц дают на хозяйственные нужды. В эту строку расходов входят и стиральный порошок, и туалетная бумага, и канцелярские товары, и сантехника, и даже запчасти для санитарной машины, которая числится на балансе Дома ребенка. До запчастей, конечно, дело не доходит, - есть более насущные проблемы. Одной только хлорки на обработку помещений тратится почти сорок ведер в день, а ведь Дом ребенка еще и стирает самостоятельно, - кучи пеленок, ползунков, колготок за каждым больным малышом (такая роскошь, как памперсы, выдается в малом количестве только для самых больных ребятишек-инвалидов). Когда же, как сейчас, в Петрозаводске отключают горячую воду, для воспитателей наступает каторжная пора. 

Здание бывшего детского садика, где расположен малюткин приют, с середины 90-х годов капитально не ремонтировалось ни разу. Текущий ремонт Дом ребенка проводил, как мог, своими силами. За это время вся канализация и сантехника прогнили так, что в здании нет, наверное, ни одной целой трубы, - все течет. Но и это не все: сами стены стали разрушаться под гнетом времени.

«Когда мы въехали в это здание, здесь были голые стены, - вспоминает Ольга Васильевна. – Ни ванночек, ни мебели, ни даже нормальной электропроводки. А переезжать солдаты помогали, которых я в милицейском батальоне выпросила. Больше ни у кого совесть не проснулась…»

Сейчас мебель в некоторых группах устарела настолько, что старые платяные шкафы встречают гостей не закрывающимися дверцами. Дырки в линолеуме – более чем привычное явление. Руководство говорит, - всю мебель, игрушки, одежду покупают малышам спонсоры. «Такой строчки расходов, как «игрушки» у нас вообще нет, - рассказывает Ольга Давыдова. – Бюджет на их покупку не выделяет ничего. Однако это не значит, что детям совсем нечем играть, - добрые люди помогают, вот и выкручиваемся».

Когда заходишь в Дом ребенка, первое, на что обращаешь внимание, - это глубокая, и совершенно неожиданная тишина. Кажется, где дети, особенно малютки, там должен стоять непрекращающийся плач. Один человечек проснулся, другой захотел кушать… Но здесь даже в карантинном отделении, где лежат двух-трехмесячные дети, не слышно ничего, кроме голоса нянечки. Малыши, кажется, с самого рождения знают, что капризы для них – непозволительная роскошь, а есть общий для всех режим питания, сна, игр. Оказывается, для того, чтобы свыкнуться с этим не нужно много времени. И дети привыкают… 

Сегодня за них больше плачут взрослые, и не случайно. Сделать так, чтобы жизнь сирот проходила в человеческих условиях, с каждым годом становится все сложнее. Руководство Дома ребенка делает все, чтобы создать такие условия, но денег хронически не хватает. «Мы не привыкли жаловаться, и со своими проблемами стараемся справляться сами. Но иногда, честное слово, просто руки опускаются… - рассказывает Ольга Давыдова. – Год назад мы написали шестьдесят пять писем в адрес предпринимателей, чтобы они оказали помощь нашим детям, В итоге общая сумма, которую они перечислили в Дом ребенка, составила 13 тысяч рублей, - некоторые бизнесмены промолчали, другие  отказали открыто».

Наталья Захарчук

Комментарии

Прохожий
2005-06-22 12:49:08
Вот Вам конструктивное предложение. У нас 60 депутатов и где столько же детских домов и садиков. Вот и поставить на каждый садик или детский дом по одному депутату. Типа куратором. Всяко лицу облагороженному мандатом проще разговаривать и с комитетами и с фондами всякими. И есть ПЕРСОНАЛЬНО с кого спросить. С лица этого...
Ушат Помоев
2005-06-22 09:13:59
Гога, Ваш тезес про "бла-бла-бла" обладает более конструктивным предложением?
Гога
2005-06-21 09:38:42
Бла - бла - бла. "Менять систему" Все все высказывания о том, что надо "менять систему". Нет ничего более простого чем сказать - пора "менять систему".
Надя
2005-06-18 01:49:33
Сергей, Вы писали про фонды и про жён, которым нехрен делать. на Западе это нормальное дело. Как только супруг занимает более-менее хлебосольное место, то супруга его открывает какой-либо фонд или берёт какую-нибудь организацию в шефство. Все, кто гребёт лопатой жертвуют на благотворительность, и мне, чесслово, всё равно по совести ли это или для того, чтобы налоги списать. Главное, кому-то помогается. Но в России, или в Карелии дело обстоит немного по-другому. Моя подруга - жена одного из наших карельских министров. Фамилии опускаю по понятным причинам. У них другая жизнь. И о нашей жизни они не знают, да и я думаю, знать не хотят. Мне бы её проблемы - я бы наверное была жутко счастлива, не знаю...Но когда верх благотворительности - мешок поношенных вещей у помойки...О чём Вы говорите.
Rita
2005-06-17 22:13:14
Федорy Грабарy: Пардон! Теперь склоню Вас. Какое "пустобрехство" непонятно.Нам всем нужно дать возможность пожить за пределами Родины, чтобы понять как изменить нашу "престарелую" систему. На 46-49 рублей в день можно купить 5 конвертов.Раньше как мне помнится эта сумма составляла 25 копеек.
Федор Грабар
2005-06-17 10:03:41
Для того чтобы они были счастливы, им нужна как минимум родительская любовь. Но, помочь жить, а не существовать, можно. И нужно. Про "менять систему" это пустобрехство. Конечно надо менять, кто бы спорил. PS: Как склонять фамилии? Мужские фамилии на -ов, -ин (русские и заимствованные) склоняются. Например, "Кому: Федору Грабару".
Ушат Помоев
2005-06-17 00:04:43
Согласен с Ритой, но менять нужно всю систему, а не только детдомовского воспитания.
Rita
2005-06-16 23:27:41
Федорy Грабар: Конверт давно не стоит копейки. Вы давно писем не писали. А от того, что я куплю несколько комплектов белья, как Вы думаете, станет ли этот малыш счастливей? Менять нужно всю систему нашего детдомовского воспитания.
Федор Грабар
2005-06-16 16:09:06
О чем вы дисскутируете, что предлагаете?. Статья о реальных проблемах, а предложения - поместить депутата туда-то, занятся золотовалютными резерами, 65 писем, 40 ведер хлорки... Уверен, что все написанное правда, даже более, написать можно было и мрачнее, и жестче, не это главное. Детям не хватает всего, начиная с заботы и ласки родительской, и кончая банальным нижним бельем. Помогите им чем можете. Набор нижнего белья (трусики, маечка, носочки, платочек) стоит 50-60 рублей. Написать ребенку в детдом письмо займет времени 15 минут, конверт стоит копейки. Начните с этого.
Вещий Олег
2005-06-16 11:36:01
Вы любите детей? А судя по статье их кто-то не любит :((
Гость
Выбор читателей

Аналитика

Сегодня 12:03
Обществоведение
Адвокаты экс-главы Карелии и бывшего директора музея "Кижи" Андрея Нелидова подозревают, что их подопечный стал жертвой разработки спецслужб.
08.12.2017 14:53

Чтиво

07.12.2017 11:20
Личное мнение
В чем заключается мудрость принятого МОК решения об отстранении России от Олимпиады из-за допинга? Мнение Олега Реута.

Опрос

Часто ли вы летаете самолетами из Карелии?