ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Политкухня
16:19, 22 Января 2018

"А вот политику я не помню"

О годах своей работы в Петрозаводском городском совете вспоминает Надежда Пекарчик – бессменный директор Университетского лицея (бывшая средняя школа № 28) и депутат горсовета с 10-летним стажем.

Все десять лет, с начала 1990-х до начала 2000-х Надежда Пекарчик была депутатом своего "родного" округа - того, где располагалась 28 петрозаводская школа, в которую она пришла учителем математики в далеком 1975 году. Границы округа были очерчены набережной Варкауса и Октябрьским проспектом, улицами Мурманской и Московской.

- Надежда Васильевна, как получилось, что вы, занимая столь ответственную должность директора школы, занялись еще и депутатской работой?

- В то время, в начале 1990-х, общество не было таким политизированным, как сейчас. И депутаты не занимались политикой, предполагалось, что они в должны быть курсе всех городских хозяйственных дел. Нам тогда хотелось сделать немножечко больше, чем было по силам обычным людям. Я работала директором к началу своего депутатства всего восемь лет, мы были молодыми и энергичными. Мне хотелось развивать нашу школу, привносить какие-то новации. В то время наш район был "старым" и не престижным – "хрущевки", буераки и помойки. Дети уже выросли, их было мало, и родители выбирали для них более престижную школу № 29 (имени Т. Ф. Сепсяковой), а к нам идти не очень хотели. Нужна была идея, и она появилась – открыть физико-математическую школу, которой раньше никогда не было в Петрозаводске. Тогда, еще при Советском Союзе я ездила в Ригу, где на опыте школы при Рижском политехническом институте изучила, как открыть школу-колледж с углубленным изучением математики. Нас поддержали в министерстве образования республики и Петрозаводском госуниверситете, который одно время даже был соучредителем нашей школы. Сначала были открыты отдельные физико-математические классы, а через пять лет мы прошли аккредитацию, и все классы стали математическими, с разными направлениями: физико- и информатико-математические, социально-экономические. Надо отметить, что все инновационные школы – лицеи и гимназии (помимо открытого в прошлом году на базе 42-й школы Академического лицея) – были созданы именно в то время.

- То есть, идя на выборы в горсовет, вы, прежде всего, преследовали профессиональные интересы?

- Прежде всего – да. Но надо помнить о том, что в то время финансирование образования было весьма скудным, в 1990-е очень плохо стали платить заработную плату. И, конечно, было нужно, чтобы кто-то поддержал учительство. В те времена в Петрозаводском горсовете работали созывы, в которых даже не было комиссии по образованию. И мы, семеро педагогов, - тогдашний директор 13-й школы Галина Васильева, директор 37-й школы Людмила Косюк, директор 11-й школы Елена Смирнова, молодой историк, а ныне министр образования Александр Морозов, заведующая детским садом № 114 Лидия Алферова, директор детского дома Алла Прокофьева – создали в Петросовете комиссию по образованию и культуре.

- Вы вспомнили о трудностях 90-х с финансированием и зарплатами учителей. Могли ли вы как депутаты влиять на ситуацию?

- Даже когда по полтора-два месяца учителям не платили зарплату, ни один педагогический коллектив не вышел на забастовку, ни один урок не был сорван. Все педагоги были на рабочих местах, и, если кто-то ходил на митинги и пикеты, то только в нерабочее время.

Мы тогда обращались в министерство финансов и лично к министру. Как только задержка зарплаты - мы своей комиссией вместе с начальником управления образования администрации шли и добивались того, чтобы учителя не страдали.

Вот, например, чиновники мне говорят: "Нам город надо отапливать, зима, и нет сейчас денег!". А я спрашиваю: "Почему город надо топить деньгами учителей и врачей? Один месяц на нас, другой месяц – на ком-то другом ужметесь. Коммунальщикам и так каждый месяц поступают деньги от квартплаты, так им можно что-то недодать. А учителям и врачам дайте!".

- Какие еще вопросы решали тогда депутаты и, в частности, ваша комиссия?

- Помню, что одно время хотели закрыть Русский театр драмы, и наша комиссия полностью его отстояла. Тогда была приглашена на работу новый главный режиссер, которая хотела сделать другой театр. А мы сказали: вы можете ставить свои спектакли, но театр останется городским. Таким образом, и театр, и труппа были сохранены.

Мы всегда слаженно работали с начальством, то есть с городской администрацией – и с финансовым отделом, и с управлением здравоохранения, и с управлением архитектуры и градостроительства, где рассматривались вопросы капитального ремонта школ, ведь совместная работа дает лучший результат, чем конфронтация. Особенно много вопросов мы решали вместе с управлением городского хозяйства, например, добились, что теперь в течение многих лет четко, строго по графику с территории школ вывозится мусор. Мы принимали активнейшее участие в формировании городского бюджета, задавали множество вопросов, и в администрации нам подробно отвечали, откуда бюджет может пополняться и как он должен расходоваться.

Я всегда были противницей (и коллеги меня в этом поддерживали) распродажи городского имущества. Во время демографического провала 90-х мы не дали распродать детские сады. Их тогда освобождалось много, но продать мы разрешили только один – детский сад № 92 в районе Октябрьского проспекта, которого, по сути, уже не было. Здание было разморожено, от него остались только голые стены, речь пошла о сносе, и тогда было решено продать бывший садик под квартиры. Остальные здания детских садов были сданы в аренду и начали функционировать по прямому назначению, когда стало рождаться больше детей.

Мы многое делали для того, чтобы сохранить объекты культуры. Как раз в то время в Петрозаводске строили набережную, и мы делали все, чтобы поступало финансирование. Мы поддерживали начинания Катанандова с фонтанами, которые стали одним из немногих украшений города с тех пор. Я оказывала личную поддержку и привлекала других депутатов для сохранения библиотеки на Кукковке: выбивали из бюджета средства на ее ремонт, на пополнение фонда. Депутаты ходили по квартирам, помогали старикам, добивались, чтобы их в первую очередь обслуживали на почте. Мы работали, делали конкретные дела. А вот политику я не помню. 

- Почему вы перестали быть депутатом?

- Настало время, когда в горсовет пришли депутаты-бизнесмены. Тогда я активно высказалась против того, чтобы сдавать муниципальные площади в субаренду. Неужели в мэрии нельзя было создать отдел, чтобы люди могли напрямую заключать договор аренды, а не брать площади в субаренду по завышенной в пять раз цене? Вот, один из депутатов взял в магазин е площади в аренду по цене 70 рублей за квадратный метр. Пришла я в этот магазин, а там торгуют родители наших учеников. Спрашиваю: сколько платите? А они отвечают: субаренда – 400 рублей за квадратный метр. Я выступила на сессии: если бы человек взял площадь в аренду за 70 рублей и отремонтировал ее, а потом пересдал дороже, то это было бы понятно. Но почему у него есть право взять дешево и пересдать втридорога? То есть некоторые городские явления проходили мимо нас, бизнес стал решать все самостоятельно, а мы и не знали, что они там нарешали. В общем, я баллотировалась и в четвертый раз, но в силу определенных причин не прошла.

У меня был принцип: ничего не взять себе. Я никогда не тянула одеяло на себя и свою школу. Поэтому, когда перестала быть депутатом, обнаружилось, что и кровля протекает, и других проблем хватает. И я ходила к начальству регулировать эти вопросы на общих основаниях.

- Помогали ли вам городские власти?

- Идею с инновационными школами активно поддерживал тогдашний мэр Сергей Катанандов. Как человек очень эрудированный, он вникал во все процессы в образовании и умел отфильтровать действительно нужное от обременительного, того, что "не потянуть". Инновационные школы финансировались очень хорошо – были выделены дополнительные ставки на спецкурсы, внеурочную деятельность, административный аппарат. С нами много работали по нормативно-правовым базам, аттестациями, аккредитациями учреждений. Министерство добивалось "чистоты жанра" - чтобы школа полностью была профильной и все дети, кроме начальной школы, учились по углубленным программам. В общем, все, что было нужно, мы имели. И поэтому школы, получившие такой расцвет, сегодня, когда все урезали до предела, умереть уже не могут. Мы встали на твердые рельсы – потому что начали по-настоящему.

Городская власть была открыта для нас. Мы шли к мэру, обосновывали наши предложения, и нам почти никогда не отказывали, потому что наши шаги были для развития города, социальной сферы, населения. И мне работалось хорошо – и с Катанандовым – профессионалом во всех областях, и с Деминым. …Был курьезный и скандальный случай у молодого мэра Андрея Демина, когда такой же молодой депутат закупил для города какие-то непонятные автобусы. Депутаты тогда четко указали на недопустимость таких действий и помогли окончательно "не утопить" молодого мэра, попавшего в крайне сложную ситуацию.

Застала я и мэра Маслякова. Помню, Виктор Николаевич сказал: нечего педагогам соваться в депутаты, путь занимаются своим делом. И – как обрубило. Наше депутатство закончилось, а другие педагоги не посмели идти во власть. Мэр ведь наш учредитель, и, если он говорит, что в депутатах делать нечего, то никто и не будет "соваться". То есть Виктор Николаевич своими авторитарными методами участие учителей в депутатстве обрубил.

Я вспоминаю депутатскую деятельность с большим удовольствием. Было трудно работать и директором, и депутатом. На семью времени не хватало, не было машины и дачи – да и сейчас дачи нет, и слава богу. Но близкие и коллеги мне помогали, слушали новости горсовета, которые я им рассказывала, доверяли мне, за что им очень благодарна.

Хочу сказать, что мне очень повезло с коллегами, мы шли единым фронтом, и наша системная и гласная работа придавала тогдашнему Петросовету интеллигентность. С "интеллигентным" горсоветом считались.

Одним из руководителей Петросовета была директор 35-й школы Татьяна Лебедева. Я считаю, что нынешним руководителям стоит поучиться у нее демократии. В горсовете и тогда были разные группировки, например, партийные. Но, если какой-либо вопрос выставлялся на решение, Татьяна Владимировна прорабатывала его не только с каждой группой, но и с каждым депутатом отдельно. Поэтому никогда в депутатских рядах не было раздрая: пришли на сессию, озвучили повестку, выступили со своими мнениями, проголосовали. Да, были спорные вопросы. Но все относились друг к другу уважительно.

Я не хочу оценивать деятельность нынешнего Петросовета. Скажу только одно. С начала 2000-х я не депутат. И депутата по своему округу узнала только когда были выборы, и он попросил помочь с предвыборной кампанией. А раньше я о нем слыхом не слыхивала. Поговорить о наших проблемах – депутаты поговорят. А конкретных дел стало меньше.

Марина КИВИРЬЯН

Комментарии

Савва
2018-01-22 18:09:12
Уважаю Пекарчик!
Гость
Выбор читателей

Аналитика

13.08.2018 09:00
Обществоведение
Постояльцы дома-интерната для ветеранов в Петрозаводске пожаловались на невкусное питание и на недостаток денег на лекарства.

Чтиво

08.08.2018 10:55
Без политики
В погоне за новейшими методами лечения, модными диетами многие забывают о самых базовых потребностях, заложенных самой природой для правильной работы организма.
26.07.2018 12:09

Опрос

Где нужно установить памятник ювелиру Фаберже Михаилу Перхину?