"Карельский язык – наше общее наследство"

Аналитика. Обществоведение
09:18, 12 Ноября 2020
фото: Ольга Гоккоева
Загрузка...

Национальный активист Наталья Антонова считает, что разрушение традиционной языковой среды в Карелии не является препятствием для сохранения и развития карельского языка.

В уходящем году в Карелии вышло необычное учебное пособие по карельскому языку  "ABČ. Шаг навстречу". По словам его автора, языкового методиста общественной организации "Дом карельского языка" Натальи Антоновой, эта книга адресована тем родителям, которые хотели бы вернуть карельский язык в свои семьи и научить ему современных детей.

Мы поговорили с известным в Карелии языковым активистом не только о новой книге, но и о том, каким она видит будущее карельского языка:


Наталья Антонова. Фото: Валерий Поташов

– Наталья, давай начнем наше интервью с вопроса, нужен ли современному ребенку в Карелии карельский язык. Точнее сказать, для чего он ему нужен?

– Предлагаю смотреть на карельский язык не с точки зрения владения образовательным предметом, часто не всегда желательным для родителей, детей, директоров школ и управленцев, а как на наследство, местный ресурс и багаж. Мы же ценим, когда нам в наследство достаются земля, например, дом или счет в банке. Ценность материального наследства от предков нам очевидна, а нематериального – редко. Но ведь только немногие будут доказывать, что единым хлебом сыт человек, для большинства важны также творчество, интеллект, культура, внутреннее состояние.

Карельский язык и знания, связанные с ним, – это общее наследство жителей Карелии, причем не только карелов, а всех. Поэтому разумное большинство всегда будет с пониманием относиться к желанию коренного народа, являющегося меньшинством в регионе, сохранить свой язык, и, может быть, захочет само его узнать. Или, по крайней мере, с уважением отнесется к этому желанию.

Более того, если владеть языком просто для того, чтобы говорить на нем, коммуницировать между собой, то тогда достаточно перейти нам всем на английский или, вообще, скажем, на мандаринский китайский – на нем, кстати, говорит самое большое количество населения мира. Зачем вкладываться во владение людьми множеством языков? Но это дикость, не правда ли? Это как говорить о том, что сердце нужно человеку только в качестве мотора и не более.


Обложка книги

Карельский в Карелии дает нам возможность отличаться от других регионов и народов, сообществ, культур и цивилизаций. Люди интересны друг другу своими культурами и языками, а в связи с резко изменившимся в последнее столетие обществом – мы стали постиндустриалами – все больше интереса представляют интересные места, локальные особенности, колоритные люди, их знания, умения и образ жизни. Карелия – туристический регион, мы третьи в десятке привлекательнейших регионов для нашей страны, но пока больше все-таки это происходит за счет природы. Если объединить природу и знания о карельском языке, преобразить это в интересные продукты, не только в калитку и рыбник, то Карелия стала бы еще привлекательнее.

Возможно, я покажусь читателям шибко непонятной, со своими "прибамбасами" в голове, но это и есть ведь хорошо. Просто своеобразная. Я более двадцати лет работаю с карельским языком, стараюсь быть глубоко в теме, но смотреть широко. Сейчас уже уверена, что нужно говорить об аборигенных языках, то есть языках древних, коренных народов в ключе поддержания жизни на земле и улучшения экологической ситуации. Почему? Потому что в них заложена богатейшая информация и даже руководства к тому, как обходиться с природой, строить отношения с разными людьми, новыми видами деятельности, не говоря о внутреннем равновесии человека и здоровье. Язык коренного народа складывался веками на территории его проживания, поэтому он впитал особенности этой земли, даже на уровне звуков. Поэтому карельский важен для Карелии, также как озера, ягоды и северное сияние.


Нетронутая карельская тайга. Фото: Валерий Поташов

Мир сейчас очень громко заявляет о перспективе возобновляемых источников энергии. У меня лично есть большая надежда на то, что России придется (нам просто никуда от этого не деться!) сойти с углеводородной (нефтяной и газовой) иглы, короткого, быстрого рубля и перейти на экологические виды добычи энергии, чтобы обеспечить не только себя, но и будущие поколения. Потом мир полон разных, в основном своем большинстве, некачественных товаров; специалисты говорят о том, что производственные мощности превышают реальные потребности людей примерно в 150 раз. Огромная часть вещей остается либо недоиспользованной нами, либо отправляется на помойку. Те страны, где не организована культура на мусор, например, наша, превращаются в сплошные свалки. В общем, дальше уже некуда, человечество просто вынуждено что-то с этим делать, менять приоритеты, уметь договариваться с природой и компенсировать у нее взятое. Местные языки могли бы в этом существенно помочь, там, повторюсь, много что заложено. Они помогли бы нам изменить сознание, добавить знаний. Вот, например, в нашей культуре есть масса анекдотов про чукчей. Недопонял – сразу чукча! Ведь так? А если б вы знали, какая у них цивилизация в голове, основанная на языках и традициях! Тундровому чукче, ханты, манси, селькупу и многим коренным это наш айфон представляет заводную игрушку, не более. Они умеют пространствами повелевать без единой записи. Так кто умнее?

Поэтому, возвращаясь к самому вопросу, отвечу так: сегодняшний ребенок – это завтрашний специалист, который оставит свой след в стране, на Земле. Необходимо смотреть в будущее, а не рядиться, один там или два часа в неделю вводить карельского в школьную программу. По большому счету, и не один, и не два часа ситуацию не изменят, если учесть еще и тот факт, что мы сейчас сильно теряем учебные часы карельского везде: и в школах, и в детских садах, и в университетах – это происходит со всеми региональными языками по всей стране, поскольку языковая политика у нас, к сожалению, такая. Надо смотреть на карельский язык не как на политический инструмент или формальность в учебном плане, подачку, а как на общее средство развития и творчества, на добро "под ногами". Потому подходы в изучении карельского и методики, конечно, нужно улучшать.


Языковой активист Наталья Антонова. Фото: Валерий Поташов

– Думаю, главная проблема для сохранения карельского языка в Карелии – это разрушение языковой среды. Можно ли остановить этот процесс или попытаться ее воссоздать?

– Да, в книге я подробно говорю о том, что в настоящее время не стоит рассматривать сохранение карельского языка только за счет языковой среды вокруг. Это – прошлое. Большая часть карелов сегодня проживают в городах и районных центрах, а карельский язык хорошо развит, описан и оцифрован, годен для изучения хоть где и как: коллективно, самостоятельно, парно, в Петрозаводске, Москве или за границей. Поэтому не стоит ностальгировать по невозвратности прошлого, а действовать в настоящем. Как – это известно, просто надо почитать в нашем пособии. Процесс воссоздания карельского языка в нас сейчас может происходить только за счет поддержания русско-карельского двуязычия детей и никак за счет возврата к одноязычию карелов, как это было еще сто лет назад. Современное двуязычие детей может сложиться путем разработки специальных программ в образовательных учреждениях и родительской поддержки. Например, языковые гнезда, языковое погружение, двуязычные школьные программы, интенсивные языковые курсы.

Мотивация родителей и установки в обществе по поддержанию русско-карельского двуязычия также важны. Этого очень не хватает. Несмотря на то, что Россия исторически многонациональная страна, общество у нас одноязычное. Информации о том, как можно стать двуязычным, практически нет. Вы можете себе, например, представить, что один из родителей разговаривает с ребенком на одном языке, своем родном, второй – на своем родном, а общим языком в общении родителей и ребенка может быть третий язык? Я это видела, поэтому знаю, что реально. В общем, самые продвинутые ученые в мире по билингвальному, двуязычному образованию уже давно говорят о том, что раннее двуязычие детей – это залог успешности, коммуникативности, любознательности ребенка, а региональные языки, такие как раз, как карельский, вполне могут лечь в основу двуязычия. Язык, повторюсь, наш местный ресурс, данный в наследство. Но нужны серьезные меры, чтобы его продвинуть.


Разрушение традиционной языковой среды стало одной из главных проблем в сохранении карельского языка. Фото: Валерий Поташов

– Выход этой книги стал результатом сотрудничества двух общественных организаций - "Дома карельского языка" из России и "Карельского просветительского общества" из Финляндии. Я правильно понимаю, что финские карелы сталкиваются с похожими проблемами в сохранении родного языка?

– Проблемы у нас схожие. Разница лишь в том, что финские карелы проживают еще более рассредоточено друг от друга, чем мы. Но зато у них больше мотивации дать ребенку карельский, меньше сомнений, поскольку общество нормально относится к разностям в языковом поведении людей, они нацелены в целом на образование, самообразование и поддерживают это в течение всей жизни. Мы более, что ли, закомплексованные, сомневающиеся в своих силах, со стереотипами и боязнью. Вот, например, думаем часто, а сможем ли научить ребенка в своей семье, ведь сами владеем карельским уже на уровне пары предложений, или о том, что нас это не касается, поскольку карельские корни в нашей семье уже очень глубокие, и пусть это лучше сделают учителя. Напрасно. Я подробно пишу о том, как родителям не бояться начать говорить с ребенком дома на карельском языке с рождения, как улучшить свой язык, как сделать самые первые и трудные шаги, где получить поддержку. Еще проблема многих такова, что мы имеем одиозное (не принимаемое с личным участием) представление о чистоте языка, боимся ошибиться: нас так в свое время приучили в школе. Поэтому те из молодых, кто говорит на карельском далеко не совершенно, боятся даже рот открыть. Но я пытаюсь своими знаниями и энергетическим посылом поддержать, объяснить, что научиться карельскому возможно вместе с ребенком. На это есть целые годы и жизнь. Словно веду читателя по его пути за руку. Меня в книге довольно много.


Наталья Антонова занимается сохранением и развитием карельского языка более 20 лет. Фото: Валерий Поташов

–  А как родилась идея книги, и кто помог ее реализовать?

–  Это давний совместный план двух упомянутых ранее карельских общественных организаций по разную сторону границы. Трехлетний опыт работы языкового гнезда в "Доме карельского языка" очень помог. Правда, я прилично запоздала со сроками: вместо одного года писала работу больше двух лет. Плюсом к книге идет еще две информационные брошюры о том, что такое языковое гнездо, и о том, как происходит языковое развитие у детей. Я работаю в общественной организации "Дом карельского языка" в селе Ведлозеро и состою еще в других общественных организациях, работаю корреспондентом карелоязычной газеты Oma mua.

Когда написание книги является всего лишь парой процентов всей твоей занятости, стресс неизбежен. Творческие люди поймут. Но! Книга издана, осталось перевести ее на карельский язык. Наш проект многоязычен: в новом году будет еще три варианта: на финском языке и на двух наречиях карельского.

Признаюсь, я даже не представляла, что издание будет таким красивым. Думала, как обычно, в спешке, ну там, как некий сборник статей, черкану, какая проблема, черно-белый и бюджетный, или что-то в этом роде. Но когда стала работать в команде с художником Ильей Падчиным и дизайнером Евгений Тихоновой, тихонечко "присела". Подумала: и занесло же меня к профессионалам! Книга получилась по-европейски современной и по-карельски колоритной. Илья классно умеет сочетать традиционные знания с современными, поэтому здесь увидите трансформированных в карельские реалии свинку Пеппу, икеевскую акулу, Супергероя и Гранд-мастера ордена Джедаев из "Звездных войн" Йоду. Дизайнер Евгения вообще сделала из Йоды путеводителя книги, разместив в самое начало со свойственным персонажу порядком слов в речи "Путешествие ждет Тебя, в жизнь длиной…". А про путешествие длиною в жизнь сказала во вступительной статье профессор университета Майнц (Германия) Аннели Сархимаа, занимающаяся балтийскими и уральскими языками и имеющая карельские корни. Не могу не сказать и о роли литературного редактора Татьяны Каракан. Русский язык для меня – не первый родной, да и опыта написания настоящих книг на русском языке у меня не было.


Книгу иллюстрировал художник Илья Падчин

– И последний вопрос: как можно приобрести эту книгу?

– Тираж ее – всего тысяча экземпляров. Большая часть будет передана в дар библиотекам Карелии, в общественные организации карелов, в школы, детские сады, университеты – в общем, бюджетникам. Часть отправится за пределы Карелии: к тверским карелам, в финно-угорские регионы. Кстати, большой интерес к книге возник у виртуального российского проекта "Страна языков", которые распространят издание по языковым активистам всей России. Отправим книгу в Министерство образования России, Главе Карелии и карельским чиновникам. С удовольствием дарю вам в редакцию, мы плотно сотрудничаем, и вы о нас пишете.

Мы планируем сделать электронный вариант книги и распространить ее, в том числе на "Литресе". Если у людей отзовется, сделаем дополнительный тираж.

Вопросы задавал Валерий Поташов

Подписаться
А вы знали? У нас есть свой Телеграм-канал.
Все главное - здесь: #stolicaonego

Комментарии

Ринат
2020-11-16 11:53:42
Цыгане как говорили по-цыгански столетиями , так и говорят , никто им не указ . Может дело в другом и поэтому карельский язык не востребован .
Неравнодушный
2020-11-13 22:58:20
Злые языки поговаривают, что сейчас гораздо перспективнее учить языки программирования, чем карельский.
stranger
2020-11-13 13:43:57
Глобализация, унификация, общество потребления. Очень здорово, что есть энтузиасты способные, думающие, знающие. Наталья, удачи вам.

Seven Gates
2020-11-13 02:36:21
Помните фразу из "Иван Васильевич меняет профессию": Кемску волость - брал... Тоже интерисует этот вопрос, поэтому читаю об истории нашего края. Первое, что вспомнилось на ваш вопрос из Кочуркиной-Древние карелы: "В первой половине XIIIв. земли карел в границы руси не включались" -делает вывод автор из информации из берестяных грамот Новгорода.
Seven Gates
2020-11-13 10:00:41
*интересует, сорри)
театральный критик
2020-11-12 22:27:51
То есть она коренной народ, а русские пришлые ? Какие ваши доказательства ? Кто придумал этот термин коренной народ ?
Гость
Выбор читателей

Аналитика

04.12.2020 14:20
Обществоведение
Частные перевозчики заявили, что будут участвовать в реформе общественного транспорта в Петрозаводске наравне с чиновниками и депутатами.

Чтиво

02.12.2020 13:15
Без политики
За 17 лет "Костная клиника" стала не только одной из ведущих ортопедических клиник на Северо-Западе, но и исключительным центром, где помогают избежать серьёзных операций и вернуть здоровье и молодость суставам.