Аналитика. Капитал
10:42, 14 Февраля 2019
фото: Валерий Поташов

Валерий Шлямин: "Я не вижу предпосылок "окончания истории" республики"

Ученый, бывший карельский министр и торговый представитель РФ в Финляндии высказал свое мнение о ФЦП развития Карелии и будущем региона.

До празднования столетия образования республики осталось менее полутора лет. "Столица на Онего" попросила поделиться своими оценками подготовки к этому юбилею и перспектив приграничного региона бывшего министра экономического развития Карелии и торгового представителя РФ в Финляндии, а ныне – научного руководителя Института североевропейских исследований Петрозаводского государственного университета, доктора экономических наук Валерия Шлямина:

 – В  2015 году правительство Российской Федерации утвердило Федеральную целевую программу развития республики до 2020 года, которую принято считать своеобразным "подарком" федерального центра Карелии к предстоящему юбилею. За минувшие три года республика так и не получила в полном объёме обещанного финансирования мероприятий программы, а сама она была в итоге подвергнута серьёзной корректировке. Нет ли у Вас ощущения, что ожидания Карелии, связанные с ФЦП, были изначально завышены, и по большому счёту, принятый документ не способствовал развитию региона?

– Прежде всего, хотел бы не согласиться с теми, кто считает ФЦП подарком Карелии. Наша республика относится к приграничным территориям, имеющим существенное значение для обеспечения территориальной целостности страны и безопасности государства.  Карелия обладает интеллектуальными и  природными ресурсами, технической и транспортной инфраструктурой, промышленным, культурным и научно-образовательным потенциалом, которые необходимы нашему государству. У республики достаточно важная миссия, уникальная роль на Северо-Западе РФ.

Четверть века назад Карелия без каких-либо колебаний была принята в рабочие органы Совета государств Балтийского моря и Совета Баренцева-Евроарктического региона, получила признание в развитии взаимовыгодного приграничного сотрудничества с Финляндией.

Пять лет назад после известных событий на Украине США и под их влиянием Евросоюз взяли курс на сдерживание социально-экономического развития России, пытаясь за счёт наращивания  разного рода финансово-экономических и иных ограничений, побудить руководство России отказаться от политического суверенитета. Финляндия, твёрдо придерживаясь внешнеполитического курса ЕС, поддержала санкции, направленные против России,  довольно активно взаимодействует с НАТО. 70-летнее российско-финляндское добрососедство проходит испытание на прочность. На фоне новых внешних вызовов Российская Федерация заинтересована в опережающем развитии территорий, прилегающих к границе с ЕС.

Для принятия ФЦП по Карелии помимо внешних вызовов сложились  серьёзные внутренние предпосылки. Надо признать, в нашем государстве за последние 27 лет заметно росла дифференциация в уровнях социально-экономического развития субъектов РФ (по состоянию на 1992 год итак более высокая по сравнению с другими крупными федерациями мира).  Существовавшее в начале  90-х годов ощутимое различие между наиболее развитыми и депрессивными субъектами Федерации, измеряемое душевыми показателями валового регионального продукта, реальных доходов населения, индексом человеческого потенциала, до настоящего времени не только не  преодолено, но и увеличилось. Иного результата и не могло быть в государстве, отошедшего от регулирования пространственной организации экономики.

Только в 2014 году была поставлена задача разработки Стратегии пространственного  развития страны. Предыдущая попытка 2004-2005 гг., предпринятая ещё Минрегионом РФ, была неудачной.  Федеральные целевые программы по Крыму, Калининградской области и Карелии, по всей видимости, завершают многолетнюю традицию принятия специальных региональных директивных документов при отсутствии общероссийской  стратегии территориального развития.

Из приграничных субъектов Северо-Западного федерального округа Республика Карелия испытала наибольшее падение темпов социально-экономического развития после 2012 года, когда обострились проблемы системных ограничений отечественной экономики – сложившаяся структура промышленности преимущественно сырьевой ориентации, сильно зависимая от колебаний цен на мировом рынке; относительно высокие издержки производства в лесопромышленном комплексе и в других отраслях, отсутствие доступа крупного, среднего, малого бизнеса к дешёвым и "длинным" по времени кредитным ресурсам.

Кроме того, системные ограничения усугублялись ошибками федерального центра и региональной власти в стратегическом планировании и в создании конкурентного делового климата. В рыночных условиях, особенно в таких крупных странах с переходной экономикой, как Россия, ответственность государства за устойчивое социально-экономическое развитие страны очень высока. Понятно, что в сложившейся системе российского бюджетного федерализма перелом в социально-экономическом развитии республики в решающей степени может быть достигнут заинтересованным и активным участием Москвы в сочетании с энергичной деятельностью правительства РК.

Только государство – совокупность институтов власти и развития – обладает компетенцией обосновывать среднесрочные и долгосрочные стратегические ориентиры развития страны, взаимодействуя с наукой и бизнесом, стимулировать оптимальное размещение производительных сил с учётом особенностей пространства, внешних вызовов и угроз.

Поэтому ФЦП по Карелии следует рассматривать не как подарок, а как свидетельство того, что Москва видит опасность наращивания диспропорций в социально-экономическом развитии территорий Северо-Запада и намерена вместе с республикой реализовать ряд инвестиционных проектов для создания более комфортных условий для проживания людей в нашем регионе, а также для привлечения частных инвестиций. Более того, я убеждён, что федеральный центр, стремясь выполнить эту задачу, не ограничиться данной целевой программой.

Как Вам, вероятно, известно, 17 августа 2018 года на сайте Минэкономразвития РФ опубликован проект Стратегии пространственного развития РФ на период  до 2025 года, в котором уделено внимание приграничным территориям, в частности, и нашей республике. Другое дело, что этот долгожданный документ, разрабатываемый по поручению президента, недостаточно активно обсуждается в обществе и в деловых кругах. Между тем целый ряд инициатив, предлагаемых Минэкономразвития РФ, затрагивающих интересы Карелии, на мой взгляд, являются сомнительными.

Но вернёмся к ФЦП. Безусловно, проекты, включённые в Программу, осуществляются в соответствии с установленным в нашей стране порядком. И, если нарушены сроки подготовки проектно-сметной документации, то и освоение выделенных капитальных вложений будет отклоняться от утверждённого графика, а в худшем случае проект может быть сорван. Я на всех этапах моей трудовой жизни в качестве подрядчика, заказчика и государственного управленца многократно участвовал в подготовке и реализации десятков проектов. Поэтому представляю, насколько сложные задачи решает Правительство РК.

Их успешное решение под силу только профессиональным специалистам и управленцам в подразделениях органов исполнительной власти региона в сфере капитального строительства.  Думаю, что накопленный правительством РК опыт, его заряженность на  достижение результатов и стремление федерального центра выделить требуемые ресурсы, позволят в текущем году сократить отставание.

С учётом сказанного полагаю, что принятие ФЦП по Карелии было вполне оправдано. Программа в конечном счёте, несомненно, будет способствовать социально-экономическому развитию республики.

В последние годы на уровне республиканского правительства также были утверждены не одна стратегия и программы развития региона, однако никаких "прорывов" ни в экономике, ни тем более в социальной сфере Карелии мы не наблюдаем. Означает ли это, что принятые документы не отражают реальной ситуации в республике? И что, на Ваш взгляд, могло бы обеспечить ей этот "прорыв"? В чём конкурентное преимущество Карелии, если оно, вообще, есть?

–  Отечественный и зарубежный опыт регионального планирования показывает, что разработка стратегии социально-экономического развития территории на среднесрочную перспективу является необходимым (но не достаточным) условием для достижения устойчивого повышения уровня жизни людей, создания комфортного делового климата, сбережения природы, развития культуры, образования и науки. Пренебрежение стратегическим планированием неизбежно приводит к печальным результатам.

Некоторые всерьёз полагают, что региональная стратегия разрабатывается только для того, чтобы выполнить указания федерального центра. И поскольку стратегия по определению не приносит быстрых и эффектных результатов, то и тратить на неё слишком много сил и времени не стоит. Поэтому подготовка этого документа иногда рассматривается как некий обязательный ритуал. По мнению этих людей, куда важней всю энергию исполнительной власти направить на выполнение "оперативных задач", текущих поручений руководства. Спору нет, строгая исполнительская дисциплина чрезвычайно важна. Однако если кто-то думает, что стратегическое планирование в регионе - второстепенная задача, то он глубоко заблуждается.

Во-первых, стратегия всегда начинается с анализа сложившихся проблем и тенденций социально-экономического развития территории, выявления угроз, слабых мест, конкурентных преимуществ и возможностей. После этого формулируются цели и задачи, выбираются механизмы их решения. Далее, определяются перспективные направления развития, оцениваются необходимые ресурсы для реализации стратегии, обосновываются ожидаемые эффекты. Уже на этом этапе правительство получает достаточные основания для концентрации ресурсов на выбранных приоритетах.

Во-вторых, в ходе разработки стратегии уточняется роль региона в федеральном округе и в стране, продумываются перспективные направления и формы межрегиональной кооперации и внешних связей, выбираются стратегические ориентиры для регионального маркетинга территории в России и за рубежом. Республиканское правительство получает весомую аргументацию для диалога с федеральным центром и частными инвесторами по финансированию наиболее значимых проектов.

В-третьих, уточняются направления и формы взаимодействия региональной власти с местным самоуправлением, общественными организациями для достижения общественного согласия по принципиальным положениям стратегии развития. Без общественного признания никакие инициативы сверху не имеют шансов быть реализованными.

Очевидно, что уже давно назрела необходимость принятия мер, направленных на перелом опасной тенденции оттока  из Карелии в крупные мегаполисы населения, особенно молодёжи. Надо, наконец, понять – что будет мотивировать людей выбирать карельские города и посёлки для постоянного проживания. Речь идёт как о коренном населении, так и специалистах из других регионов и стран.

Хотел бы высказать своё мнение в отношении "прорывов" в социально-экономическом развитии. В масштабах страны и республики в среднесрочной перспективе (на 5-7 лет) с учётом сложившихся внешних и внутренних условий вряд ли можно рассчитывать на резкий рост валового внутреннего и валового регионального продукта. Руководство государства (в частности, смотрите Указ Президента РФ от 7 мая 2018 года № 204 " О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года")  ставит задачу обеспечения устойчивого развития отечественной экономики темпами роста выше мировых ( на уровне 4 %). Президент делает акцент на качестве роста, ускорении технологического развития, на резком снижении бедности, улучшении качества жизни людей.

На мой взгляд, вполне реально ставить цель по устойчивому долговременному развитию Карелии с темпами развития, по крайней мере, не уступающими темпам развития страны и СЗФО. Прорывы могут быть и, скорее всего, будут, в отдельных секторах экономики. В частности, мы в университете надеемся на прорыв в микроэлектронике, в развитии рыбного хозяйства, при определённых условиях в туризме и целеустремлённо работаем в этих и других перспективных секторах.  Для этого в республике с участием ПетрГУ созданы неплохие предпосылки.

Предстоит диалог с федеральным центром по прояснению роли Карелии в развитии евразийского транзита и приарктической инфраструктуры.  Убежден в том, что сегодня эта роль недооценивается. Кроме того, Карелии на обозримую перспективу отводится весьма важная роль по сохранению уникального наследия культуры русского Севера и финно-угорского мира.

Эксперты нашего университета были приглашены правительством республики для участия в разработке Стратегии. Более 50  конкретных предложений ПетрГУ разработчиками Стратегии учтены. Вместе с тем хотелось бы, чтобы проект республиканской стратегии был обсуждён в средствах массовой информации. Тогда появилась бы уверенность в том, что большинство людей поддерживает этот важный документ и готово включиться в выполнение отраслевых программ и программ развития городов и районов республики, которые принимаются после утверждения Стратегии. Во всяком случае, программа развития ПетрГУ как опорного университета до 2022 года гармонично сочетается со Стратегией РК.

В 2020 году республика отметит своё 100-летие. Как Вам кажется, не закончится ли её история после этого юбилея? Сохранится ли Карелия в качестве административного региона Российской Федерации?

– Я не вижу никаких предпосылок "окончания истории" республики. Убеждён, Карелия сохранится как уникальный субъект федерации со своей особой ролью на Европейском Севере.  Хотя, как Вы помните, ещё в начале 90-х годов развернулась острая дискуссия о том, сколько субъектов Федерации должно быть в России. Анатолий Чубайс и Владимир Жириновский, каждый со своей аргументацией, настойчиво декларировали целесообразность их сокращения до 30 и даже меньше. При всём различии в подходах их суть сводилась к необходимости улучшения управляемости пространством. В упомянутом выше проекте Стратегии пространственного развития РФ до 2025 года предлагается создать 14 макрорегионов вместо имеющихся сегодня 8 (макрорегионами в нашей стране принято считать федеральные округа). И сразу же вновь развернулась (пока только в научных изданиях)  дискуссия о количестве субъектов Федерации.

Позвольте мне предельно кратко высказать свою точку зрения по этому поводу. На мой взгляд, Россия как уникальное по масштабам территории и разнообразию региональных экономик и культур евразийское государство  в обозримом будущем будет развиваться как федерация с сильным центром и строгой вертикалью власти. Концентрация властных государственных полномочий в федеральном центре будет осуществляться в сферах внешней политики, обороны, безопасности, финансовой политики, пространственного развития, внешнеэкономической деятельности (тарифные и нетарифные методы регулирования, таможня), энергетической и транспортной политики, связи, охраны окружающей среды, медицины и образования на макроуровне. Одновременно в стране будет набирать силу гражданское общество.

Субъекты федерации получат достаточные полномочия и ресурсы для обеспечения устойчивого социально-экономического развития на своей территории. Речь идёт о делегировании дополнительных полномочий представительствам федеральных органов власти на местах и региональным администрациям с передачей им обоснованных объёмов финансирования. Общие принципы – дифференциация задач по полномочиям на каждом уровне управления и стремление к достижению в каждом субъекте федерации общероссийских стандартов качества жизни людей.

Огромное значение будут иметь межрегиональная кооперация и деятельность федерального центра по формированию единого экономического, информационного и научно-образовательного пространства. В связи с этим,  уменьшение числа субъектов федерации не должно рассматриваться как самоцель или как некий рецепт для улучшения управляемости территориями. На мой взгляд, гораздо эффективнее будет переход на трёхуровневую систему федерации: субъект федерации (с сохранением всех имеющихся у него полномочий) – федеральный округ – федеральный центр. В такой системе аппарат полномочного представителя президента РФ в округе, наделённый функциями  государственного стратегического планирования и межрегиональной координации социально-экономического развития, будет влиятельным актором, способным реально влиять на устранение сложившихся диспропорций и стимулирование межрегиональных проектов. Тогда, в частности, можно ожидать, что у такого ресурсно-транзитного региона, как Республика Карелия, повысится инвестиционная привлекательность. 

Вопросы задавал Валерий Поташов

Комментарии

xxxxxxx
2019-02-18 08:59:27
Скучно всё это читать и не интересно , время его прошло .
однозначно
2019-02-16 18:29:08
Судя по количеству комментариев, этот персонаж бесполезен для общества.
Lana
2019-02-15 10:09:21
Все правильно сказано, не подкопаешься. Вот только где Программа стратегического развития Республики Карелия на период до 2012 года, на разработку которой потрачены миллионы рублей? Где те, кто благополучно "распилил" бюджетные деньги, а в результате получили выхлоп. Они уж точно в "шоколаде" в отличии от жителей Республики.
бюджет
2019-02-15 11:48:09
Lana, да у нас одни программы, раз Десять в год, а одна хоть выполнилась? Меня сейчас больше задорит: все правители, за мой счёт, ездят в Сочи. Все и все гоняют только туда, самолеты, жильё, жратва, секс. похмел, все в Сочи! За мои деньги?????
Zim
2019-02-14 14:12:06
Шлямин, случайно страну не перепутал? Или он думает, что все еще в Финляндии живет? «
Только государство – совокупность институтов власти и развития – обладает компетенцией обосновывать среднесрочные и долгосрочные стратегические ориентиры развития страны»
Где он в России видел «институты власти»? Или он один «институт» имеет ввиду?
Когда и кто у нас в республике и в городе обращал внимание на разработанные и утвержденные программы развития? Разве не так у нас всегда было, программа отдельно, а жизнь отдельно? Может почитает старые программы? Интересно смеяться или плакать будет?
Гость

Аналитика

25.03.2019 14:18
Капитал
Жители рунопевческой деревни на севере Карелии встали на защиту озера от форелеводов.

Чтиво

19.03.2019 14:09
Личное мнение
Как советская экранизация итальянских сказок становится в России социально-политической реальностью.
18.03.2019 12:32

Опрос

Нужно ли отдать РПЦ Дом офицеров в Петрозаводске?