ПОСМОТРЕТЬ
Чтиво. Частная жизнь
11:34, 17 Апреля 2008

Сильная женщина не плачет у окна

Карелию посетила всенародно любимая актриса, одна из самых обаятельных депутатов Государственной думы, член партии «Справедливая Россия» Елена Драпеко.


В Петрозаводск Елена Драпеко приезжала по депутатским делам. Сначала встретилась с карельскими избирателями (в столице республики уже несколько месяцев работает ее общественная приемная) и местным активом «Справедливой России», вместе с Ириной Петеляевой посетила шестой отдельный батальон радиотехнической бригады ПВО в поселке Пески. А затем приняла участие в совместном заседании комитетов по культуре и делам Крайнего Севера и Дальнего Востока Госдумы, где обсуждали проблемы сохранения культурного наследия северных территорий.

В этом плотном рабочем графике Елена Драпеко нашла немного времени, чтобы поговорить с нашим журналистом о жизни, политике и кино.


В кино зовут нечасто

– Елена Григорьевна, на прошлой неделе ушла из жизни Надежда Румянцева, актриса, пожертвовавшая своей карьерой ради мужа. А вы что же пожертвовали карьерой актрисы ради политики?

– Я ничем не жертвовала. Ушла из актрис на государственную службу, став министром культуры и туризма Санкт-Петербурга в конце 1991 года. Конечно, мне было в то время не до съемок. Я играла только эпизодики в фильмах «Окно в Париж», «Последнее дело Вареного». А потом развалились киностудии. Тогда на «Ленфильме» снимали всего три фильма в год. И я пошла работать в Петербургский гуманитарный университет профсоюзов. Там я была деканом кафедры культуры, преподавала в течение семи лет. Так что в политику пришла не со сцены и экрана, а с профессорской кафедры: избиралась в Государственную думу как профессор университета.

– А как же кино?

 – В кино я продолжаю сниматься, когда меня зовут. Правда, зовут нечасто. Недавно одна продюссерша сказала, что все режиссеры думают, что я не хочу сниматься. Но это не так. С удовольствием снимаюсь. Например, моя последняя работа – роль матери тринадцати детей в фильме «Я тебя обожаю» Хусейна Эркенова. До этого был «Родственный обмен» с Кристиной Орбакайте, где я играла хозяйку ночного кабака. Снималась в фильме «Свободная женщина», где я была мамой девчонки, родившей ребенка по заказу для американцев. Эти работы хорошие, но не очень заметные, не главные. А сейчас, чтобы стать известной, нужно сняться в сериале в главной роли, чтобы из серии в серию светиться. А у меня такой возможности нет.

 – А не страдаете без больших ролей в большом кино? Не хочется повторить успех Лизы Бричкиной из «А зори здесь тихие»?

 – У меня хватает других забот. И я ни о чем не жалею. Потому что если переживать, можно удавиться. Невозможно сидеть дома и смотреть на телефон: позовут – не позовут. Я занимаюсь наукой, 6 мая защищаю кандидатскую диссертацию по социологии управления. Кроме этого, у меня масса других развлечений в жизни…

– Политика – главное из них?

– Политикой занимаюсь всю жизнь. Сначала это были пионерская организация и комсомол, потом – профсоюз работников культуры, где я 10 лет занималась вопросами охраны труда в отрасли. Там-то и научилась народные боли переводить на язык государственного документа. Этим на протяжении многих лет занимаюсь в Госдуме.


Позорное место культуры

– Вы в кресле первого заместителя председателя по культуре в Госдуме уже пять лет. А культура в национальный проект не включена. Она как финансировалась по остаточному принципу, так и финансируется.

–  Недавно впервые за последние годы состоялась встреча председателя Госдумы Бориса Грызлова с ведущими деятелями культуры. Мы собрали сливки культуры: Михалкова, Калягина, Шахназарова…. Состоялся откровенный разговор. Смысл выступлений всех деятелей был в том, что культура – это не досуг. А наши руководители путают досуг и культуру. Культура – это скреп нации, это формирование духовного потенциала нации. Если нет этого потенциала, нация вырождается. Недооценивать культуру преступно. А в классификаторе экономической деятельности РФ услуги в области культуры стоят между утилизацией сточных вод и похоронными делами. Вот место, которое отведено культуре, и с которым мы никак не можем согласиться. Поэтому на съезде «Справедливой России» мы будем говорить о роли культуры как скрепа нации.

– Но говорят-то у нас много, а результат какой-нибудь будет?

 – Про национальный проект нам сказали забыть, но обещают, что культура станет приоритетным направлением, на которое увеличат финансирование. Сейчас в России появились деньги, которые должны в первую очередь пойти на увеличение заработной платы в культуре. Она сегодня ниже средней по России в два с лишним раза. Кроме того, необходимо выделить средства на сохранение материальной базы культуры. Самая большая трагедия в том, что по 131 закону все учреждения культуры ушли с федерального уровня на региональный и муниципальный. Мы столкнулись с тем, что на муниципальном уровне идет закрытие, выставление на торги и разграбление зданий детских художественных и музыкальные школ, клубов. Например, в Псковской области ужас, что творится с помещениями этих учреждений. И в Карелии, куда приехал министр культуры России, тоже наблюдаются печальные тенденции. Хотя именно здесь, на Русском Севере, сохранение культуры очень важно.


Будущее – за Справедливой Россией

– В Карелии вы не первый раз. Но раньше приезжали как представитель компартии. Сейчас вы – член «Справедливой России». А как же коммунисты?

– КПРФ уткнулась в барьер, перестала развиваться. Опасность этого заметили те, кто создавал партию, те, кто защищал ее в Конституционном суде: члены президиума и центрального комитета. В 2003 году в КПРФ произошла чистка: Зюганов избавился от всех, кого он опасался. Вся наша молодежная поросль, коммунистическая интеллигенция оказались за бортом. И мы приняли решение об объединении с левыми социалистическими движениями. Сергей Миронов стал собирателем наших мелких партий и групп.

– И вы верите в светлое будущее со «Справедливой Россией»?

– Думаю, что этот проект имеет будущее. Хотя сначала мы должны договориться между собой, что мы понимаем под словом «социальная», «социалистическая». Без этого движения вперед невозможно.


А дома ждет кошка

– Вы – депутат от Карелии в Госдуме, значит, имеете представление, с какими проблемами чаще всего сталкиваются жители республики…

– Я сама хозяйка. Хожу на рынок, по магазинам. И точно знаю, где что есть и почем. Поэтому о росте цен сужу не только по докладам и сводкам. Сейчас они подпрыгнули так, что никаких пенсий не хватит дыры в кошельке залатать. Остро чувствую, как тяжко приходится простым людям, которые едва сводят концы с концами.

А с Карелией я связана десятилетиями – приезжаю сюда регулярно, знаю болевые точки республики. Кроме того, есть системные проблемы, которые едины для всей территории Северо-запада. Например, проблема дорог.

В Карелии у меня есть своя приемная, есть три помощника, все местные депутаты. Так что любое обращение от граждан мною услышано.

– А дома у вас есть помощники?

– Сейчас дома меня встречает только кошка Сюзанна. Дочка выросла, живет отдельно. Она работает шеф-редактором на радио «Маяк». Дочка меня понимает и поддерживает во всем.

– А как же личная жизнь?

– Сейчас я не замужем. Отношусь к бывшему супругу с уважением, он ко мне тоже. К сожалению, не сложилась у нас совместная жизнь. Но я его понимаю: жить с женщиной-политиком очень трудно. Мы с мужем 17 лет вместе прожили. Пироги стряпала, стирала, рубашки гладила. Вроде не жаловался. А потом любовь прошла…

Но и в личной жизни, надеюсь, все образуется. Каждая женщина верит в это.

– Елена Григорьевна, а в чем вы находите свое счастье?

 – В служении людям. Для меня это не громкая фраза. Просто так сложилось в моей жизни. Счастье – это самореализация на пределе возможностей. Мое счастье – в активной жизни, в работе, в служении народу. Если у меня не звонит телефон и я никому не нужна, то для меня это трагедия…

Беседовала Наталья Витива

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Чтиво

15.12.2017 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?