ПОСМОТРЕТЬ
Чтиво. Частная жизнь
11:56, 14 Апреля 2009

Национальная программа режиссера Тупикова

Зрители в период кризиса отдают предпочтение комедии и в России, и в США.


Недавно в театре "Творческая мастерская" состоялась премьера спектакля "Голый король" по пьесе Евгения Шварца. Поставил современную сказку для взрослых московский режиссер Андрей Тупиков, который для петрозаводских театралов уже давно стал своим. Поставил и, обещав вернуться, уехал в родную Белокаменную. Но накануне отъезда дал нашему журналисту небольшое интервью.


Спектакль дозревает на публике

– Андрей Леонидович, очередная ваша премьера в "ТМ" получилась?

– Никогда не спрашивайте об этом режиссера – все равно он соврет. Кроме того, не бывает спектаклей, которые всем нравятся или не нравятся. Кто-то говорит, что это ерунда. Кто-то считает, что это классный спектакль. Мне кажется, что любой спектакль и этот, в частности, тем более комедия, доходит, дозревает, становится спектаклем только на зрителе. Зрители вместе с артистами – создатели спектакля. Вот начнет постановка существовать на публике, тогда станет понятно, что получилось, а что нет.


– А когда вы сидите среди публики, чувствуете настрой зрителей?

– Чувствую, но среди публики бываю редко, поскольку, как правило, смотрю свои спектакли из будки или еще откуда-то, где можно курить – я постоянно курю на таких просмотрах.


– Нервничаете?

– Вы видели футбольных тренеров, которые не могут выйти на поле во время матча? Они же, как тигры в клетке, мечутся вокруг тренерской скамейки. Примерно также себя чувствует режиссер. Ты уже не можешь остановить спектакль, выйти на сцену и подсказать актеру, что нужно сделать так, а не эдак. Постановка уже живет своей жизнью.


– А когда смотрите работы своих коллег-режиссеров, как реагируете на происходящее?

– Я стараюсь ходить только на те постановки, которые мне порекомендовали посмотреть люди, мнению и вкусу которых я доверяю. Если попадаю на плохой спектакль, я так сильно расстраиваюсь, что возникает желание начать пить и ничего не делать. Хорошая же работа наоборот прибавляет сил, раззадоривает: хочется не отставать от коллег, сделать что-то свое.


– Вы чаще ставите комедии и в России, и в США, где с 2002 года работаете с чикагским театром "Атриум", созданным русскими актерами. Вам интересен этот жанр?

– Мне нравится хорошая драматургия. Комедию же люди любят во всем мире. И в этом нет ничего удивительного. Зрители, особенно сейчас во время кризиса, придя в театр, хотят на пару часов забыть о своих проблемах. Я рад, что люди видят в том, что я делаю, повод посмеяться. В любой картинке есть несколько планов. Некоторые считывают всего один план, некоторые – три, а кое-кто – пять. Люди смеются на моих спектаклях, хотя я считаю, что некоторые мои постановки – страшные пьесы, хотя и смешные. Если зритель придет в театр, чтобы два часа посмеяться и выйти с новым энергетическим зарядом, это ничуть не хуже, чем если я заставлю его все это время думать. Хотя и думать порой неплохо.


Смешная номинация

– Недавно ваш спектакль "Марьино поле", который заставляет думать, удостоился "Онежской маски" в номинации "За жанровые поиски в освещении отечественной истории". Получая награду на церемонии, вы выглядели растерянным…

– Очень смешная номинация. Но "Маску" в этом случае получил не я, а театр за свой продукт – спектакль. Если бы эта премия была за работу постановщика, тогда было бы другое дело. А вообще меня очень удивило решение жюри. Это смешная, шитая белыми нитками история, когда и одним нужно дать премию, и другим: ну давайте придумаем новую номинацию. У меня отношение к премиям сложное. Ну, их в баню! Есть они – хорошо, нет и не надо.


– Вы участвуете в московских театральных тусовках?

– Иногда приходится. Но я не очень это люблю. Тусовка – куча народа, которая приходит себя показать. Радости от общения с такой публикой не испытываешь.


– Но Москва – это большой улей, везде куча народа. Вас, коренного москвича, это не раздражает?

– Этим мне Москва и нравится. Среди людей, которым ни до кого нет дела, я чувствую себя замечательно, свободно. Мне нравится этот безумный ритм.


– Вы немало времени проводите в Петрозаводске, но его с Москвой не сравнить…

– Петрозаводск более спокойный городок, где утром все знают, что ты делал вечером. Но мне и это нравится. Хотя жить сегодня я все-таки предпочитаю в Москве. Какое желание у меня возникнет через год-два, не знаю. Может, надумаю и в деревню перееду.


– Писать мемуары?

– Никогда. Мемуары – это самовыражение, желание наследить за счет других, как правило. Это умасливание своего эго. Посмотрите программу "Мой серебряный шар", вам все сразу станет понятно.


– Часто смотрите телевизор?

– По мере необходимости. Я эти просмотры называю так: "Врага надо знать в лицо". Кто народ дурит? СМИ, в основном, телевизионщики. Поэтому нужно знать, как это происходит, кто это делает. Нами же манипулируют и нужно знать принципы этой манипуляции. Так, нам говорят: "Вот видите – это национальная программа?" Когда миллион человек отвечают: "Видим", то миллион первый повторяет: "Я тоже вижу". А там ничего нет, ткань невидимая. И об этом мой спектакль "Голый король".

Наталья Витива
Фото Василия Петухова

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Аналитика

11.12.2017 12:03
Обществоведение
Адвокаты экс-главы Карелии и бывшего директора музея "Кижи" Андрея Нелидова подозревают, что их подопечный стал жертвой разработки спецслужб.
08.12.2017 14:53

Чтиво

07.12.2017 11:20
Личное мнение
В чем заключается мудрость принятого МОК решения об отстранении России от Олимпиады из-за допинга? Мнение Олега Реута.

Опрос

Часто ли вы летаете самолетами из Карелии?