ПОСМОТРЕТЬ
Чтиво. Личное мнение
11:13, 02 Декабря 2010

Финский язык и Карельский бренд

Армас Машин, журналист

 

В Петрозаводске моего детства говорили на двух языках – по–фински и по–русски. У нас дома было принято говорить на финском языке. Это не был язык только нашей финско–карельской семьи. В ее окружении многие говорили по–фински. Это были и финны, и карелы.

В воспоминаниях детства – дядя Яакко и дядя Ортье, нередкие гости в нашем доме. У дяди Ортье была изогнутая капитанская трубка и круглая коробочка с таким ароматным табаком! У дяди Яакко был массивный мундштук, в котором то и дело дымилась сигарета без фильтра. Им не возбранялось курить у нас дома.Взрослые говорили по–фински о каких–то своих делах, а меня увлекала трубка дяди Ортье – точно как у морского волка! Мундштук дяди Яакко тоже привлекал мое внимание.

Повзрослев, я познакомился с обладателями таких «взрослых» мундштука и трубки – Яакко Ругоевым и Ортье Степановым. Их заслуги отмечены высоким званием Народный писатель Карелии. Теперь решено, что в Петрозаводске будет памятник О. Степанову. Я. Ругоев – единственный писатель Карелии, чье произведение вошло в престижнейшую серию «Библиотека всемирной литературы».Карелы Ругоев и Степанов писали по–фински и были убеждены: финский язык и карельская самобытность неразделимы.

Финский язык объединял карелов и финнов Карелии.

Среди моих «одноклассников» по Петрозаводскому госуниверситету было немало карелов, и мы часто разговаривали по–фински. Финны и карелы хорошо понимали друг друга.

Бытование финского языка идет в Карелии со времени 1920–х годов, когда было решено, что литературный финский язык объединит бесписьменные карельские диалекты. Жизнь показала: это было верное решение Финский язык был и остался основой профессиональной национальной культуры Карелии.

Национальное возрождение карелов и вепсов началось в конце восьмидесятых. Поначалу казалось, что финский язык может и должен стать объединяющим началом для карелов, финнов и вепсов Карелии Вышло иначе.Сейчас в Карелии внедряются в общественный оборот три диалекта карельского языка, а также вепсский язык (в нем тоже свои различия).При этом общая численность карелов, финнов и вепсов едва превышает 10 процентов населения Карелии.Теперь, когда собираются вместе карелы, финны и вепсы, то все говорят по–русски. Только не надо винить ни власть, ни русских в русификаторских кознях! Языковое пространство прибалто–финнов крошится на диалектные кусочки по их же собственной воле. Вредное отрицание роли финского языка исходит от них самих. Ни власть, ни русские – тут ни при чем.

Знакомый московский журналист однажды спросил у меня, на каком национальном языке говорят здесь в Карелии. «На ливвиковском диалекте, на собственно–карельском диалекте, на людиковском диалекте…», - стал перечислять я. «Понятно: по–русски здесь говорят», - сделал вывод мой собеседник.

Скоро сорок лет со дня выхода романа Антти Тимонена «Мы карелы».Писатель–карел писал на финском языке. Русский перевод «карелов» разошелся в народной серии «Роман–газета» тиражом в полтора миллиона экземпляров. Это остается рекордом в литературе Карелии. Лучшие из написанных на финском языке произведений карельских писателей известны в нашей стране и за рубежом. Они – визитная карточка Карелии.

Писавший по–карельски поэт Владимир Брендоев подчеркивал роль финского языка в развитии и обогащении своего родного ливвиковского (олонецкого) диалекта. Владение финским языком помогло Брендоеву блестяще переводить на карельский язык стихи Есенина. Поэзия Брендоева – это литература современная сегодня. Перепевы затасканных мотивов, тиражируемые нынешними пишущими по–карельски самодеятельными литераторами, – увы, за пределами профессиональной литературы и современной тематики. На критику у них ответ простой: «Как умею, так и пишу».

Знание иностранных языков, в том числе финского языка, ценится в нашем приграничном крае, особенно среди молодежи. Язык – очевидный плюс во взаимопроникающем мире. Язык соседней, развитой европейской страны более популярен, более конкурентоспособен, чем ограниченные по числу носителей, почти бесписьменные говоры. Архаичные диалекты едва ли привлекают нынешнюю молодежь. В последние годы республиканским властям приходилось буквально призывать молодежь поступать на отделения карельского и вепсского языков в вузы Петрозаводска: абитуриентов не хватало. Отделения финского языка оставались востребованными.

Финский язык – инструмент международных контактов и сотрудничества. Сделать их действеннее, эффективнее стремится руководство Карелии.Не сомневаюсь: финский язык сохранится в Карелии. Другое дело – останется ли он общим, связующим языком карелов и финнов республики. Это зависит от них самих.

Завершается юбилейный год Республики Карелия. Чувство общности, принадлежности к Карелии объединяет людей наперекор проблемам и противоречиям. Известность и поддержку получили слова Главы Карелии Андрея Нелидова о том, что республика сохранит свою самобытность, что нам нужен свой, карельский бренд.

По–моему, бренд – это не что–то одно, а собирательная сумма особенностей и привлекательности Карелии. Культура, литература, печать и театр – часть этого бренда. А финский же язык – твердая основа профессиональной, отвечающей современности национальной культуры.

 

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Чтиво

15.12.2017 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?