ПОСМОТРЕТЬ
Чтиво. Частная жизнь
13:01, 05 Мая 2011

"Гроза" как явление

28 апреля на сцене Театра кукол играли спектакль "Гроза". По мотивам пьесы Островского. В роли Кабанихи выступила актриса Любовь Бирюкова. Других ролей в спектакле нет.

Это очень интересная театральная игра: нужно взять популярное классическое произведение и вывести на первый план историю персонажа, которого никто не помнит. Или которого не посчитали бы главным героем. Стоит поменять угол зрения и хрестоматийную историю уже не узнать. У Камы Гинкаса был спектакль "К. И.", поставленный по роману "Преступление и наказание", героиней которого была Катерина Ивановна, жена Мармеладова. У Стоппарда – "Розенкранц и Гильденстерн мертвы" – самостоятельная история двух товарищей Гамлета, посланных шпионить за принцем. У Апдайка на первый план выходит драма Гертруды и Клавдия, а Гамлет оказывается истеричным болваном, портящим всю историю. И так далее.

В спектакле Натальи Пахомовой "Гроза" есть только Кабаниха – не старая еще женщина, жизнь которой кончилась, а смерть пока не пришла. События пьесы Островского ретроспективно проходят в ее монологах. Она одинока и детей у нее больше нет: Варя куда-то исчезла, Тихон спился, а Катерина – сами знаете что. Кабаниха уже давно никакое не "темное царство", ее мучают воспоминания, придавливают грехи, и она уже ничего почти не боится. Ничего, кроме грозы. Возможно, она боится умереть без покаяния, поэтому при ней два надежных средства от удара молнии: громоотвод – из новой жизни и мелок, которым она очерчивает вокруг себя круги, – из старой. Будем считать, что спектакль – это та самая исповедь и покаяние.

Кабаниху страшно жаль, особенно в начале спектакля, когда та берет в руки недовязанную детскую кофточку и, распуская нить, говорит про то, что детей у нее нет, что раньше были, а теперь – нет. И когда она баюкает клубок, как умершее дитя – впечатляет. И если бы спектакль ставили просто, то к финалу зал проревел бы все свои платки, поскольку тема женского одиночества, и вправду, очень трогательная и берущая за душу. В спектакле Натальи Пахомовой все сантименты исчерпываются этой кофточкой.

Исповедь героини здесь откровенно театрализована. Только успеешь себе представить меру одиночества героини, запертой в черных стенах с окошками, которые открываешь, кричишь туда, а там – никого. Только настроишь себя на трагедию в духе греков, как тут же начинается действие в стиле Копперфилда: кто-то невидимый стягивает с плеч героини платок, а потом вышвыривает его обратно, из окошек то и дело появляется реквизит, с неба падает огромный сундук, в сундуке открывается второе дно, на сцену льется вода и сыплется песок и так всю дорогу. Нужно сказать, что это представление тоже очень увлекательное.

Все фантомы Кабанихи – импровизированные куклы. Детская кофточка превращается в длинную нить, нить – в паутину, опутывает сцену, героиню и сматывается в клубок. Клубок плюс фата – это Катя. Катя в спектакле – просто Катя, не Катерина даже. Когда она фальшивым голосом рассказывает про то, почему люди не летают, как птицы, становится ясно, что она – наивная дурочка и утопилась по глупости. Бутылка в спектакле – это и бутылка, и скалка, которой Кабаниха раскатывает тесто. Тесто мягкое, долго не держит форму – получается Тихон. Тихон в прямом смысле никакой. Они слабые и безвольные, а она – сильная, поэтому и страдает.

Ключ от калитки, через которую Катерина убегала к Борису, становится символом и повисает на шее героини убийственным грузом. Ни с того ни с сего на сцене появляется другой знак – восточный зонтик, опадающий в финале, как дерево осенью. Наблюдать за превращениями не скучно, но вся эта бутафория, как мне кажется, убивает пафос и, собственно, драму. Фантазия режиссера мешает мне видеть актрису, внутренние переходы ее, приводящие к отчаянному шагу в конце действия. А ведь хочется, чтобы получилась трагедия, правда!

Вообще "Грозу" ставили как бенефисный спектакль для Любови Бирюковой, очень хорошей артистки, отмечающей юбилей. И ведь это нужно свободно мыслить, чтобы для актрисы Театра кукол выбрать такой неслабый материал! Она прекрасно справляется, запуская и раскручивая этот сложный механизм. Поспевает за режиссером, а в "свободные" минуты поражает до поры скрытым потенциалом актерских возможностей.

Вместе с режиссером над спектаклем работал прекрасный коллектив: художник Елисей Шепелёв, музыканты Александр Леонов и Ольга Гайдамак. У художника, причем, это был дебютный спектакль.

Гроза – явление природы, пугающее и захватывающее одновременно. "Гроза" в Петрозаводске" – тоже явление, кого-то оно проходит стороной, а кого-то убивает наповал.

Анна Гриневич
Фото Юлии Утышевой

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Аналитика

11.12.2017 12:03
Обществоведение
Адвокаты экс-главы Карелии и бывшего директора музея "Кижи" Андрея Нелидова подозревают, что их подопечный стал жертвой разработки спецслужб.
08.12.2017 14:53

Чтиво

07.12.2017 11:20
Личное мнение
В чем заключается мудрость принятого МОК решения об отстранении России от Олимпиады из-за допинга? Мнение Олега Реута.

Опрос

Часто ли вы летаете самолетами из Карелии?