ПОСМОТРЕТЬ
Чтиво. Частная жизнь
13:57, 16 Марта 2012

Юбилей в непраздничных декорациях

У Владимира МОЙКОВСКОГО – юбилей. Поскольку заслуженный артист России и народный артист Карелии не слишком любит заниматься подсчетом наград и титулов – его интересуют другие моменты нашей быстротекущей жизни, разговор с ним получился не очень юбилейный. Что делать: какая жизнь, такие и праздники.

Похоже, снова пришло время последовать мудрому совету самого главного Ильича – сосредоточиться на нерешенных проблемах. Вот мы и сосредоточились. В конце концов, Мойковский – не только любимый артист и один из отцов-основателей «Творческой мастерской», но и гражданин своей страны. Мне он в этом качестве известен только по театральным работам и потому в жизни особенно интересен. И вот мы встретились – Артист и Зритель.

ЗРИТЕЛЬ. Как вы считаете, в каком состоянии сегодня находится наша культура? 

АКТЕР. В страдальческом. Как и в советское время, она финансируется государством по остаточному принципу. Давайте, деятели искусства, зарабатывайте сами! Это неправильно, потому что нам себя не прокормить никак.
 
У культуры миссионерская роль в обществе. Она образовывает человека, делает его интеллектуальной и нравственной личностью. Если не ошибаюсь, академик Капица утверждал: государство не сможет существовать, если не будет опираться на культуру. А государство повернулось к культуре спиной. На первом плане – погоня за деньгами, обогащение любой ценой. Посмотрите, все заполонила торговля!
 
В 1969 году после окончания театрального вуза мы с женой, артисткой Людмилой Зотовой приехали в Петрозаводск из Ленинграда и сразу полюбили этот город. Нас поразили чистота, ухоженность улиц, интеллигентность жителей и особенно – руководства. Вы помните тогдашнего главу республики Ивана Ильича Сенькина? Он безумно любил театр. Все премьеры Русского драматического они с супругой посещали обязательно. И вот он, глава, идет, а чиновники волей-неволей – следом. Да еще специально стараются попасть на глаза начальству – смотрите, и я в театре!
 
ЗРИТЕЛЬ. Да, со времен Салтыкова-Щедрина и Гоголя мало что изменилось...
 
АКТЕР. Однако внимание к театру в советские времена было очень серьёзным – он рассматривался как идеологическое оружие. Сколько пришлось из-за этого переиграть всякой ерунды! Но были и спектакли общечеловеческого значения, за которые и сейчас не стыдно.
 
Сегодня глава республики в театр не ходит. Чиновники ниже рангом, естественно, тоже не считают это обязательным. Вот назначили нового министра культуры. Она в театральном деле специалист? Нет. После назначения милая дама пришла к нам на общее собрание – знакомиться. Мы высказали много своих проблем, она все записала. С тех пор прошло два года. И хоть бы что-нибудь сдвинулось с места! Конечно, как чиновник не самого высокого ранга, она может сказать: у меня финансирования нет...
 
ЗРИТЕЛЬ. В таком случае, вопрос: а нужно ли республике такое министерство? Ведь оно наверняка обходится недешево.
 
АКТЕР. Я не очень хорошо в этом разбираюсь, но думаю, достаточно в правительстве одного-двух человек, которые получали бы из федерального бюджета деньги и распределяли между библиотеками, театрами и прочими учреждениями культуры. Большего не требуется. Цензуры нет. Для наблюдения за нравственностью и политкорректностью есть конституция и уголовный кодекс, суды, прокуратура.
 
Похоже, у нас нет государственной культурной политики – ни на федеральном, ни на местном уровне. Очень хорошо, что отремонтировали Музыкальный и Национальный театры, Театр кукол. Но ведь есть еще Русский театр. Пройдем за кулисы, и вы увидите, как мы живем.
 
Условий для артистов – никаких. Декорации держать негде, и они просто свалены за сценой. Костюмерная, швейный цех ютятся в крошечных комнатках, в гримерках – страшная теснота. Чтобы попасть в зал, зрителям приходится идти темными коридорами и закоулками, карабкаться по узким лестницам на третий этаж. И это парадный вход в театр, куда человек идет, как на праздник! И это главный русский драматический театр в российской республике!
 
Если другие театры могут сдавать помещения в аренду и зарабатывать хорошие деньги, то нам сдавать нечего. Если другие могут давать по два спектакля в неделю, и им на жизнь хватает, то мы даем по спектаклю ежедневно, кроме понедельника, и при этом едва сводим концы с концами.
 
В наш театр приходит много молодых зрителей, и это очень приятно. Хочется соответствовать ожиданиям, хочется, чтобы театр любили. И если внимание зрителя к себе мы чувствуем, то внимание власти – нет.
 
 
ЗРИТЕЛЬ. Вспомним историю вашего театра. Прошло 20 лет, а я все не могу забыть тот поразительный первый спектакль «Завтра была война». Вы играли тогда без сцены, актеры с залом – одно целое. В какой-то степени эта камерность сохраняется и сегодня – сцена в «ТМ» очень близка к залу…
 
АКТЕР. И очень хорошо! Потому что любой драматический спектакль, который хочет достучаться до души человека, должен играться в небольшом зале. Тогда вы можете видеть мое лицо, между нами возникает контакт, энергетический обмен.
 
Для русского театра всегда было важно проникновение в душу зрителя. Для нас идеальный вариант – иметь зал на 250 мест и сохранить сегодняшний на 120 – как «малую сцену» для показа экспериментальных работ.
 
ЗРИТЕЛЬ. Например, таких, как спектакль «Королева красоты» по пьесе М. Мак-Донаха, который с успехом идет уже несколько сезонов.
 
АКТЕР. Успех «Королевы» обусловлен, во-первых, хорошими актерами, а во-вторых и в-главных, – участием режиссера-постановщика Бориса Цейтлина, который сейчас ставит у нас два спектакля. В апреле петрозаводчане увидят «Дульсинею Тобосскую» по известной пьесе А. Володина. Одновременно театр работает над современной пьесой «Па-де-де», состоящей из двух новелл. Ее автор – Т. Москвина.
 
Театр очень дорожит своими отношениями с Б. Цейтлиным. Это опытный, именитый режиссер и совершенно неординарный человек. У него нестандартный взгляд на все, свой подход к драматургическому материалу и репетиционному процессу.
 
ЗРИТЕЛЬ. Вы много лет проработали с режиссером Иваном Петровым. Чему научились у него?
 
АКТЕР. Иван Петрович – талантливейший человек, представитель школы русского психологического театра. Он – мастер глубокой разработки характеров. С ним было очень интересно работать.
 
ЗРИТЕЛЬ. По приезде в Петрозаводсквы уже не застали его знаменитых спектаклей «Смерть Тарелкина», «Трехгрошовая опера»?
 
АКТЕР. Из-за них-то мы с женой здесь и оказались! В Петрозаводске жил мой любимый дядька, к которому я с радостью приезжал на каникулы из Ленинграда. Еще в школе решив стать актером, я в первый же день в Петрозаводске отправился в театр. И потом ходил туда каждый день. Оперетту, драму – все смотрел. А каким интересным был Финский театр! Помню, чтобы увидеть «Четвертый позвонок» по роману Мартти Ларни, зрители приезжали из Москвы.
 
Иван Петров был тогда главным режиссером Русского драматического. После института – только к Петрову! Мы даже не стали показываться ни в одном из ленинградских театров – сразу приехали сюда. И остались здесь навсегда, о чем нисколько не жалею. Хотя разные времена были…
 
ЗРИТЕЛЬ. Понятно. Не зря же группа ведущих артистов Русского драматического, и вы в том числе, однажды ушла из театра и отправилась в «автономное плавание». И ведь город от этого только выиграл. Теперь мы имеем «Творческую мастерскую», которая давно уже стала Театром мастеров...
 
АКТЕР. …и которой очень непросто живется. На днях увидел по пятому каналу телемост Москва-Петербург. Был там представитель министерства по труду, который непрерывно сыпал цифрами. Чиновник уверял, что зарплата у бюджетников растет и все прекрасно. А люди звонят в студию и рассказывают про медсестер, которые получают по пять тысяч, про учителей, у которых зарплата 6-7 тысяч в месяц. Как можно прожить на эти деньги?
 
Чиновник говорит: раз не устраивает эта работа, ищите другую, которая лучше оплачивается! Ему пытаются объяснить положение вещей. В столицах, где много театров, есть киностудии, у актеров больше шансов заработать, да и зарплаты в столицах чуть больше. А где заработать в провинции? В советское время нам тоже платили крохи, но у театра была возможность пригласить молодого артиста, дать ему квартиру. Теперь мы не имеем ничего. А молодежь надо приглашать. Без нее театр умирает!
 
К счастью, при Петрозаводской консерватории уже несколько лет существует актерский факультет, труппа пополнилась талантливой молодежью. Почему это стало возможно? Потому что все бывшие студенты консерваторского курса – местные, им есть, где жить.
 
ЗРИТЕЛЬ. А разве театр не зарабатывает на билетах?
 
 
АКТЕР. Самый дорогой билет у нас – 500 рублей. Предположим, раз в месяц молодому человеку родители могут выделить такую сумму. Если же поднять цену до тысячи, к нам просто не будут ходить – при всей любви к искусству.
 
ЗРИТЕЛЬ. В прежние времена театр бывал на гастролях, выезжал в районы Карелии и за пределы республики…
 
АКТЕР. Гастроли теперь – дорогое удовольствие. А когда-то да, ездили по всей республике, от Олонца до Чупы. Как нас встречали в Колежме, беломорском селе! Клубом там заведовал заслуженный работник культуры. И это было действительно культурное село – благодаря одному человеку! Ездили и на «большие» гастроли – в другие города. Сдавали своего рода экзамен: как примет публика наши спектакли? Будет ли такой же успех?
 
«ТМ» несколько раз побывал на гастролях – в том числе, в Москве, Санкт-Петербурге. А потом оказалось, финансово не потянуть…Конечно, мы бы с радостью отправились куда-нибудь. Гастрольные поездки очень полезны для творческого развития театра.
 
ЗРИТЕЛЬ. Пожалуйста, несколько словотворчестве. Вам всегда удаютсясложные, противоречивые характеры. За подобную роль в «Очень простой истории» вы отмечены «Онежской маской». Из наиболее ярких характеров вспоминается Федор Карамазов в «Чисто российском убийстве». При всех своих отталкивающих качествах, он не лишен даже какого-то обаяния! Как вам это удалось?
 
АКТЕР. Внимательно читал Достоевского. У него Феденька – «странный тип человека не только дрянного и развратного, но вместе с тем и бестолкового». «Страстный» – и одновременно «злой шут»! Вот эти последние слова и стали для меня ключевыми. Еще Достоевский пишет, что он любил играть, представляться, а это ведь неплохо – артист, фантазер! Где-то о нем даже сказано: «наивный»! Нет, такого человека нельзя рисовать одной краской.
 
ЗРИТЕЛЬ. Подумалось: а почему бы театру не инсценировать роман Достоевского целиком? Ведь центральный персонаж уже готов, есть и его убийца – Смердяков, блестяще сыгранный Дмитрием Максимовым...
 
А можно личный вопрос? Какие стихи вы любите? Спрашиваю потому, что услышала, как в спектакле «День человеческий» вы потрясающе читали Маяковского. Подумала: почему Мойковский не дает сольных концертов? Вам не приходило желание что-то сделать самому, без партнеров?
 
АКТЕР. Страшусь. Это очень ответственно. Передо мной недосягаемые примеры Сергея Юрского, Михаила Козакова. Прекрасно читал стихи Олег Белонучкин. Он много их знал, особенно Гумилева и других поэтов «серебряного века».
 
А что до моих вкусов, то когда-то был сильно увлечен Вознесенским, Евтушенко. Поразили последние стихи Роберта Рождественского. Как и миллионы наших людей, он в конце жизни чувствовал себя обманутым, надломленным...
 
ЗРИТЕЛЬ. Возможно, кому-то покажется, что наш неюбилейный разговор обращен в прошлое. Нет, он обращен в будущее, до которого непременно нужно дожить. И, может быть, в этом не очень далеком будущем состоится разговор о вещах более радостных. А я, наконец, увижу афишу: «Мойковский читает Маяковского». Или Вознесенского. Или вообще прозу. Но пусть это будет. Можно?
 
Интервью вела Людмила Кузнецова

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Аналитика

Сегодня 12:03
Обществоведение
Адвокаты экс-главы Карелии и бывшего директора музея "Кижи" Андрея Нелидова подозревают, что их подопечный стал жертвой разработки спецслужб.
08.12.2017 14:53

Чтиво

07.12.2017 11:20
Личное мнение
В чем заключается мудрость принятого МОК решения об отстранении России от Олимпиады из-за допинга? Мнение Олега Реута.

Опрос

Часто ли вы летаете самолетами из Карелии?